Мародёрство под ковром

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Мародёрство под ковром В райкомах не уберегли шторы, зато спасли госсекреты

"- Сан Саныч, правда ли, что вы кассу райкома сперли?

- Спер. Только там не было ни фига... 
(Из застольного разговора с Куваевым А.А.) 
Александр Куваев, член Президиума ЦК КПРФ. В 91-м - первый секретарь Ленинского райкома КПСС: 
- Сразу после путча помещение райкома было опечатано. Представители прокуратуры вызвали меня 26 августа и в моем присутствии произвели обыск в здании. Кроме них в обыске принимали участие несколько человек демократических взглядов с неуравновешенной психикой. В простонародье таких называют "демшизой". Правда, в то неспокойное время они умудрились стать депутатами райсовета... 
Обыск длился шесть часов. Демократы перерыли весь райком, включая урны для бумаг. С их слов, они искали секретные распоряжения ГКЧП. Их также интересовали финхозотдел, сектор партучета и мой сейф, где они нашли три пакета с грифом "секретно" столетней давности. Я не позволил их вскрыть без присутствия прокурора района. Приехал прокурор... Вскрыли конверты, но там не было ничего, связанного с ГКЧП. Кроме того, демократы очень интересовались финансами. Потом меня еще несколько раз допрашивали на эту тему уже в прокуратуре. Им почему-то было невдомек, что в райкоме деньги не хранятся, - деньги были в Сбербанке на счету райкома, а счет к тому времени был арестован. 
Интересно, что во время обыска из райкома исчезло много самых разных предметов - в том числе личные вещи коммунистов. Настольные часы и телефон пропали в финхозотделе, в приемной - бухта антенного кабеля. У меня из кабинета украден... зонтик. В орготделе исчезли телефоны, шторы и ковровая дорожка. А в сектор партучета мы их просто не пустили. Здесь я и работники райкома продолжали работать до декабря - систематизировали документы. Всем желающим мы выдавали на руки их партбилеты. Документация, не имеющая госважности, текущая, оперативная и прочая просто уничтожалась. Всего мы вывезли за город четыре "КамАЗа" и сожгли. Акты по уничтожению имеются. Остальное подлежало сдаче в архив. 
Кстати, мы не раз обращались к новым властям, чтобы не допустить приватизации здания райкома - оно располагалось в особняке Дениса Давыдова. Его удалось отстоять - теперь там располагаются местные власти города... 
Антон Васильченко, руководитель пресс-службы МГК КПРФ. В 91-м году - инструктор Люблинского райкома КПСС по административным органам (КГБ, МВД, прокуратура, суд, сберкассы, гражданская оборона, ДОСААФ и т.д.): 
- Когда я пришел в райком в первые дни после путча, его было не узнать. Исчезли графины, телефоны, даже ковры, один переносной телевизор (всего у нас их было два: один находился в приемной первого секретаря, второй - в идеологическом отделе). Это при том, что помещение находилось под охраной милиционера. Он, правда, долго не хотел нас пускать внутрь, говорил, что с коммунистами покончено, и так далее. Все это происходило в присутствии группы представителей демократической общественности... 
Единственным местом, которое избежало разграбления, был "сектор партийного учета". Просто это комната с железными дверями, решетками на окнах и сигнализацией. Там хранились "карточки партучета" - те самые, которые полностью отслеживали жизнь члена КПСС. В них, например, прямо указывалось, с какими целями ездили в братские страны наши военные советники-коммунисты, и тому подобное. Первым делом мы стали перетаскивать туда оставшиеся бумаги и вещи. Это сопровождалось требованиями демократов пустить их внутрь сектора. Мы объяснили им, что здесь не только партийные секреты, но и государственные. Их мы откроем лишь в присутствии представителей КГБ и прокуратуры. 
В течение следующих дней мы действовали как нормальные советские люди после прихода к власти в городе "иноземных захватчиков". Во дворе развели костер и стали жечь досье на "демков" (так мы называли демократов) - Невзорова, Любимова, списки районных активистов - ведь тогда у нас была полная уверенность, что, если они попадут в руки новых хозяев, - репрессии будут продолжаться. Всем желающим мы раздавали учетные карточки коммуниста со словами: "Вот вам временно ваша карточка. Наше время еще придет". Часть документов была сдана в партийный архив города по описи - "сдал-принял". Но то, что нам было нужно, мы спрятали. Кстати, до сих пор сохранились бланки грамот, печати и документы заводов, состоявших на партийном учете в районе... 
Профессор истории Валерий С., в 91-м - руководитель парткома Высшей партийной школы: 
- Вакханалия с дележом собственности началась почти сразу после путча. Если в первые дни на выходе, скажем, из здания ЦК КПСС стояли толпы народа, досматривавшие всех подряд, то потом всякая режимность объектов была снята. Мы понимали, что это конец, и потому никто особо не стеснялся. Столько лет отпахали на Родину! Брали все, что плохо лежит: японские калькуляторы, американские печатные машинки, сервизы... Помню, у одного товарища дома сломались ножницы. Так он пришел на работу, собрал по кабинетам с дюжину ножниц, пресс-папье, банки с клеем и все унес домой. Все удивлялись, зачем ему столько ножниц? Мог бы взять что получше... 
С райкомами и того было проще. К концу рабочего дня к подъезду подгоняли у кого какой был автотранспорт и вывозили всю оставшуюся мебель. В райкомах она была не ахти, но на дачу вполне годилась. Но в основном это было уделом чиновников средней руки. Шишки покрупнее и брали соответственно. Например, те, за кем была закреплена персональная машина, очень скоро начали водить ее сами. ЦК-то с его автобазами не стало. Никто и не заметил, как машины стали их личной собственностью. С дачами творилась не менее интересная история. Скажем, на балансе "родственного" ЦК ВЛКСМ был большой дачный поселок в Быкове. Домики на лето в нем в основном снимал технический персонал: уж больно было непрестижное место. Но на халяву и то сойдет. Сразу после путча дачный поселок был захвачен одним видным комсомольским функционером. Он сейчас занимает не менее видное место в мэрии... "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации