Марочный "гоп-стоп"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::15.11.2005

Марочный "гоп-стоп": базовые методы

Алексей Роменский

Безалкогольный Новый год перестает быть шуткой. Новогоднее обращение президента сограждане рискуют слушать, не откупоривая толстодонные бутылки с черной этикеткой «Советское шампанское». Роль «Гринча, укравшего Рождество» исполняет Владимир Логинов, почтенный директор ФКП «Союзплодоимпорт», которому и принадлежит торговый знак «Советское шампанское». И не то, чтобы он никому не разрешает производить игристый напиток под таким названием. Просто продать марку он решил дважды – сначала собрав было роялти с производителей шампанского, а потом предоставив эксклюзивное право на «Советское» компании Алкомир. Те, кого шампанское не поит, а кормит, написали жалобу министру сельского хозяйства Гордееву, в чьем ведомстве укрылось ФКП «Союзплодоимпорт». А пока суть да дело, президенту придется налить себе в бокал для новогоднего обращения какой-нибудь Моеt c Chandon’ом, а нам – простым смертным – «Буратино» (благо желтенькое и с пузыриками) или что-нибудь молдавское…

Ну, что же удачи производителям шампанского. И изучайте опыт коллег – они уже обращались к Гордееву. Занятие это бессмысленное, потому что любому постороннему наблюдателю очевидно, что «Союзплодоимпорт» во главе с ближайшим другом и заместителем Гордеева в сельскохозяйственном ведомстве возник отнюдь не случайно. Можно предположить, что на базе министерства сельского хозяйства, ФКП «Союзплодоимпорт» при поддержке Федеральной службы по патентам, интеллектуальной собственности и товарным знакам, подчиняющейся Минпромнауки, сформировалась группа, специализирующая на отъеме у населения товарных знаков и интеллектуальной собственности. Специалисты-криминалисты наверное нашли бы здесь и катранщиков, и сгонщиков, и скупщиков.

Усилиями этой группы в области потребительских марок разработано и внедрено два принципиально разных метода отбора марок (можно хоть ноу-хау патентовать). Выбор метода зависит от двух показателей: во-первых, есть ли заказчик на «изымаемый» бренд; а во-вторых, «антикварная» ли марка или новодел.

Антикварный вариант

По такому варианту развивалась ситуация вокруг более полусотни алкогольных брендов, вроде, Столичной, Черного Кристалла, Советского шампанского, а также ряда других потребительских марок, известных со времен СССР, – Chatka, Печень трески и т.д.

Конкретный заказчик на «антикварный» бренд, в общем-то, не нужен - «скупщики» всегда найдутся. Торговый знак надо взять, а потом собирать роялти с несчастных производителей, удосужившихся закатывать Печень трески в банки без разрешения. Впрочем, иногда появляется «стратегический» заказчик, которому обещают «эксклюзив» на производство и распространение той или иной марки.

Схема простая. Под «крышей» министерства сельского хозяйства существует ФКП «Союзплодоимпорт», которое как раз специализируется на спекуляции торговыми знаками эпохи развитого социализма, не имея к ним, впрочем, никакого отношения. По сути, ФКП – типичный «сын лейтенанта Шмита»…

История ЛжеСоюзплодоимпорта Второго

В советские времена существовало Всесоюзное внешнеторговое объединение (ВВО) «Союзплодоимпорт», которое действительно обладало некими правами на известные торговые знаки эпохи. Точнее, ВВО имело монопольное право на их экспорт, а значит, и на защиту марок за пределами Родины. Внутри страны производство шампанского и крабового мяса регулировалось совсем другими ведомствами. В 1991 году ВВО из государственной компании решило стать акционерным обществом. Тогда государство в лице Госпатента СССР и лишило мятежное ВВО его основного богатства – товарных знаков. И ВВО приказало долго жить.

Прошли годы. И появился первый наследник достояния советской республики – ЛжеСоюзплодоимпорт Первый. В 1997 году молодой предприниматель Юрий Шефлер выкупил у государства около сорока алкогольных марок за 300 тысяч долларов. Торговые знаки перешли созданному под это дело ЗАО «Союзплодимпорт».Через пару лет удачливый «сын лейтенанта Шмита» уже во всю стриг роялти с производителей водок, бальзамов и игристых вин.

