Маркова vs Матвиенко: дебаты в прямом эфире

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 Оригинал этого материала
  2003.newsru.com, origindate::02.10.2003, Фото: "НГ"

Маркова vs Матвиенко: дебаты в прямом эфире

Стенограмма дебатов "Маркова-Матвиенко", 1-й раунд

Converted 15970.jpg

Converted 15971.jpg

В студии - кандидаты в губернаторы Санкт-Петербурга Анна Борисовна Маркова и Валентина Ивановна Матвиенко, ведущий ТРК-Петербург Сергей Шелин и заместитель председателя Городской избирательной комиссии Дмитрий Краснянский. Сергей Шелин представляет присутствующих в студии. Дмитрий Краснянский: Санкт-Петербургской Городской избирательной комиссией принято решение об утверждении регламента проведения телевизионных и радиодебатов между кандидатами на должность губернатора Санкт-Петербурга в соответствии с которым дебаты проводятся следующим образом: сегодня у нас вечер взаимных вопросов и ответов; на вопрос кандидату предоставляется 30 секунд эфирного времени, на ответ - 3 минуты; после чего ответивший на вопрос кандидат вправе задать встречный вопрос другому кандидату. И я прошу ведущего начать сегодняшнее мероприятие.

Шелин: Согласно проведенной жеребьевке, первый вопрос за вами, Анна Борисовна.

Маркова: Добрый вечер, уважаемые горожане. И я сразу хотела бы обратиться к Дмитрию Валерьевичу (Краснянскому). Дмитрий Валерьевич, вы понимаете, что ваш регламент не соответствует Закону о выборах? Дорогие горожане, избирком делает все возможное, чтобы интересные дебаты просто загубить. И превратить живой диалог в механический обмен репликами, заранее подготовленными. Поэтому я предлагаю другой вариант. Вот у меня тут с собой шахматные часы (вынимает часы из сумки и ставит на стол). Валентина Ивановна, здесь полчаса ваших, полчаса моих. Если кнопка поднята - это мое время, и я говорю, как только я заканчиваю...

Краснянский: Уважаемая Анна Борисовна, прошу соблюдать вас установленный регламент. Он принят...

Маркова: Это нарушение закона, понимаете? Нет такого в Законе, не прописано такого регламента! Валентина Ивановна, если нам с вами нечего скрывать, и мы хотим с вами свободно побеседовать перед зрителями... Ну я не хочу вам отвечать три минуты, у меня остается время.

Шелин: Анна Борисовна! Анна Борисовна!!!

Маркова: Вы нарушаете сейчас закон. Нарушаете его специально. Делаете все, чтобы эти дебаты были неинтересны для зрителей.

Шелин: Анна Борисовна! Анна Борисовна, позвольте вмешаться ведущему дебатов. Передо мной лежит документ - приложение N 1 к решению Санкт-Петербургской избирательной комиссии. Этот документ является обязательным для телерадиокомпании, которая организует эти дебаты. Поэтому прошу приступить к дебатам, прошу задать вопрос Валентине Ивановне.

Маркова: То есть мы нарушаем закон. И действуем по принципу: и нельзя налево, и нельзя направо, можно только прямо...

Краснянский: Кроме того, хочу сказать, что когда принималось это решение Санкт-Петербургской избирательной комиссией, это решение поддержала в том числе и Галина Анатольевна Волина, член комиссии с совещательным голосом, назначенная Анной Борисовной Марковой. Я прошу здесь не устраивать скандал и каких-либо провокаций, я прошу соблюдать регламент и, наконец, начать дебаты. Если все-таки вам есть что сказать другому кандидату.

Маркова: Если вы считаете ваши нарушения закона - это, как вы говорите, "некое нарушение", ну что ж - ваше право. Но я буду считать свое время сама. (нажимает на кнопочку принесенных в студию часов). Уважаемая Валентина Ивановна! Мой первый вопрос. В 2000 году вас поддержало 12% жителей нашего города. И вы сошли с дистанции. Я считаю, что это был очень правильный и разумный шаг. Что изменилось вот сейчас, по сравнению с 2000-м годом - кроме количества денег на вашу рекламу? Ведь итоги голосования показали, что...

Шелин: Анна Борисовна, время на вопрос истекло!

Маркова: А я не успела задать вопрос.

Шелин: Регламент! Регламент является обязательным для всех участников дебатов.

Маркова: Мой вопрос: чем вы объясняете столь низкую явку и столь малое число ваших сторонников? Как вы сами считаете, выборы были честными? И не кажется ли вам...

Шелин: Анна Борисовна, вы обязаны соблюдать регламент!

Маркова: Я не успеваю за 30 секунд задать вопрос Валентине Ивановне.

Шелин: Если вы не справляетесь с регламентом, Анна Борисовна, то я не совсем понимаю...

Маркова: В свои 30 минут я уложусь. Валентина Ивановна, пожалуйста, отвечайте на вопрос.

Матвиенко: Уважаемая Анна Борисовна! Спасибо вам за вопрос - я, безусловно, на него отвечу. Но я бы вам предложила все-таки перейти к содержательной стороне вопроса. Сегодня нашим избирателям интересно содержание наших программ, какие мы видим пути решения накопившихся проблем. Я думаю, что это будет больше отвечать интересам наших избирателей.

Маркова: Я задала вам вопрос, Валентина Ивановна. Пожалуйста, отвечайте. Если вы не хотите отвечать...

Шелин: Анна Борисовна! Вы нарушаете регламент! Перебивать не положено!

Маркова: Валентина Ивановна, ответьте, пожалуйста, на мой вопрос.

Матвиенко: Я на этот ваш вопрос отвечу в рамках отведенного регламента.

Шелин: Анна Борисовна! Прошу прощения, что я вмешиваюсь! Валентина Ивановна, Анна Борисовна, извините, что я вмешиваюсь. Все-таки, согласно закону телерадиокомпания организует эти телевизионные дебаты.

Маркова: Вы хотите сказать...

Шелин: Мне кажется, что телезрители увидят, кто хочет сорвать дебаты.

Матвиенко: Я могу продолжить?

Шелин: Извините. Пожалуйста!

Матвиенко: Спасибо. Мне кажется, что в самой постановке вопроса была вами высказано очень неуважительное отношение к избирателю. Я очень дорожу той поддержкой, которая мне оказана - более полумиллиона петербуржцев поддержали меня на выборах, поддержали мою программу. Более того, меня поддержали представители промышленности, строители, дорожники, поддержала бизнес-элита города, поддержала творческая интеллигенция. И поддержали не потому, что выборы или не потому, что - как вы высказывались однажды, - их заставили. Это люди, с которыми я много лет вместе проработала, которые меня знают по работе в городе, которые меня знают по работе в правительстве. Я им очень признательна за поддержку. Любой губернатор не может в системе работать, если у него нет поддержки горожан в первую очередь, поддержки тех людей, кто определяют политику и экономику города.

Меня поддержали все политические партии города. А это очень важно, чтобы в городе был мир и покой, не было противостояния, не было противоборства, которое было все последние годы. Это очень важно, что я могу опираться на эту общественную поддержку и решать те острые проблемы города, которые накопились. Это, пожалуй, самое главное. И я призываю вас к содержательному разговору и, в частности, хотела задать вам вопрос.

Маркова: Извините, у меня по поводу вашего ответа...

Шелин: Простите пожалуйста! Валентина Ивановна, ваш ответ на вопрос закончен?

Матвиенко: Я полагаю, да.

Шелин: Тогда, согласно регламенту, вы имеете право на вопрос вашему оппоненту.

