Манипулирование, лживость

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

1. Крайняя склонность к манипулированию окружающими , лживость

Олег Игнатенко, бывший начальник Главного Управления Службы Контроля Президента Республики Беларусь:

“Вот вы обратите внимание, что практически все правоохранительные органы, которые подчинены руководителю государства - Александру Григорьевичу - работают на собирание компромата на своих оппонентов. Для того, чтобы ими можно было управлять. Более того, они собирают компромат на тех, кто окружает его - для того, чтобы можно было тоже как марионетками управлять этими людьми. Чтобы они безропотно подчинялись его воле. Другими методами, законными, он управлять людьми не может, кроме силовых, запугивания и постоянного вот такого дамоклова меча, который висит над этими людьми. Свое окружение Президент ориентирует так: если не мы управимся с ситуацией, то нас всех уничтожат, нас уберут. Вот последнее его заявление перед вертикалью...Это взаимное подогревание идет. Вот и наши руководители приходили... Т.е., он им полностью развязывает руки. Говорит: “Делайте, что хотите, но чтобы удержаться у власти. Если мы не удержимся, то нам всем будет конец.” Вот это формула основная, которой он пытается убедить свое окружение - что мы все связаны одной веревочкой, и будем все отвечать.” (10)

Здесь и далее выделения в цитатах мои (АВТОР).

В данной характеристике кроме манипулирования, как основного стиля работы Л. как с подчиненными, так и с оппонентами, для чего собственно и необходимо собирание компромата, явственно прослеживается восприятие ситуации как враждебной, а будущего - как угрожающего. Власть и её удержание воспринимаются как основная цель и ценность нахождения у власти. С диагностической точки зрения важно подчеркнуть, что манипулирование носит сознательный характер. Суть психопатической психологии удачно схвачена диагностическим критерием Бурстена, согласно которому организующий принцип психопатической личности состоит в том, чтобы, так сказать, ”сделать” всех или сознательно манипулировать другими.

Ольга Павлова, соседка Л., активистка его предвыборного штаба:

“Софья Михайловна Жуковская сказала: “Его тут знают как облупленного!” — и махнула рукой, давая понять, что объект не стоит обсуждения. А фотокор Василий Жуков подхватил тему: “Говорить он умеет, пудрит мозги Сашка хорошо. Даже лучше, чем секретари райкома “ (25)

Ольга Павлова:

“На одном из заседаний Верховного Совета было принято решение: депутаты не имеют права владеть землёй. Кто-то из депутатов обвинил Лукашенко в том, что он вопреки закону землёй владеет. А Лукашенко поправил: мол, опоздали, от земли я давно отказался. Этот инцидент услышал по радио Гордеев, районный землеуправ. И усомнился в словах депутата Лукашенко. Однако решил, что такой большой человек так искренне врать не будет. Гордеев пересмотрел все деловые бумаги, перекопал горы стенограмм райкомовских заседаний, но заявления от Лукашенко про отказ от земли не нашёл. Гордеев долго колебался, а потом отыскал по телефону Александра Григорьевича в Минске, деликатно попросил оформить письменно отказ от земли. На что Лукашенко ответил: “Знаешь, я не собираюсь от неё отказываться. Мои сыновья растут, уже самостоятельно могут землю обрабатывать, деньги мозолями зарабатывать”. Гордеев был обескуражен: “Как вас понимать, Александр Григорьевич? В микрофон на всю республику — одно, а мне — совсем другое. Где же ваша совесть?” Лукашенко рассмеялся в трубку: “Где, Саша, была совесть, там вырос хрен!” (24, стр.53)

“Не знаю точно, когда я начала его чувствовать. Скорее всего это итог наших более тесных отношений, которые установились с течением времени. И почувствовала я в Александре Григорьевиче лживость.

Суббота. Вышла из дому и отправилась в сторону редакции. Неподалёку, метрах в двухстах, — дом Лукашенко. Возле него — правительственная “Волга”, на которой теперь ездит депутат Лукашенко. Значит, хозяин дома. Я прибавила шаг. Александр Григорьевич приехал в редакцию минут на двадцать позже. На своей правительственной “Волге”. Расстёгивая молнию синего спортивного костюма, сказал:

— Фу, заморился. Приехал в редакцию прямо с поля...” (там же, стр.63)