Продолжалось бы это и дальше, если бы не возникла, в острых дискуссиях между Гордеевым и его замом Логиновым, та самая «антикварная схема». Разработку метода Логинов взял на себя, Гордеев обеспечил государственную крышу всему предприятию. Выглядело все так, будто государство осознало свою ошибку и родило второго наследника советских брендов – Федеральное казенное предприятие «Союзплодоимпорт». Эдакого второго Лжедмитрия, разве что с офисом не на Тушинской. И вот новоявленный наследник под руководством бывшего заместителя министра сельского хозяйства Владимира Логинова с успехом отбирает у производителей фантики от продуктового набора шестидесятых – красно-синий от мяса краба, фиолетово-желтый от «Печени трески», черный от «Советского шампанского». А потом делает с них копии и разрешает клеить на соответствующие бутылки и банки.

Антикварный вариант: продолжение

Владимир Логинов и оказывается центральной фигурой в отборе торговой марки по «антикварному варианту». Он подыскивает очередную добычу, он же и распределяет прибыль. Причем, собственно государственному бюджету практичекски ничего и не достается, поскольку из года в год ФКП остается формально убыточным.

Подобрав жертву, Логинов обращается к руководителю Роспатента Борису Симонову. Исторически-правовое обоснование принадлежности «Печени трески» «Союзплодоимпрту» готовится в недрах отдела товарных знаков Роспатента. Юридический гений начальника отдела Роберта Восканяна уже получил "широкое признание в узких кругах". Его отдел и обосновывает очередное право ФКП на советское алкогольно-продуктовое наследие.

Далее готовится решение палаты по патентным спорам. Здесь дело поставлено на поток. Над составлением решения, как правило, корпеют рядовые сотрудники самой палаты – Никифорова и Олейничева. Если интересант посторонний и требует особого внимания, в дело вступает руководство: Николай Судьин и Светлана Семченко. Но их основная роль в другом – красиво провести это решение на заседании патентной палаты. Загвоздок тут не бывает.

Торговый знак переходит в безраздельное владение Логинова. А дальше тянутся «скупщики» – рядовым производителям ничего не остается, кроме как заплатить «Союзплодоимпорту» за право наклеить на десятилетия выпускаемую продукцию знаменитую этикетку, которую они и так клеили с незапамятных времен.

То, что проделывает Логинов со старыми советскими брендами, по мнению его менее успешных коллег, работающих на улицах, а не в кабинетах власти, называется «катать в половину». Это - старый метод шулеров-«паковщиков». Те сначала забирают у «лоха» деньги, а потом часть возвращают, чтобы «клиент» расслабился и сразу морду бить не полез или не завопил «Милиция!». Т.е. бренд забрали, но тут же назад за посильную плату отдали. «Не бойтесь, мол, дорогие граждане производители. Государственные интересы – не в том, чтобы вы печень трески не производили (хотя могли бы и так вас нагнуть во имя властной вертикали), а в том, чтобы вы Логинову «долю малую» заслали». Производители мелко крестятся и радуются, что еще дешево отделались.

Вариант второй или Найди лоха

Если предметом атаки оказывается популярная марка, возникшая уже в постсоветские времена, то тут действует несколько другой вариант. По этой схеме проходили, в частности, «Гжелка» и «на бруньках».

Во-первых, ни ФКП, ни Роспатент «инициативно» мараться новоделом не станет. Дело сложное, исход не однозначный. Это не печень трески. А вдруг владелец симпатичного товарного знака окажет сопротивление. В случае с новоделом всегда есть конкретный интересант, который вне зависимости от исхода оплачивает услуги веселой компании, в то время как в описанном выше «антикварном» варианте ребята работают что называется «из прибыли».

Во-вторых, каждый зарегистрированный товарный знак имеет свою правовую защиту. Если говорить менее юридическим языком, то Роспатент, регистрируя марку за ее законным владельцем, обещает, причем обещает от имени государства, охранять ее от посягательств других потенциальных владельцев. А чтобы товарный знак можно было забрать Роспатент должен снять его со своей охраны и передать его другому владельцу. Этим занимается непосредственно Палата по патентным спорам во главе с Николаем Судьиным.