Матвиенко: Спасибо. И в этой связи я хочу вам задать вопрос. Я внимательно посмотрела вашу программу, а, точнее, вы ее называете "планом действий". Действительно, восьмистраничный документ трудно назвать программой, тем более что он не был заранее в полном виде опубликован - всего лишь за 2 дня до выборов, в одной из газет. Кто составлял эту программу? Кто авторы, какие ведущие экономисты, может быть, города, специалисты, какая экономическая школа? Проходила ли она публичные обсуждения, поддержана ли она горожанами, скажем, пли профессиональными группами? Вот моя программа, над которой я работала три месяца вместе с ведущими специалистами-экономистами города, которая обсуждалась промышленным сообществом...

Шелин: Валентина Ивановна, время на вопрос истекает.

Матвиенко: Спасибо.

Шелин: Пожалуйста, ваш ответ, Анна Борисовна.

Маркова: Валентина Ивановна, ну что делать, если вам ваши помощники не показали мою программу заранее - я думаю, что это их вина. От вас очень многое скрывают. Поэтому моя программа - в отличие от вас, - писалась мной самой, на основании моего практического опыта, на основании тех теоретических знаний, которые я накопила за все это время, и мне помогали мои единомышленники - специалисты, теоретики, практики. Я консультировалась со всеми, кто имеет непосредственное отношение к тем проблемам, которые были затронуты в моей программе. И самое главное: в вашей программе, Валентина Ивановна, все написано - что надо делать. У нас все знают, кого ни спроси сегодня, любого жителя нашего города - что плохо в нашем городе? Каждый вам скажет, вот этот "джентльменский набор", который у нас существует, к сожалению. Но в вашей программе ни-че-го нет о том, КАК. Это демагогические рассуждения, где ничего не просчитано. Это только вы говорите - у меня просчитано все. Ничего подобного. Вот мы посмотрели - и на всю вашу программу нужна половина нашего бюджета. Поэтому в моей программе есть конкретные пути реализации, которые основаны на практическом опыте и на теоретических знаниях. Валентина Ивановна, у меня всё.

Шелин: Анна Борисовна, вы можете задать вопрос.

Маркова: Вы говорили о некорректности моего вопроса. Скажите, пожалуйста, вот вы знаете, что это такое? (показывает полиэтиленовый прозрачный пакет, набитый какими-то пачечками). Это набор. Это чай, это сигареты... Это подарочный набор, который от вашего имени раздавался заключенным, имеющим право голоса, которые содержатся в наших городских тюрьмах. Вручение подарков сопровождалось требованием голосовать за вас. Всего за время выборов каждому заключенному вручили от вас по пять наборов. Это, извините, уже уголовно...

Шелин: Анна Борисовна! Время на вопрос истекло! Вопрос сформулирован.

Маркова: Вообще-то я задаю вопрос. Ведь вы говорили о том...

Шелин: Анна Борисовна! Вы все время перебираете регламент! Вы выбираете себе больше времени, чем ваш оппонент! Валентина Ивановна, вы имеете возможность ответить на этот вопрос.

Матвиенко: Спасибо. Конечно же, это не так. И никакого отношения ни я, ни мой штаб к этим наборам не имеем.

Маркова (демонстрируя какую-то бумагу): Вот это заявление, которое уже в городском суде.

Матвиенко: Анна Борисовна, если есть заявление - я думаю, что городской суд его внимательно рассмотрит. Никакого отношения я к этому, естественно, не имею. Поэтому мне нечего комментировать.

Маркова: Валентина Ивановна, увольте свой штаб! Они вас просто подставляют, извините.

Матвиенко: Анна Борисовна, у меня, в моем штабе, работают ведущие руководители промышленных предприятий, ученые, экономисты, специалисты, очень уважаемые люди. Я очень благодарна им за ту поддержку, которую они мне оказали и тому огромному количеству сторонников, которые объединились вокруг моей программы и вокруг тех идей, с которыми я иду на выборы. Так что я бы полагала, что это некорректно - таким образом высказываться в адрес людей.

Шелин: Валентина Ивановна, задайте, пожалуйста, вопрос Анне Борисовне.

Матвиенко: Давайте все-таки вернемся...

Маркова (потрясая подарочным пакетом): Это купленные голоса!

Шелин: Анна Борисовна, вы перебиваете оппонента.

Маркова: Может это вы неправильно ведете передачу?

Шелин: Передачу мы ведем по регламенту. А регламент, с которым вы были ознакомлены заранее, постоянно вами нарушается, Анна Борисовна!

Маркова: А вами нарушается закон! Постоянно. На каждом шагу. Это же невозможно, так вести дебаты.

Шелин: Валентина Ивановна, пожалуйста!

Матвиенко: Спасибо большое! Давайте, все-таки, вернемся к содержательной части разговора. Я действительно не увидела вот в плане ваших действий каких-то системных, осмысленных ответов на вот проблемы города. Давайте пообсуждаем, скажем, ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве. Единственное предложение, которое вы высказали, это чрезвычайный бюджет жилищно-коммунальной сферы в размере 14 миллиардов рублей. Но вы, наверное, знаете, что уже сегодня 23 миллиарда рублей тратится в жилищно-коммунальную систему. И вы считается, что это - единственное решение проблемы?

Шелин: Пожалуйста, ваш ответ, Анна Борисовна.

Маркова: Ну, Валентина Ивановна, если вы не увидели и не разбираетесь в этой сфере, что я могу сказать? Это, извините, ваша проблема. Сейчас поднимать систему ЖКХ без финансирования капитального ремонта, профилактического ремонта, я вас уверяю, невозможно. И я назвала как раз ту сумму - 14 миллиардов, - которую нам должен федеральный бюджет. Который так же, в нарушение закона, бюджетного кодекса, не додает Петербургу. В законе прописано так: 50 на 50. Мы город-донор. И должны 50% оставлять у себя. А 65 у нас сейчас забирают. Поэтому 14 миллиардов - это как раз та сумма, которая должна, и я это сделаю. Потому что я не побоюсь подать в суд ни на Касьянова, ни на Кудрина, и решить этот вопрос. Да, это тот самый чрезвычайный фонд, который поможет капитально отремонтировать наши дома. У меня все.

Шелин: Тогда ваш вопрос, Анна Борисовна.

Маркова: Валентина Ивановна, вопрос у меня такой. Ведь я думаю, что ни для кого не секрет, что выборы в Санкт-Петербурге стали просто игрой. В которую играют Волошин, Березовский, Абрамович... Это же вот их сюда, фактически, вы ведете в город. На вас сделали ставку. Вы - пешка в чужой игре, в которую втянули, кстати, и президента. Вот скажите мне - чем должен расплачиваться город...

Шелин: Вопрос закончен. Пожалуйста, Анна Борисовна! Ответ Валентины Ивановны.

Матвиенко: Анна Борисовна, я оставляю на вашей совести столь некорректные высказывания и не буду их комментировать. Я все-таки вернусь к вопросу, который я задала. Анна Борисовна, и не надо пытаться меня втянуть в скандальную дискуссию. Не надо пытаться, это не получится. Это не мой стиль ведения дискуссии. Все-таки я бы хотела вернуться в рамках своего времени к проблемам жилищно-коммунального хозяйства и тем абсолютно некомпетентным высказываниям, незнанию бюджета и бюджетного кодекса. Прежде всего, 56% налогов уходит в федеральный бюджет, а не 65. Это федеральный закон, который действует для всех субъектов Российской Федерации. Один для всех. И если вы предлагаете вывести Петербург из законодательного поля, огородить его забором и сделать какой-то автономной республикой - это, на мой взгляд, очень неразумное предложение. 56 на 44 на будущий год.

Маркова: Это вопрос?

Шелин: Анна Борисовна! У вас будет время ответить!