“Помчалась к Надежде Андреевне Ермаковой, заведующей райфинотделом. К счастью, она была в кабинете одна, что редко бывало. Выслушав из моих уст презумпцию невиновности Лукашенко, она зашлась от смеха. Через несколько минут, вытерев платком слезы, спросила: неужели вы верите этому человеку? Если он такой ангелочек, то куда подевались с совхозного двора машины, трактора,. Которые он с помощью депутатства “пробил” для “Городца”? Лично я знаю про новенький “Беларусь”, который Лукашенко по чисто символической цене отдал, просто подарил отцу Ларисы Маськовой. Могу назвать и еще несколько адресов. А тот ЗИЛ с прицепом, про который вы писали, куда подевался, а? А на что пошли деньги, которые были перечислены в совхоз “Городец” для строительства поселка для переселенцев из Чернобыльской зоны? Ай, есть што сказать, да некому слушать, - на полном серьезе закончила Н.А.Ермакова,, и, махнув рукой, тяжело вздохнула.” ( там же, стр.104-105).

Лживость является “инструментом”, обеспечивающим манипуляции. Примеров лживости Л. существует множество , самые циничные относятся к судьбам пропавших в период его правления Ю.Захаренко, В.Гончара, А.Красовского и Д.Завадского.

Беттина Зенглинг, немецкий журнал “Штерн”:

"На президентских выборах в 1994 году реакция людей на него была просто невероятной, -- рассказывает один из членов предвыборной кампании Лукашенко Александр Федута. -- После его выступлений все хотели коснуться его руки, протягивали ему детей, чтобы он дотронулся до них. Люди смотрели на него как на божество".(9)

В данном случае мы видим описание результата вполне успешного манипулирования населением целой страны (РБ), истории такие примеры известны (Германия 30-х, СССР 30-40-х ), и удавались подобные манипуляции, наверное, наиболее изученным в психиатрии психопатическим личностям -А.Гитлеру и И.Сталину. В основе успеха подобных манипуляций с целыми народами с одной стороны - психопатическая личность лидера, а с другой - со стороны населения - механизмы, которые психоаналитики называют примитивной идеализацией и проективной идентификацией. Однако рано или поздно наступает обесценивание в массовом сознании той личности, которая ранее была идеализирована. По отношению к Л. у человека, имевшего возможность общаться с ним более тесно, чем большинство населения, данный процесс идёт быстрее. В качестве иллюстрации - следующая цитата:

Юрий Захаренко, бывший министр внутренних дел РБ:

Вы знаете, он меня подкупил, он меня подкупил своей, вот, искренностью при общении. Вот эта искренность сейчас и вводит в заблуждение людей. Вот я сейчас, когда узнал, что собой представляет Александр Григорьевич, я понял, что сама форма его и содержание - это совершенно противоположные понятия. Та искренность его, которая она на экране, не соответствует внутреннему содержанию зачастую. Вот это противоречие.

- Он сам это осознает?

Я думаю, он в меньшей мере об этом задумывается, потому что он упоен этой властью, он упоен желанием взять абсолютную власть, и при том, я даже пришел к убеждению, что методы здесь и средства безразборны” (8).

И опять указание на стремление к власти ради власти. К власти, как основной ценности для личности Л.: “Власть валяется в грязи! Приказы не исполняются, все разваливается. Мы поднимем власть из грязи, мы добьемся исполнения принятых решений!” ( О правлении премьер-министра Беларуси Вячеслава Кебича). “Скажите, сколько еще мы будем барахтаться в хаосе и безвластии? Народу нужна власть. Людям нужен порядок!” (Выступление Президента Беларуси в Бресте на митинге в поддержку референдума (45, стр.121).

Люди, имеющие возможность общаться с Л. более длительно, находясь в личном контакте, в неформальной обстановке, а ещё лучше в напряжённой, когда личность раскрывается более полно (как например в период проведения президентских выборов 1994г ), - должны значительно быстрее и полнее осознавать, что именно представляет из себя Л.

