Малокомплектная совесть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Профессор Уральского госуниверситета объявляет голодовку. Это – протест против мэрии Екатеринбурга

1251791481-0.jpg Администрация Екатеринбурга вот-вот окажется в эпицентре еще одного скандала. Профессор Уральского госуниверситета Дмитрий Стровский готов через несколько дней объявить голодовку, если мэрия не пересмотрит своего решения о закрытии нескольких школ. В одной из них учится ребенок Стровского.

Голодающий профессор – это такое необычное для нынешней России проявление гражданского мужества, что вряд ли СМИ обойдут его вниманием. А значит, у профессора и десятков родителей все же есть шанс добиться справедливости. Они уверены, что школы закрывают лишь для того, чтобы разместить на их месте коммерческие объекты.

Дмитрий Стровский, профессор УрГУ, решил бороться с чиновничьей системой. Весной 2009 года управление образования Екатеринбурга приняло решение о закрытии семи так называемых «малокомплектных школ» — тех, где обучается по 150-200 детей. В одной из этих школ, в 199-й на ВИЗе (Заводская, 44а, угол с Крауля) в седьмом классе учится ребенок профессора Стровского – Никита. Большинство родителей, вздохнув, согласились с решением мэрии о ликвидации школ и занялись переводом детей в другие учебные заведения. Но несколько десятков семей – и семья Стровских в числе первых – возмутились и отказались соглашаться с закрытием школы. «Детей переведут либо в переполненные классы, либо к черту на кулички. Это решение принималось без обсуждения, единолично, и я считаю его незаконным», — говорит Стровский.

Дмитрий Стровский – фигура заметная не только в самом Екатеринбурге. Он возглавляет отделение международной журналистики факультета журналистики УрГУ, много ездит по миру, с его работой знакомы за рубежом. Наверное, у человека в таком статусе есть возможность позвонить куда-нибудь и договориться «по-свойски» о том, чтобы ребенка устроили в хорошую школу взамен закрытой. Но Стровский не захотел этого делать: «Я сам работаю в системе образования и вижу, как чиновничья братия словно катком давит все вокруг себя. С этим нужно как-то бороться».

Официальная причина закрытия школ – нерациональность использования бюджетных средств: содержать такие школы якобы гораздо дороже обычных. Не все родители в это верят. Некоторые считают, что администрация Екатеринбурга просто освобождает удобные площадки под строительство коммерческих объектов. Хороший пример – судьба школы №5 в самом центре Екатеринбурга, которую снесли и не восстановили. Жители окрестных домов говорят, что на ее месте появится новый торговый центр.

Страдают не только родители, но и педагоги. Директор школы №199 Валентина Обросова рассказывает, что работу потеряют около 50 человек. «Часть из них уже уволена, часть находится в отпусках, из которых не выйдет. А коллектив у нас был хороший, мы работали вместе 16 лет», — говорит директор. Она тоже не верит, что школу закрывают из-за дороговизны обучения. «[Начальник управления образования Екатеринбурга] г-жа Умникова мне говорит: в вашей школе обучение ребенка стоит 48 тысяч рублей в год. Но это не так, мы сами подсчитывали: менее 30 тысяч. Не дороже, чем в обычных школах! Я прошу ее показать нам расчеты, но она их не дает», — возмущена Валентина Обросова.

Когда два десятка родителей отказались забирать документы своих детей, управление образования начало беспрецедентное давление на семьи. «Обзванивали домашние телефоны и грозили лишить родительских прав тех, кто не забрал документы», — рассказывает Дмитрий Стровский. В его случае Евгения Умникова лично позвонила в ректорат УрГУ и просила воздействовать на непокорного профессора. Но УрГУ не входит в систему образования Екатеринбурга, и просьба г-жи Умниковой оказалась безрезультатной.

1 сентября оставшиеся ученики и учителя собираются выйти к школе на «линейку». Туда же должны приехать выпускники прошлых лет. Однако мэрия Екатеринбурга настроена воинственно: накануне родителей предупредили, что такое собрание будет приравнено к несанкционированному митингу, и против нарушителей может выступить милиция. Вряд ли кто-то всерьез пойдет на такой непопулярный шаг, но вектор мыслей чиновников управления образования понятен.

Конечно, родители и педагоги обращались в суды, и арбитраж даже встал на сторону обиженных чиновниками людей – 25 августа 17-й арбитражный апелляционный суд приостановил действие постановления о ликвидации школы. Однако ситуации это не поменяло – на деле учебное заведение все равно закрывают. В суде юрист администрации Екатеринбурга, к слову, вела себя весьма эффектно: во время слушаний принялась громко говорить по мобильному телефону, игнорируя просьбы судьи положить трубку. Когда разговор подошел к концу, юрист сообщила, что не могла прервать разговор, так как ей звонил лично мэр города Аркадий Чернецкий. Милый способ продемонстрировать наличие административного ресурса.

Профессор Дмитрий Стровский решил прибегнуть к крайнему методу гражданской борьбы – голодовке. «Если 1 сентября нам не разрешат проводить линейку, то я разошлю телеграммы президенту РФ и министру образования РФ о том, что со 2 сентября начинаю голодать. В школе мне голодать не дадут, поэтому, скорее всего, голодовка будет проходить на моем рабочем месте, на факультете журналистики», — говорит Стровский.

Не уверен до конца, но, по-моему, голодающих профессоров в нашей стране еще не было. Дмитрий Стровский считает, что иного способа привлечь внимание к нарушению прав детей у него нет. «Нарушены четыре статьи Конституции. Это не мое личное дело как родителя, это дело всего общества», — объясняет профессор.

Мэрия Екатеринбурга: «Закрывать школы было единственно верным решением»

В администрации Екатеринбурга знают про гражданский протест Стровского и считают его неконструктивным. Пресс-секретарь главы города Константин Пудов в беседе с корреспондентом «URA.Ru» рассказал, что закрытие школ – не прихоть мэрии, а следствие действия федеральной программы комплексной модернизации образования. В рамках это программы федеральные органы оценивали эффективность работы системы образования города Екатеринбурга и вынесли рекомендацию о закрытии малокомплектных школ. «Если бы мы этого не сделали, нас бы поправили надзорные органы, прокуратура», — объясняет Пудов.

В мэрии говорят, что проблема не глобальна: в малокомплектных школах учится всего 0,3% школьников. При этом сейчас школы Екатеринбурга располагают 15 тысячами свободных мест: устроить можно всех детей. Постоянно открываются новые школы и модернизируются старые, говорит Пудов.

«Если сохранять малокомплектные школы, то новая система подушевого финансирования сократит их бюджеты 3 – 3,5 раза, — отмечает пресс-секретарь мэрии. – И если раньше родители таких «элитных» школ доплачивали по 5-6 тысяч в месяц, то тут им пришлось бы доплачивать по 25-26 тысяч. И я бы посмотрел на того же Стровского в этой ситуации». Пудов также опровергает информацию о том, что на месте школ появятся коммерческие объекты («Этого точно не будет») и призывает родителей «не скатываться в митинги и тому подобное».

Профессор Дмитрий Стровский в доводы администрации не верит и считает, что нужно защищать интересы меньшинства. Тем более – детей и педагогов. Поэтому от голодовки он отказываться не собирается.

Оригинал материала

«URA.ru» от origindate::31.08.09