Матвиенко: ...на 44 процента. Далее вы должны понимать, что средства, которые отчисляются субъектом федерации в федеральный бюджет, они затем возвращаются в Санкт-Петербург. В частности, на финансирование учреждений культуры - Эрмитажа, театров, на финансирование высших учебных заведений, на финансирование милиции, военных училищ, армии. На самом деле, возвращаются в Петербург - учитывая, что здесь очень много федеральных учреждений, они возвращаются в город. Что касается жилищно-коммунального хозяйства, то у вас очень упрощенный подход к этому, потому что основная проблема не только в финансировании. Финансирования всегда не хватает. Основная проблема - это управление жилищно-коммунальным хозяйством и тем, что Петербург, к сожалению, в этом вопросе очень отстал от России, которая уже идет далеко вперед. Предприятия ЖКХ были исключены из рыночной экономики, они не знают, что такое конкуренция - какие бы услуги и как они не оказывали, они получают повышенные коммунальные платежи, они получают оплату от населения. У них нет стимула снижать затраты, они не борются за качество. Поэтому без реформирования этой системы, без изменения менеджмента управления, сколько денег даже ни добавь - я уверяю вас, положение дел не поменяется. Сегодня уже достаточно граждане платят за уборку, которую они не получают, за услуги, которые им не оказывают, когда нужно сантехника, водопроводчика ждать неделю или 10 дней, и многое другое. Поэтому главное - в изменении управления, системы управления. И контроле за эффективным расходованием средств. Если бы был вот такой контроль, если бы эти средства расходовались эффективно - уверяю вас, что 23 миллиарда было бы достаточно для того, чтобы хотя бы поддерживать в надлежащем состоянии...

Шелин: Валентина Ивановна, ваше время на ответ истекает, у вас 30 секунд на собственный вопрос.

Матвиенко: Да, и я хотела продолжить дальше содержательно. Вот, пожалуй, одна из самых острых проблем - это проблема состояния городского общественного транспорта. То есть то, что произошло за последние 4 года - ну, более резко, может быть, чем критическое, назвать нельзя. У нас в 2 раза уменьшилось количество подвижного состава, у нас сократилось количество маршрутов, выросли интервалы в движении городского транспорта. Коммерческий транспорт все больше вытесняет городской транспорт.

Вот как вы полагаете, каким образом можно будет решить эту проблему, и как это прописано в вашей программе - если вы считаете, что я ее невнимательно изучила. Хотя я могу даже за вас ответить.

Шелин: Ваш ответ, Анна Борисовна.

Маркова: Я тоже по вашей программе, как вы сейчас, Валентина Ивановна, говорите как заученный урок. И опять у вас звучит только одно - что плохо. А пути вы предлагаете совершенно иные, не связанные с экономикой. Уважаемая Валентина Ивановна, у нас очень плохо обстоит дело с инфраструктурой. И можно говорить очень много, но если вот у нас не будет ни счетчиков (для экономии), если государство конкретно не возьмет на себя в первую очередь ремонт всех труб, систем водоснабжения, то как бы мы ни следили, и какие бы мы системы управления новые не вводили, денег все равно не хватит. И мне очень жаль, что вам опять готовят такие демагогические заключения - вот как все плохо, надо контролировать, надо изменять систему управления: Систему управления нужно изменять не в ЖКХ, а систему нужно менять в первую очередь в системе самой администрации, в системе управления городом. Я об этом скажу несколько позже, если позволите. Вы мне задали вопрос по транспорту. Я должна сказать, что по транспорту делается сейчас очень много. В городе сейчас введена программа изменения движения и реконструкции всего подвижного состава. Да, очень много недостатков. Но эти недостатки лежат не в том, что мало делается и мало денег - хотя их действительно мало. Но я еще раз буду настаивать на том, что очень много денег мы могли бы получить, если бы федерация в первую очередь соблюдала закон. И сейчас нужно говорить о том, что необходимо вводить совершенно новые правила. В первую очередь, это увеличение общественного транспорта. Особенно в тех районах, которые отдалены от метро. Там, где убираются трамваи - а это, в основном, историческая часть города, - необходимо заменять на другие виды транспорта. Необходимо менять систему управления дорожным движением, также в основном ее нужно менять в историческом центре. Например, Невский проспект. Я думаю, что вы тоже прекрасно знаете, как тяжело проехать, когда в часы пик пробки, да в принципе в течение всего дня. Поэтому во всем цивилизованном мире на таких трассах вводятся приоритеты, одностороннее движение с приоритетами движения общественного транспорта. Сейчас в городе уже начата программа по реконструкции того транспорта подвижного, который мы имеем. Это, в первую очередь, трамваи и троллейбусы. И эта программа уже пошла. Но для того, чтобы ее дальше проводить, необходимо изменить систему управления городской администрацией, систему управления правительством.

Шелин: Анна Борисовна, три минуты прошли, время на ответ истекло. Вы можете задать вопрос.

Маркова: Валентина Ивановна, хотела бы сейчас задать вопрос - потому что вы все время очень увлекаетесь программой. Дело в том, что я прочитала вашу программу, и еще раз говорю - столько демагогии, столько описаний вопросов, и нигде нет ответа, как все это сделать. Я пыталась с вами на радиодебатах выяснить эти вопросы, но, к сожалению, я поняла, что это просто излишне - вот вы теперь опять будете повторять то, что заучили, что вам дали. Поэтому, может быть, чтобы немного оживить нашу беседу...

Шелин: Анна Борисовна! Анна Борисовна! Во-первых, 30 секунд истекли. Во-вторых, я вынужден вас попросить избегать резких личных выпадов в адрес оппонента - при условии, разумеется, что эти личные выпады не являются частью вашей предвыборной программы.

Маркова: Ни в коем случае.

Шелин: Валентина Ивановна, ваше время отвечать на вопрос.

Маркова (Шелину): Вот скажите пожалуйста, какую роль вы сейчас играете? Мы общаемся! Пусть Валентина Ивановна скажет сама. Если вы считаете это обидным, то давайте спросим у Валентины Ивановны...

Шелин: Анна Борисовна! Анна Борисовна! То время, которое вы перебираете из отведенного времени на дебаты, вы отнимаете у вашего оппонента!

Маркова: Ни в коем случае! Пожалуйста, посчитайте...

Шелин: Анна Борисовна! Время ваше считается...

Маркова: Считайте по моим часам!

Шелин: Считайте сами, если вы принесли с собой часы.

Маркова: Это вы сейчас крадете время! Вы же никто на этих дебатах!

Краснянский (Марковой): Анна Борисовна, вот вы поставили часы, а сами все время забываете нажимать на кнопочку!

Маркова: Если вы говорите со мной, так я сейчас нажму! (нажимает) Считайте, считайте по моим часам! (переставляя часы на стол к Краснянскому).

Шелин: Анна Борисовна, вы задали вопрос - Валентина Ивановна имеет право на ответ.

Маркова: Подождите... Чтобы разрядить обстановку, потому что ведущий наш настолько взбудоражен, ему все время что-то кажется, что я кого-то обижаю, Валентина Ивановна, удовлетворите, пожалуйста, мое любопытство. Меня интересует и обращаются избиратели: вот в тех плакатах, где вы сфотографированы вместе с президентом... Скажите, пожалуйста, когда это было и вы сами попросили президента сфотографироваться, или он вам предложил? И размер какого предмета вы так увлеченно показываете президенту? Только ответьте, пожалуйста, на вопрос конкретно, если можно - что это за предмет?

Матвиенко: Да, я, конечно, отвечу на ваш вопрос, но сначала не могу оставить без комментариев предыдущий ваш ответ. Ведь вы полтора года возглавляли комиссию по безопасности дорожного движения и в вашем подчинении находилось государственное учреждение, которое отвечает за эту работу, которому в прошлом году было 150 миллионов рублей выделено, в этом году 150 миллионов рублей: И мы видим, что творится на улицах, какая программа и как она реализована, где она? С каждым днем проблема дорожного движения становится все острее. Вы говорите, что работает программа подвижного состава? Вам, наверное, хорошо известно, что в этом году практически не закуплено ни одного ни трамвая, ни троллейбуса. В то время как у нас вместо 2800 трамваев сегодня в городе ездит 1000 трамваев, вместо 1500 троллейбусов - 700 троллейбусов, и так далее. Все-таки я вас призываю говорить конкретно, а не общими словами. Говоря о программе, уважаемая Анна Борисовна, это труд мой и огромного коллектива ученых-специалистов. И в ней как раз (я полагаю, что вы просто не знакомы) прописаны именно все ценности этой программы: что это программа самих петербуржцев, это программа обсуждена со всеми профессиональными группами - промышленниками, строителями, с малым и средним бизнесом, и они поддержали, это их программа. Поэтому сегодня, если мне доверят петербуржцы быть губернатором Санкт-Петербурга, мне не нужно будет собирать дискуссионные клубы и обсуждать, а что же делать в городе? Вот по каждому из направлений у меня есть совершенно конкретный план действий. Теперь, что касается плаката, который вот так вас задел...

Маркова: ...петербуржцев...

Матвиенко: Согласие на этот плакат, в соответствии с законом, Владимир Владимирович дал, и есть письменное согласие. И вообще я очень признательна президенту за поддержку...

Маркова: Вы не отвечаете на вопрос: где, когда, что за предмет!..

Шелин: Анна Борисовна, пожалуйста, не берите на себя ведение программы!

Матвиенко: Я очень признательна президенту за ту поддержку, которая мне оказана. На меня это налагает особую ответственность. Президент наш земляк, наш петербуржец, и, конечно же, мы должны сделать все, чтобы поддержать его усилия на выстраивание мощной сильной России, на то, чтобы Россия была единым, модным, сильным государством. И я буду делать все в городе для того, чтобы и курс президента на укрепление нашего государства поддерживать, и оправдать то доверие, которое оказано. Федеральная власть будет помогать тогда, когда она будет доверять мне, когда она будет знать, что деньги, выделяемые из федерального бюджета идут на дело, они отслаиваются на те цели, на которые выделяются, а не становятся...

Маркова: Да вы же не отвечаете на вопрос, сплошная демагогия!

Матвиенко: ...предметом разборок Счетной палаты, как это бывало ранее. Поэтому президент заинтересован, чтобы в регионах работали люди, которым он доверяет, которые способны проводить государственную политику.

Маркова: Какой предмет, Валентина Ивановна (разводит руками, как на плакате Матвиенко), какой предмет?

Шелин: Анна Б-бборисовна, если вы па-а-позволите, взбудораженный ведущий продолжит ведение. Валентина Ивановна, у вас есть 30 секунд задать встречный вопрос.

Матвиенко: Анна Борисовна, ну вот одно из, естественно, опор, и становым хребтом нашей экономики является промышленность города. Я не нашла в вашей программе, как вам представляется промышленная политика города, а это очень важно - потому что 20% работающих на промышленных предприятиях, почти 33% доходной части бюджета. Как вам видится промышленная политика, поддержка промышленных предприятий, вот в чем конкретно (если вы будете губернатором), как вы будете осуществлять эту промышленную политику?

Маркова: Валентина Ивановна, я хотела бы уточнить. Я не поняла ваш вопрос - вы о каких промышленных предприятиях говорите? О частных или о тех предприятиях, которые находятся в ведении города?

Матвиенко: Это неважно.

Маркова: Нет, это большая разница. Ну если вы не понимаете, что вмешательство в частный бизнес - это совершенно недопустимо. Поэтому я и уточняю - какие предприятия вы имеете в виду?

Матвиенко: Я имею в виду предприятия разной формы собственности, на которых работают петербуржцы и которых не волнует, какая это форма собственности. Предприятия, которые дают места горожанам, которые платят людям заработную плату, которые работают на территории города. Как вы считаете, должна ли быть такая промышленная политика городской власти, в чем она должна выражаться?

Шелин: Анна Борисовна, время, которое потратила Валентина Ивановна на разъяснения, не входит в ваше время. Снова включается время отсчета.

Маркова: Да, безусловно. Но мне очень жаль, Валентина Ивановна, что вот настолько вы как-то странно даже задаете вопросы, вы даже не понимаете, что есть разные формы собственности, разные предприятия: Что сейчас изменилась экономика, изменился рынок, и подходить ко всем предприятиям только с точки зрения того, что там работают петербуржцы - это значит просто загубить экономику. Это значит не разбираться в азах экономики. Потому что то, на что может влиять непосредственно губернатор и власть в городе - это, безусловно, государственные унитарные предприятия. То, о чем, судя по всему вы сейчас говорите - это большинство в городе, - это промышленные предприятия, и здесь роль и государства, и губернаторов, и членов правительства заключается в том, чтобы прогнозировать, создавать тот прогноз, делать ту аналитику, которая позволит предприятиям, в первую очередь, понимать все условия - это раз. Во-вторых, безусловно, необходимо составлять прогнозы, которые позволят смотреть, как бороться с теми препятствиями, которые сейчас стоят на пути продвижения продукции на том или ином рынке. Но и то, в чем я с вами совершенно согласна, - губернатор должен заботиться о том, чтобы на этих предприятиях помогать делать новые технологии наукоемкие, и, конечно, в меру своих возможностей лоббировать и делать все, чтобы эти предприятия получали и международные заказы, и были, в первую очередь, востребованы на внутреннем своем рынке. Это регулируется с помощью государственных заказов.

Шелин: Пожалуйста, ваш вопрос, Анна Борисовна.

Маркова: Я так понимаю, что на все вопросы, которые я задаю Валентине Ивановне, я не получаю конкретных ответов. Вот ни одного конкретного ответа я не получила. Ну, давайте попробуем по теме, хотя: Скажите пожалуйста, вот вы сказали, что у нас 1000 автобусов сейчас, да?

Матвиенко: Нет... У нас было полторы тысячи троллейбусов, сейчас 700.

Маркова: Нет, я про автобусы, Валентина Ивановна.

Матвиенко: Про автобусы я сейчас не готова точно цифру назвать. Я сказала про трамваи и троллейбусы...

Маркова: Ага. То есть про автобусы вы ничего не знаете.

Матвиенко: Нет, я...

Маркова: троллейбусов вы сказали, что у нас...

Матвиенко: 700 на линии.

Маркова: Ага. Валентина Ивановна, во-первых, их у нас 900.

Шелин: Анна Борисовна, вы сможете высказать свою точку зрения на количество троллейбусов, спрашивайте вопрос!

Маркова: Валентина Ивановна, вы знаете цену одного троллейбуса? Сколько он стоит?

Матвиенко: 40 миллионов.

Маркова (шумно выдыхая воздух и возводя взор горе): Пф-ффф!

Шелин: Это и есть ваш вопрос, Анна Борисовна?

Маркова: Увы - 3 миллиона 750 рублей. Поэтому ну о чем мы сейчас будем говорить, если вы даже не представляете себе порядок цен и сколько денег нужно на то, чтобы обновить парк. Вам просто дают неправильные данные. Пожалуйста свой вопрос, Валентина Ивановна.

Шелин: Прошу прощения! Анна Борисовна, убедительная просьба: не брать на себя функции суда, избиркома, ведения программы...

Маркова: ...избирком, получается, сейчас нарушает закон.

Шелин: Анна Борисовна, вы, вы... вы задали вопрос?

Маркова: Вы мешаете вообще нам беседовать друг с другом. Я не понимаю, какие функции вы здесь выполняете? Вы сидите, как цербер, и не даете просто нам общаться. Надо свободно обмениваться мнениями...

(Краснянский тщетно пытается вмешаться и пресечь "нападки на ведущего")

Шелин: Если Анна Борисовна хочет оскорблять меня, пусть она это делает.

Маркова: ...поэтому если дебаты не с ведущим, я просила бы ведущего не мешать нам разговаривать. Мы можем обмениваться свободно мнениями, мы можем разговаривать. Но почему вы вмешиваетесь в этот процесс?