А с точки зрения психопатической личности склада Л., люди воспринимающие её реально, крайне опасны по следующим причинам:

1. Личности подобного типа, как правило, страдают от сильнейшего страха, усиленно скрываемого, подавляемого, однако практически постоянно присутствующего. В данном случае за это говорит следующее:

а)беспрерывно увеличивающаяся служба охраны Президента, регулярное ”перетусовывание” руководителей силовых служб, одним из основных критериев при подборе которых является личная преданность и готовность исполнить любой приказ (при представлении В.Наумова в МВД в сентябре 2000 года Л.: “Это мое решение, я направляю туда абсолютно надежного человека, я хочу, чтобы вы это тоже представляли: это человек президента!”, (63)),

б) достаточно четко заметна реакция страха у Л. на события origindate::17.10.1999г, после которых он в течении 10 дней нигде не появлялся. Исключением является участие в церемонии принятия верительных грамот у посла Афганистана (при этом на видеозаписи видна застывшая напряженная мимика, поперечные складки над внутренним углом бровей, заострённые более обычных черты лица, несколько пастозная и цианотичная кожа нижних век, мышечное напряжение по всему телу, что проявляется в осанке и движениях), грамоты принял от посла не в свои руки, а через посредника (в отличии от обычной своей манеры), перенес сроки визита в Госдуму РФ.

2. Обнаруживая собственную несостоятельность в том или ином вопросе, параноидные личности пугаются недоброжелательности со стороны других людей (это и является одним из мотивов к постоянной борьбе).

3. В процессе “борьбы” подобная личность по механизму проекции наделяет своих “врагов” собственными качествами, манерами, паттернами поведения, мышления, ценностями и т.д. Именно поэтому лучшая характеристика Л. написана им самим в его высказываниях на тему оппозиции и Запада. Таким образом, всю жизнь личности подобного типа испытывают чувство ужаса в ожидании того, что другие люди узнают истинный склад их личности, будут шокированы и попытаются наказать их. В данном аспекте “вымывание” почти всей первой команды Л. из власти, а также исчезновение ряда её членов (Захаренко, Гончар, Завадский), совершенно закономерно.

А это уже про те методики, которые используются для манипулирования.

Ольга Павлова:

“Меня интриговал Лукашенко своей манерой вести дискуссию: он подавал какую-нибудь реплику и замолкал на какой-то момент, внимательно отслеживая реакцию собеседника или слушателей. И когда она была. Как говорится, в унисон с его мыслями, раскручивал пружину дискуссии дальше - и тоже сначала осторожно. Ну. А потом, когда аудитория попадала под контроль, Александр Григорьевич давал полную силу своим ораторским способностям. Мощный голос выступающего завершал задуманное: слабые выкрики несогласных просто заглушались. (24, стр.10)

Почти час нервничал зал: опаздывал “самый-самый”. <...> И когда температура в зале, поднятая энергией сотен людей, готова была подскочить до опасного для свободного вздоха уровня, в зал вошел он... В новым костюме чуть ли не от Кардена, в белоснежной сорочке и при галстуке, быстрым шагом направился прямо в президиум.” (Там же, стр.16)

Александр Григорьевич часто показывал, что его преследуют власти. Не гнушался и сам смоделировать какую-нибудь конфликтную ситуацию. Как было, например, с раенной газетой “Ударный фронт”.(...) Пришел день, когда нужно было верстать эту газету. Уже были отпечатаны на печатной машинке все программы, вычитаны и завизированы редактором, ответственный секретарь сделал макет, где оставил одно белое пятно: от Лукашенко не поступило никаких материалов, кроме фотоснимка. (Это сделал для всех кандидатов фотокорреспондент райгазеты А.Белясов). Редактор не на шутку испугался, потому что получил приказ поместить материал всех кандидатов в один номер. Начал звонить в райком партии. Там отреагировали мгновенно: послали на поиски машину с сотрудником, параллельно разыскивая Александра Лукашенко по телефонным номерам. Напрасно. Как сквозь землю провалился и его помощник. И когда все попытки найти внезапно пропавшего кандидата окончились безрезультатно, большинство из “поисковиков”, думаю, были удовлетворены: наконец появилась возможность дать этому болботуну щелчок по носу. И дали - выделили меньше всего места в газете. На следующий день читатели были шокированы:

- Снова Лукашенко унизить захотелось бюрократам этим. Смотри, сколько всем места отвели, а его, бедного, мало что в конце поставили, так и строк напечатали с гулькин нос. Действительно, наверное, преследуют человека. За правду его.” (Там же, стр.42)

О знаменитом антикоррупционном докладе:

Олег Игнатенко:

“У него не было никаких серьезных материалов. Депутаты Верховного Совета прошлого созыва уже знали, что это полный обвал. Я за 10 минут до его выступления принес ему тезисы выступления, и вместе с приложением документов, подтверждающих эти тезисы. И когда он начал зачитывать, и не назвал некоторые фамилии, то я понял: он оставил у себя в запаснике эти фамилии для того, чтобы потом этими людьми управлять. И я понял тогда, насколько это опасный человек. Т.е. эти факты, эти фамилии ему нужны были на перспективу, чтобы дергать потом впоследствии за ниточки и управлять ситуацией.” (10).