Но как зайти? Если дело в товарном знаке, то и идти надо к начальнику отдела по товарным знакам. Благо упоминавшийся уже Роберт Самвелович Восканян – человек широкой души, никогда не откажет убедительно просящему. Если интересант из-за рубежа (это в большей мере интеллектуальной собственности касается, хотя и алкогольно-продуктовые случаи бывают), то его в Роспатент вводит заместитель руководителя этой службы Владимир Шипков, отвечающий за внешние сношения Роспатента. Небольшой штришок к психологическому портрету – по не объяснимым причинам, г-н Шипков, в советской время – завхоз, любит рассказывать о своем прошлом «героя-разведчика». Итак, Владимиры - Восканян и Шипков - основные «подводчики».

При этом понятно, что новодельный бренд отобрать не просто сложно, а фактически невозможно. Это не заводик какой-нибудь, где лишь бы на денек-другой в заводуправлении с печатью потусоваться да реестродержателя простимулировать. Начинаются долгие прения сторон, борьба не шуточная. Поэтому интересанта важно не только привести, но и удержать.

Руководитель Службы по патентам, интеллектуальной собственности и товарным знакам РФ Борис Симонов, что называется, «сгонщик». Его стезя – психологическое воздействие на интересанта посредством специальных приемов. Излюбленный – тянуть с подписанием решения Палаты по патентным спорам в пользу интересанта.

В изворотливости роспатентовцам не откажешь. Бруньки закон регистрировать запрещает как характеристику состава и рецептуры продукта. Зато водку, настоянную «на бруньках» признали идиоматическим выражением, изобретательной находкой и зарегистрировали как товарный знак, выбрав из производителей бруньковой водки более симпатичного. А если кто хочет оспорить подобное решение Роспатента, это в Палату по патентным спорам, где улыбающийся Судьин увлекательно разъяснит, почему «на бруньках» не является особенностью рецептуры. Оглянуться не успеете, как согласитесь с этим милым человеком, а бренд Ваш меж тем утекает на чужой конвейер.

К разработкам таких юридических ходов нередко привлекаются и поднатаревшие в этом деле юристы ФКП «Союзплодоимпорт». Так, например, известно, что именно они разработали схему отбора «Гжелки» у «Кристалла» (ссылка).

Вместо заключения

Но, как известно, в каждой из подобных схем есть слабое звено. И вот тут – внимание господа-владельцы товарных знаков, патентов и иной интеллектуальной собственности! Заслон на пути «Роспатента» - в самом патентном праве. В соответствии со статьей 45 Патентного закона РФ, а также статьей 31 закона Российской Федерации "О товарных знаках ", споры в этой области можно вести сразу в судах, минуя Палату по патентам! В случае же, если беспредел уже творится, то любое решение Роспатента или Палаты по патентным спорам легко может быть оспорено также в судебном порядке. Что, кстати, с успехом и делается. Так, например, тот же «Кристалл» выиграл шесть судов и отменил незаконные решения Роспатента. Так зачем же огород городить?

Возникает интересная коллизия, неочевидная с первого. А кто же настоящая жертва? Интересант, подписи все получил, с обаятельным человеком Симоновым пообщался. А спорный бренд законные владельцы взяли и отстояли. И кто же здесь больший «лох»: видимые жертвы - законные брендовладельцы, которые потратились на судебную защиту своей собственности или потенциальный «похититель», которого чиновники в своих интересах втянули в игру, по определению обреченную на поражение? Ответ, как нам представляется, ясен.

Интересно, что скажет Симонов заказчику того же наезда на «Гжелку» (а это, между прочим, широко известный в определенных кругах питерский сенатор от Ненецкого автономного округа и по совместительству водочный «король» А.В. Сабадаш), когда тот обратиться к нему за разъяснениями. Не уверен, что фраза из анекдота: «Ну не смогла я…» здесь окажется достаточно убедительной…