Шелин: Сейчас вопрос Анны Борисовны, насколько я понимаю, вот в этой...

Маркова: Валентина Ивановна, сколько домов для очередников вы будете вводить в год и за счет каких ресурсов? И через сколько лет будет ликвидирована очередь. Только конкретно, пожалуйста. Не рассказывайте сейчас, что нужно вообще сделать, я задаю конкретные вопросы.

Матвиенко: Я отвечаю конкретно и по сути вопроса. Сегодня город стоит 1 млн 100 (а по итогам этого года будет 1 млн 300 тысяч) квадратных метров жилья. Все это жилье коммерческое, городского жилья там строится порядка 60 000 в год. Именно поэтому городская очередь последние 15 лет практически не двигалась. Потому что коммерческое жилье могут себе позволить купить только небольшая часть петербуржцев. И с учетом того, что в городе большой объем ветхого, аварийного жилья, естественно, нужно увеличивать количество городского - или, как раньше говорили, социального - жилья. За счет чего это можно сделать. Конечно же, учитывая приоритетность этого направления, нужно увеличивать средства из городского бюджета. Но возможности городского бюджета не бесконечны. Безусловно, нужно получать средства из федерального бюджета по программе расселения ветхого и аварийного жилья. И третий, главный источник - это, конечно же, инвестиции, которые нужно привлекать в жилищный сектор и, в том числе, на расселение ветхого жилья. И последнее, очень важное направление, по которому развиваются везде - это ипотечное строительство. Сегодня в Петербурге за последние год-полтора, если я не ошибаюсь, выдано всего 156 кредитов на приобретение жилья. В то время как, скажем, в Уфе уже выданы десятки тысяч. Потому что ипотека в городе не развита. Условия ипотеки, когда короткие очень кредиты, дорогие, требования залога - они, конечно же, не приемлемы опять-таки для основной массы горожан, имеющих даже средний уровень дохода. Поэтому в моей программе предусмотрены конкретные меры развития ипотеки, поддержки ипотеки и каким образом это надо делать. Причем все это просчитано. И те предложения, которые, скажем, в вашей программе - создание ипотечного банка, - они и у меня, и у специалистов вызвали очень много вопросов. И в продолжение темы я бы хотела вам задать вопрос: а как вам представляется создание ипотечного банка, какой уставной фонд этого банка должен быть, за счет каких средств он будет формироваться, каким образом вы будете выдавать кредит на 25 лет и за счет чего субсидировать процентную ставку? Вот как вам видится? Я свое видение сказала, если нужно поподробнее - я готова и поподробнее.

Шелин: Пожалуйста, ваш ответ, Анна Борисовна.

Маркова: Ну, Валентина Ивановна, поподробнее не нужно, потому что это опять вопрос ни о чем. Ведь я задала вам конкретный вопрос. Задала с одной целью, чтобы выяснить - сколько именно домов для очередников вы будете вводить в год. А вы все смешали - кони, люди, коммерческое жилье, так далее и так далее... И за счет каких ресурсов - я имею в виду очередников. Вы так все лихо обещаете! Я хотела бы сказать, очередь сейчас - это 700 тысяч человек. По очереди в год жилье получает примерно у нас 200 семей. Строительство одного дома минимум стоит 150 миллионов рублей. Если строить за счет бюджета города 10 домов (то есть в три раза больше, чем сейчас, Валентина Ивановна), то срок ликвидации очереди - 350 лет. Поэтому я вас всех поздравляю - нашей жизни не хватит. Бесплатное жилье, о котором вы говорите, возможно только для тех, кто не может работать - наши инвалиды, наши ветераны, о них нужно заботиться. Единственный реальный путь решения проблемы - это ипотека. И, безусловно, это не просто ипотека - которая сейчас у нас не работает. Потому что у нас не поднимается доход населения и те ставки, которые предлагают обычно коммерческие банки, нужно иметь доход минимум 400 долларов в месяц - а такой зарплаты, к сожалению, в городе нет. Поэтому основа моей программы - это создание городского ипотечного банка, где город будет и давать гарантии под строительство нового жилья и учителям, и нашим бюджетникам, здравоохранению и так далее. Вы сейчас задаете вопросы, Валентина Ивановна, про ставку. Ставка - это 5%. Не более того. Ипотечное кредитование имеет своей целью дать кредит под жилье на 25 лет. И в этом банке будут храниться, безусловно, бюджетные деньги, город будет участвовать в этом процессе. И, безусловно, коммерческие банки будут также принимать в этом участие. Если мы сейчас с вами говорим о том, что это беспроцентная ставка (которая составляет примерно 5% - она действительно беспроцентная), то через 25 лет люди будут иметь свое жилье, молодые семьи. Я ответила на ваш вопрос?

Матвиенко: Анна Борисовна, спасибо за ответ. Вы не ответили, какой должен быть уставной фонд банка и за счет каких средств он будет формироваться.

Шелин: Валентина Ивановна, вынужден вас прервать - у Анны Борисовны есть право на вопрос!

Маркова: Хорошо. Скажите пожалуйста, Валентина Ивановна, вот все-таки, возвращаясь к вопросу выборов. Ведь это же сейчас говорится основа, по тому, что вы сейчас много говорите, я не представляю, как вы сами будете руководить и управлять городом. В первом туре выборов вы потратили 50 миллионов рублей. Чьи это деньги? Вы сами вели переговоры с владельцами этих фирм? Или кто-то действовал от вашего имени, вы можете как-то прокомментировать?

Шелин: Вопрос понятен...

Маркова: Это он вам понятен. Может, он не понятен Валентине Ивановне.

Шелин: Прошу вас не оскорблять вашего оппонента! 30 секунд, отведенные на вопрос, истекли.

Маркова: Я прошу только вас не участвовать в наших дебатах. "Вопрос понятен!" - вам понятен! Но не вы будете на него отвечать.

Матвиенко: Спасибо, Анна Борисовна за вопрос. Наши избирательные фонды - как мой, так и ваш, - сформированы в соответствии с законом. И все средства, которые перечислены в эти избирательные фонды - открыто, гласно, под контролем ревизионного управления горизбиркома, - они все известны. Известны фирмы, компании, которые их перечислили. Причем, это не деньги налогоплательщиков. Насколько вы знаете закон, это отчисляется с чистой прибыли, в очень небольшом размере для каждого предприятия - так определил закон. И, естественно, я ни к кому не обращалась с просьбами. Я ни с кем лично не вела переговоров - в этом нет необходимости. Перечисляли в мой избирательный фонд ( так же, как и в ваш избирательный фонд) те руководители, те компании, которые поддержали мою программу, которые хотят перемен в городе, которые устали от тех условий жизни, которые созданы были для бизнеса, которые являются моими единомышленниками. И - совершенно в свободном режиме. Причем суммы, которые никого ни к чему не обязывают - это суммы, определенные законом. И я потратила свои деньги открыто. Как кандидат в губернаторы я, естественно, была заинтересована как можно лучше донести свою программу до избирателей, до горожан. Для этого я использовала наглядную агитацию, средства массовой информации, эфир - именно для этого предназначаются средства официального избирательного фонда. Я не тратила свои деньги, как некоторые кандидаты, на изготовление фальшивых листовок, лживых, которыми расклеивали весь город миллионными тиражами. Вот это грязные деньги, вот это деньги тех, кто заинтересован был бы в сохранении рычагов управления - тех, которые они имели в городе. Это средства, через которые мои оппоненты пытались меня дискредитировать. Это средства незаконные. Мои же законные средства, которые я законно использовала, были потрачены на то, чтобы донести до избирателей мою программу, мое видение развития города. Чтобы меня избиратели услышали. Других форм ведения предвыборной кампании, общения с избирателями, кроме тех, которые определены законом, нет. Я вела свою компанию честно, чисто. Я никого ни разу не оскорбила.