Всё тот же стандартный набор манипулятивных приёмов: сбор компромата с целью последующего шантажа, работа с эмоциями населения, запугивание, выстраивание своего харизматического имиджа, т.е. имиджа, построенного не на рациональном восприятии, не на реальных достижениях, а исключительно на иррациональном, эмоциональном взаимодействии с народом, превращенном в массу. Феномен, лучше всего описанный Карлом Ясперсом в его труде “Общая психопатология”:

“Психология масс”.

Психические эпидемии <...> представляют собой выразительную иллюстрацию “заразности” бессознательно распространяемых психических установок. То же происходит и с такими массовыми явлениями, как верования, общепринятые формы поведения и действия, “общественное мнение”.

Здесь мы вплотную приближаемся к границе, за которой начинается болезнь, обусловленная снятием торможений, утратой критики, нивелировкой душевных проявлений - факторами, под действием которых индивид становится пассивным орудием внеличностных сил, равно способным на преступления и героизм, он готов делить с другими их иллюзии и галлюцинации и в то же время выказывает совершенно непостижимую слепоту. Масса не мыслит и не наделена волей, она живет образами и страстями. <...>

Могущество массы, будучи использовано как средство, грозит выйти из-под контроля и поглотить того, кто вызвал его к жизни - если только это не гипнотизер, полностью контролирующий средства внушения и выказывающий непоколебимое присутствие духа. <...> Переживания человека, ставшего частью массы, - это переживания, так сказать, с точки зрения “мы все”, но не “Я”. <...>

Масса склоняется к так называемым массовым психозам, неумеренной возбужденности и актам насилия (грабежам, убийствам, а также панике). Оказавшись частью массы, человек чувствует, ведет себя и действует совершено не так, как это ему было свойственно, пока он был самим собой и придерживался определенных историко-культурных традиций. Теперь это автомат, лишенный воли, но наделенный сознанием бесконечно возросшего могущества.” (44, стр. 882).

“Среди исследователей утвердилось мнение, что такие эпидемии, пусть и в значительно меньших масштабах, случаются и сегодня. Они пресекаются в зародыше и не получают распространения потому, что не имеют поддержки в виде соответствующим образом ориентированных ожиданий, а также в виде преданной веры или суеверного страха больших масс людей.” (речь идёт о Европе после окончания второй мировой войны - АВТ.) <...>

“Можно предположить, что присущие некоторым историческим эпохам типы переживаний и религиозные воззрения, обусловливая специфику некоторых влечений и целей, запускают в движение механизмы, которые иначе так и оставались бы в латентном состоянии. В итоге механизмы, о которых идет речь, становятся действенным инструментом на службе определенных культурных групп; при других же обстоятельствах они оценивались бы не иначе, как болезненные и спорадические феномены.” (Там же, стр.880).

Коротко говоря: по мнению практически всех исследователей, наибольшее распространение массовые психические феномены приобретают в периоды смен формаций и серьезных социальных потрясений, т. к. именно в эти моменты массы, в силу ряда причин, наиболее подвержены влияниям психопатологических личностей.

“Большая часть белорусского электората чувствует себя заранее обманутой, ограбленной, нуждающейся в защите. Она не доверяет никому, но хочет поверить хотя бы кому-то.” ( Александр Федута, 34, стр.266). “Те, кого Лукашенко сегодня называет “простыми людьми”, голосовали тогда за него. И чем “проще” были избиратели, тем охотнее они отдавали ему свои голоса. Потому что видели в нем - “своего”. (Там же, стр.264). “В годы социальных катаклизмов учащается выявление психопатий и, связанных с ними отчасти, криминальных действий. Т.е. психопатия является как бы лакмусовой бумажкой, показывающей реальное состояние общества.” (6, стр.235).

Многократно озвученное Л. утверждение о том, что он был тем единственным депутатом ВС РБ который голосовал против Беловежских соглашений, опровергается стенограммами заседаний ВС РБ 12-го созыва. Практически вся деятельность Л. изобилует примерами лжи и манипулирования. Наиболее яркими примерами являются проведенные Л. референдумы (манипуляция как мнением целого народа, так и их результатами), а также построение и проведение избирательной кампании по выборам первого Президента РБ.