Маркова (потрясая пакетом с чаем и сигаретами): вот это вот подкуп избирателей, который вы называете "чистой кампанией"? От вашего имени.

Матвиенко: Анна Борисовна, это провокация с вашей стороны! Более того...

Маркова (потрясая заявлением): Это не провокация. Вот заявление от того, кто их получил. А это пять тысяч заключенных!...нарушение закона...

Краснянский: Анна Борисовна! Анна Борисовна! Давайте соблюдать взаимные права!

Шелин: Анна Борисовна, даже если вы еще раз рассердитесь на ведущего, должен вам напомнить о регламенте...

Матвиенко: Анна Борисовна, вы приобрели в ходе выборов...

Маркова (Шелину): Можно подумать, что мы находимся в тюрьме, а не беседуем с Валентиной Ивановной. Такое ощущение, что мы все в каких-то непонятных рамках... Ну хорошо.

Матвиенко: Анна Борисовна, вы приобрели большой опыт судебных разбирательств во время предвыборной кампании, у вас...

Маркова: Спасибо, Валентина Ивановна, спасибо!

Матвиенко: ...у вас есть еще одна возможность довести это дело до конца. Так же как и у меня. По всем тем типографиям, где печатали нелегальные тиражи, соответственно, разберутся - кто за этим стоит, какие деньги...

Маркова: Валентина Ивановна, я обращаю ваше внимание - вот никто в городе...

Шелин: Анна Борисовна, вынужден вас прервать. Анна Борисовна, Анна Борисовна! Сейчас время вашего оппонента. Вы же будете отвечать! Валентина Ивановна, истекло время вашего ответа и вы можете задать вопрос.

Маркова: Мы ведем диалог, свободный диалог с Валентиной Ивановной. А вы нам мешаете и специально делаете все, чтобы...

Шелин: Анна Борисовна!

Краснянский: Это не монолог! Анна Борисовна, я прошу вас соблюдать взаимные права.

Шелин: Валентина Ивановна, пожалуйста, ваш вопрос.

Матвиенко: Спасибо большое. Уважаемая Анна Борисовна, во время встреч с избирателями мне в числе вот самых кричащих проблем, скажем, называли ситуацию, сложившуюся в городе с наркоманией. Вы возглавляли как вице-губернатор комиссию по борьбе с наркозависимостью, по борьбе с распространением наркотиков. Была утверждена очень неплохая - я посмотрела, - серьезно проработанная программа...

Маркова: Спасибо, Валентина Ивановна!

Матвиенко: программа по борьбе с наркотиками. Но она абсолютно не реализована. И отвечал за эту работу, в частности, административный комитет, которым вы руководили и, скажем, по этому году там, по-моему, 5 с небольшим миллионов израсходовано и то не целевым образом, не на реализацию программы. Не создано никаких реабилитационных центров, центров по...

Шелин: Пожалуйста, заканчивайте вопрос.

Матвиенко: Вот как вам видится эта проблема, это очень острая проблема в городе!

Маркова: Валентина Ивановна, вы не задаете вопросы, а подводите некие итоги моей деятельности. Причем, судя по всему, вы используете те документы, которые вам положили ваши помощники, которые совершенно не владеют темой. Во-первых, этот год еще не закончен. Потом не без вашей помощи - вы прекрасно понимаете, - мой комитет вообще ликвидировали. И вообще, Валентина Ивановна, очень странно было думать о том, что правовой вице-губернатор (я отвечала за правовые вопросы) должен еще строить реабилитационные центры. Вообще ведь у нас есть специальные учреждения. Как раз с наркоманией у нас и борются, и профилактируют федеральные органы. А моя задача была - координировать и осуществлять их взаимодействие с городом. Да, мы составили очень хорошую программу, безусловно. И эта программа реализуется, и была реализована и в 2002 году, и продолжена в 2003 году. Но если вы думаете, что построить реабилитационные центры - это панацея от всех бед и так можно вылечить и так можно бороться с наркоманией? У нас есть базовые учреждения и не нужно строить реабилитационные центры. Я думаю, что вы не совсем понимаете суть вопроса. У нас есть прекрасный институт Бехтерева, у нас есть специальные лечебные учреждения, которые этим занимаются. Разве вопрос в лечении? Разве вопрос в реабилитации? Сначала надо исключить проникновение наркотиков на наш рынок, вытащить тех, кто уже заболел этой болезнью - а потом уже ставить вопрос о реабилитации. А вы почему-то думаете, что нужно тратить деньги на ветер и заниматься строительством реабилитационных центров. И вы, наверное, знаете, что не зря президент создал специальный центр, который должен заниматься этой проблемой на уровне федерации, и это очень большая, комплексная проблема. Я не знаю - стоит ли вам объяснять, что здесь задействованы и органы МВД, и органы ФСБ, и органы здравоохранения, и наши комитеты и органы нашего образования - это межведомственная комиссия, которая в целом определяет, какая политика, какие средства будут направлены в городе на эту проблему, на борьбу с ней, на ее предотвращение и на ее профилактику. ...Если вы считаете, что строительство каких-то таких вот центров - это панацея...

Матвиенко: Вы возглавляли комиссию, ко-мис-сию по борьбе с наркоманией! Утверждена комплексная программа, очень хорошая - но она абсолютно не выполнена. Не проводилось даже заседаний этой комиссии, нет ни одного протокола... Я-то эту тему очень хорошо знаю...

Маркова: Ну, Валентина Ивановна, вы разгромили комитет, поэтому я не знаю, где вы искали бумаги и где вы их запрашивали, и на каком основании. Безусловно, и комиссия проводилась, и есть эти документы. И даже я скажу вам больше...

Шелин: Даже с добавкой на встречные обвинения, ваши 3 минуты истекли.

Маркова: ...Я вам уже предложила - выгоните своих помощников, которые такие некачественные документы кладут вам на стол и ставят вас в такое неловкое положение...

Шелин: Задавайте, пожалуйста, вопрос, Анна Борисовна!

Маркова: Валентина Ивановна, скажите пожалуйста, с чем связана ваша такая неуверенность в победе и постоянное ваше такое многословие, общие фразы, демагогические рассуждения... Вот как вы считаете - что должно побудить избирателей голосовать именно за вас? Вот не за Путина, не за Примакова, не за Волошина...

Шелин: Анна Борисовна! 30 секунд!

Маркова: Ну я же не могу на полфразы остановиться?

Шелин: Можете, Анна Борисовна!

Маркова: Нет, не могу.

Шелин: Валентина Ивановна, ваше время отвечать.

Маркова: Как вы думаете, как к вам относятся петербуржцы? Вот как они относятся к Путину, мне известно. А вот как к вам относятся? Ответьте, пожалуйста, на вопрос.

Матвиенко: Вы знаете, я уже отвечала на этот вопрос. И тот факт, что за меня проголосовало более полумиллиона петербуржцев...

Маркова: Я же задала другой вопрос!

Матвиенко: ...для меня это дорогого стоит. И это тот уровень и степень поддержки моя в городе, которая мне оказана. И я этим очень дорожу. Почему я, в отличие от вас, в ходе выборной кампании провели сотни встреч. Сотни! В районах, в трудовых коллективах, в учреждениях, в организациях - и поверьте, никого никто не загонял, можно спросить и у горожан, они сами приходили и у нас действительно был прямой, хороший разговор. Я еще лучше поняла эти проблемы, я еще больше их прочувствовала. Вы знаете, просто невозможно было без боли слышать вот высказывания людей, то, что у них накипело, то, что у них наболело...

Маркова: Потому что, Валентина Ивановна, вы очень далеки от реальной жизни...

Шелин: Не прерывайте, пожалуйста, оппонента!

Матвиенко: Занимаясь социальными проблемами, я лучше, чем кто-либо другой...

Маркова (продолжая пререкаться с Шелиным): ...мы сами разберемся!

Шелин: Анна Борисовна!

Маркова: Я не могу сосредоточиться на вас, Валентина Ивановна, я все время отвлекаюсь на этого ведущего.

Шелин: Анна Борисовна, если вы оскорбляете меня, я не в обиде. Пожалуйста, Валентина Ивановна!

Матвиенко: ...и поэтому я знаю, как ко мне относятся петербуржцы, простые петербуржцы. Я за это время - ну, я не знаю, может быть с половиной избирателей увиделась, поздоровалась, послушала, поговорила, пообщалась. И поверьте, что все это - вот здесь (тычет кулаком себе в грудь). Все те предложения, боли, мысли людей. На них есть ответы - что можно и как нужно сделать. Я абсолютно уверена в своей победе, потому что нас большинство, проголосовало почти что 50% пришедших на избирательные участки. Это уже говорит о многом. Это высокая степень доверия ко мне. И правда, это большая ответственность. И я уверена, что петербуржцы подтвердят свой выбор. Я полагаю, что те, кто проголосовал за других кандидатов или проголосовал "против всех" - у них было время еще внимательно познакомиться с программой, все взвесить, обдумать. И, думаю, что 5 октября петербуржцы обязательно придут на избирательный участок, и только они сделают выбор - тот, который они посчитают нужным, за ту программу, за то развитие Петербурга они проголосуют, какое они считают нужным. Поэтому нельзя так уничижтельно говорить о жителях города.

Маркова: Я очень уважаю жителей города!

Матвиенко: ...нельзя так относиться к полумиллиону жителей города, которые оказали мне поддержку. Я уважительно отношусь к праву любого человека проголосовать так, как он считает...

Маркова: Конечно-конечно!

Матвиенко: Что касается вот ваших общих высказываний, я так чувствую - это взято с дебатов Владимира Анатольевича и Анатолия Александровича. Вы один к одному, без аргументации, пытаетесь меня в чем-то обвинить...

Маркова: Я так понимаю, вы тут - Анатолий Собчак, да?

Матвиенко: ...пусть это останется на вашей совести. Я думаю, что горожане сами сделают собственный выбор.

Маркова: Так вы себя кем чувствуете - Собчаком?

Шелин: Не перебивайте, пожалуйста, оппонента! Валентина Ивановна, время вашего ответа истекло. Вы можете задать вопрос.

Матвиенко: Так вот, возвращаясь к содержательной стороне вопроса. Мне, например, беспокоит то положение детей, который находятся сегодня в городе. 85% детей петербургских имеют те или иные отклонения в состоянии здоровья. В городе с каждым годом становится все меньше спортивных площадок, возможностей заниматься спортом. В городе большое количество беспризорных, безнадзорных детей. В то же время вот нет системной работы, нет банка данных детей, которые находятся без попечения родителей. Органы опеки фактически переданы на муниципальный уровень, и только 30% муниципальных образований профессионально могут этим заниматься.

Безнадзорных иногородних, о которых вы говорили, их 30-40 человек только было в прошлом году..

Маркова: Я с вами не разговаривала на эту тему сегодня.

Матвиенко: на радио же...

Шелин: Валентина Ивановна, пожалуйста, вопрос.

Матвиенко: Да. Как вам видится - тем более вы председатель комиссии, у вас, наверное, опыт накоплен по делам несовершеннолетних...

Маркова: Валентина Ивановна, вы решали эти вопросы на федеральном уровне! Вы тоже возглавляли такую комиссию. Поэтому мне удивительно, что вы задаете вот настолько непродуманные вопросы. Во-первых, почему вы считаете, что только 30% муниципальных образований. Кто вам дал такие цифры? Это же просто унижение наших муниципальных образований! Которые давно уже, в течение нескольких лет занимаются этими вопросами. И помогают, и первоначально помогали - Валентина Ивановна, почему вы этого не знаете?

Проблема наших бездомных детей - это очень серьезно. Но база данных у нас есть. Но она постоянно меняется - это и миграция, и новые неблагополучные семьи... Видимо, вам просто не показали эти цифры - и вы хотите сказать, что в городе ничего не делается. Проблема, безусловно, очень серьезная.

Матвиенко: А вы можете назвать цифру беспризорных?

Маркова: Вы задаете вопрос и не даете просто ответить, вы же меня сейчас сами перебиваете?

Матвиенко: Пожалуйста.

Маркова: Я сейчас отвечу на ваш вопрос, и если у вас возникнут еще дополнительные вопросы, то я отвечу на них с удовольствием. И вы знаете, что в городе, конечно, не хватает при таком положении дел, центров, куда нужно помещать детей. Просто не хватает. Их нужно строить. Я буду этим заниматься. И я этим занималась, Валентина Ивановна. Что вас еще интересует?

Шелин: Анна Борисовна! Ваш ответ закончен, вы можете задать вопрос.

Маркова: Хорошо. Валентина Ивановна, скажите, вы ведь были премьером по социальным вопросам. Вы отвечали за увеличение социальной помощи пенсионерам и ветеранам. Не так ли? И что, вот чем это закончилось? 30 рублей? Знаете что, на моей памяти это было настолько сильное оскорбление людей такой подачкой, что деньги даже возвращали. С трудом сам президент смог снивилировать эту ситуацию, потому что она переходила просто в кризисную. Что вот вы сможете, если кроме 30-ти рублей не смогли ничего тогда? Как вы будете это делать, изменять, делить принятый Законодательным Собранием бюджет?

Матвиенко: Спасибо, Анна Борисовна, за вопрос. Я была назначена вице-премьером в 98 году, сразу после тяжелейшего финансового кризиса, когда все мужчины-политики тогда отказались идти на это место. Страна была на дне просто бездны. Пенсии не выплачивались и зарплаты бюджетникам по году. Долги пенсионерам были 35 миллиардов рублей, бюджетникам - 26 миллиардов, военным - 28, шахтеры с касками на Горбатом мосту, рельсовые войны, забастовки... Вот в таких условиях тогда наше правительство Примакова начинало тогда работу. И за год своей работы в правительстве мы не только отдали эти многомиллиардные долги, мы не только наладили регулярную выплату пенсий по всей России, в самых медвежьих углах. Сегодня каждый пенсионер знает, что маленькую свою, но вот получит ее каждый в положенный ему день. За это время мы увеличили пенсии в 3,5 раза. Пенсии индексируются дважды в год с опережением инфляции. Конечно же, они сегодня маленькие. Конечно же, мы работали в тех финансово-экономических условиях, когда кроме долгов ничего в федеральной казне не было. И за эти годы мы стабилизировали ситуацию. И сегодня создана та экономическая база для более серьезного повышения жизненного уровня населения, в том числе и пенсий. Но ведь пенсионеры, живущие в Петербурге, средняя пенсия в 1800 рублей для Иванова - это просто большая пенсия, потому что там средняя зарплата 2 года назад была 1100, - для Петербурга это очень маленькая пенсия. Потому что здесь другой уровень, другая стоимость жизни. Так почему же город не позаботился о своих пенсионерах, о своих блокадниках. Почему город и вы, как вице-губернатор, неоднократно ветировали и возвращали Законодательному Собранию те законы, которые были приняты по доплатам пенсий в городской бюджет?

Маркова: Вы задаете вопросы или отвечаете?

Матвиенко: Это делает Лужков, это делают другие субъекты федерации, где стоимость жизни выше, чем в среднем по России. Конечно же, это нужно было делать. И я обязательно это буду делать, если мне петербуржцы доверят пост губернатора, уже со следующего года мы введем надбавки тем пенсионерам, которые получают пенсии ниже прожиточного минимума. Мы введем надбавки блокадникам - это не предвыборные обещания, это уже кричащий вопрос, который надо было решить 2 года назад.

Маркова: Но вы же не смогли этого сделать на уровне федерации!

Матвиенко: Это вопрос приоритетов городской власти. На уровне федерации, в рамках всей большой России, в 3,5 раза увеличить за это время тяжелого финансового положения, это было, поверьте: Мы выжали все, что возможно, и делали массу возможного. Сейчас - а вот задача городской власти поддержать, в первую очередь, незащищенные слои пенсионеров, ветеранов, блокадников. В этом задача городской власти.

Маркова: А вам не кажется, что мы уже вернули из федерального бюджета, чтобы это делать?

Шелин: Анна Борисовна!

Матвиенко: Я могу завершить?

Шелин: Пожалуйста, завершите.

Маркова: Отвечайте на вопрос, Валентина Ивановна, вы уходите от него...

Шелин: Анна Борисовна, не комментируйте, пожалуйста ответ вашего оппонента!

Матвиенко: Я думаю, избиратели сами разберутся - ухожу я от ответа, или нет, которые нас слушают. Мы с вами не вдвоем в студии. Избиратели дадут свою оценку. Хорошо?

Маркова: В студии мы с вами вдвоем.

Матвиенко: Нас слушают наши горожане, и они дадут оценку, кто конкретно отвечает, кто компетентно, а кто - нет. Это не наша с вами оценка. Речь идет о той небольшой, один раз которая была, индексации, и которая получилась очень маленькой. Таковы были возможности, исходя из уровня инфляции. Сегодня пенсии дважды в год индексируются, они будут и дальше индексироваться большими темпами. Но это отнюдь не означает, что городская власть не должна заботиться о своих ветеранах...

Шелин: Валентина Ивановна, три минуты прошло, пожалуйста, ваш вопрос.

Матвиенко: Уважаемая Анна Борисовна, сегодня ведь речь не идет о двух кандидатах. Речь идет о борьбе, скажем, двух платформ...

Маркова: О путях развития дальнейшего.

Матвиенко: ...и в чем отличается наша программа, может быть, в главном. Вот у вас все время путь к конфронтации - мы должны бороться с Москвой, нам не нужны инвестиции в город чужие, мы сами по себе: Я поддерживаю ваш тезис программы о том, что потенциал у Петербурга очень большой и надо в первую очередь его задействовать. Но мы не можем изолировать город, мы не можем отказаться от помощи и поддержки федеральной власти - мы не сможем не строить метро, мы не сможем строить кольцевую дорогу, мы не сможем строить защитные сооружения, мы не сможем завершить Северный коллектор, который уже 20 лет строится и юго-западные очистные сооружения, и так далее. Вот как вы считаете - ведь за прошедшее время от этой конфронтации уже все устали, город очень много потерял. Может, уже не нужно конфронтации? Может, нужно сотрудничество - открыть Петербург стране, мы часть России, открыть миру, открыть Европе...

Шелин: Пожалуйста, ответьте, Анна Борисовна.

Маркова: Кто же спорит, Валентина Ивановна! Но ведь вы столько принесли в город ссор и беды, что, по-моему, уже и говорить об этом невозможно. Кто же отказывается, чтобы в город приходили инвестиции? Кто же отказывается от помощи федерального бюджета? Валентина Ивановна, но ведь бюджет уже практически сформирован - ГосДума уже принимает его в первом чтении. Ну где там Санкт-Петербург? Вы говорите: "Я принесу деньги". Ну покажите тот мешок, откуда вы их собираетесь принести. Никто же не спорит. Но губернатор, будущий губернатор, должен уважительно относиться, безусловно, и к центру - мы единая страна. Но он должен уметь и потребовать, он должен уметь защитить интересы города, которые сейчас ущемляются. Почему вы говорите о конфронтации? Мы не получаем, нам не додают положенное по закону из федерального бюджета. Вот сейчас вас поставили определенные люди - они просто силком вталкивают вас второй раз в город. Но разве вы сможете потребовать у них. Подать, например, в суд, на того же Касьянова и сказать: нам положены наши 50%! Да никогда в жизни. Вы будете ходить и клянчить. Покажите, пожалуйста, где это прописано, в какой статье бюджета - да нет этого, Валентина Ивановна! И сделать вы этого не сможете. А если завтра не будет ни Касьянова там, ни Примакова, ни еще кого-то, у кого вы сможете попросить, какими связями вы будете пользоваться? Мой путь совершенно другой - это самостоятельный путь развития Петербурга. Безусловно, мы не собираемся отгораживаться, не собираемся ни с кем ссориться. Мы собираемся выходить на внешний рынок. Но мы собираемся в первую очередь делать и действовать с точки зрения закона. А ваш путь - не самостоятельный. Вы все еще в тех старых временах. Вот, как вы мне рассказывали про Красногвардейский райком партии: у кого-то пробить, у кого-то попросить, с кем-то договориться. Да нет уже, другая сейчас ситуация, другая экономика, Валентина Ивановна, понимаете! И нет конфронтации, абсолютно никакой, ни с кем! Но, видимо, вы живете просто за затемненными стеклами, вы не видите настоящую жизнь. Вот, например, 45-я школа. Посмотрите, ведь уже с родителей берут подписку, что они будут голосовать за Валентину Ивановну. Вы этого не знаете? Вам не докладывают об этом? Вы мне сейчас сказали - "вы провели мало встреч". Валентина Ивановна, так вы мне их не давали. Я не могу уже выйти ни на телевидение, ни на радио, если я с кем-то встречаюсь, туда тут же подъезжают и говорят: не надо с Марковой встречаться, вы делаете неправильно! А Амелин, которого вы уволили - только за то, что он меня поддержал?! Валентина Ивановна, ну не обманывайте вы горожан. Вы понимаете, вот вы хорошо улыбаетесь, хорошо говорите. У вас прекрасно поставленная речь, вы говорите ни о чем. Вы говорите все время ЧТО надо сделать, но называете какие-то странные пути. Они уже не рыночные, мы живем в другое время, Валентина Ивановна, поверьте!

Матвиенко: Анна Борисовна!

Маркова: Вы живете за затемненными стеклами, вы ходите с охраной, вы ездите на машине с мигалкой. Вы не видите жизнь. Пойдемте, погуляем в субботу! Одевайте кросовочки, одевайте курточку - я вас приглашаю...

Шелин: Анна Борисовна, три минуты...

Маркова: Я вам покажу наш город...

Матвиенко: Анна Борисовна...

Шелин: ...уже истекли!

Маркова: ...не в том измерении!

Шелин: Уважаемые участники дебатов! Время, отведенное сегодня на эти телевизионные дебаты, истекает. Большое вам спасибо, Валентина Ивановна.

Матвиенко: Спасибо.

Шелин: Большое вам спасибо, Анна Борисовна, за эти дебаты!

Маркова: Валентина Ивановна, я вас приглашаю!..

Шелин (Краснянскому): Дмитрий Валерьевич, выскажите, пожалуйста, ваше мнение об этих дебатах.

Краснянский: /.../ безусловно, поддерживаю предложение - пойти и погулять. Может быть, это действительно будет на пользу нашим горожанам. И все-таки призываю кандидатов придерживаться установленного регламента, поскольку тем самым не нужно ставить в нехорошее положении Санкт-петербургскую избирательную комиссию, которая обязана предоставить вам равное количество эфирного времени.

Маркова: Не нарушайте закон, и у вас все будет в порядке! И вы будете хорошо жить и спокойно спать.

Краснянский: Мы лишь старались предоставить равное количество эфирного времени всем кандидатам, которые на сегодняшний день у нас остались.

Маркова (протягивая Матвиенко пакет с чаем-сигаретами): Валентина Ивановна, хочу вам вернуть ваш набор...

Шелин: Анна Борисовна! Мы должны выйти из прямого эфира. После эфира вы преподнесете все подарки, какие считаете нужным. Спасибо. Уважаемые зрители, завтра, в это же время - последний раунд телевизионных дебатов. Всего вам доброго!