Марш аферистов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Деньги",

Марш аферистов

Алексей Ходорыч, Игорь Белавин

В середине 80-х одна американская телефонная компания вела бизнес весьма оригинальным способом. Установив стоимость минуты входящего звонка $7 (обычно она в таких компаниях раз в десять меньше), рассылала по офисам разносчиков пиццы. Те, узнав, что пиццу никто не заказывал, удивлялись и просили разрешения позвонить к себе в офис, чтобы уточнить адрес. Позвонив, долго -- за $7 в минуту -- выясняли причину ошибки, извинялись и уходили. А в конце месяца компания, не пожелавшая пиццу, получала счет на несколько десятков долларов. Среди прочих счетов этот не вызывал удивления. В итоге за два года аферистам-телефонистам удалось заработать несколько миллионов. Мошенников вычислили случайно -- одна из компаний действительно заказывала пиццу, а у липового разносчика коробки оказались пустыми.

В современной России аферисты не мелочатся, предпочитая зарабатывать сразу и помногу. Тем более что и риска почти никакого.

Спасите наши души

       Сайтов, посвященных различным видам мошенничества в Рунете, сегодня предостаточно. На самом известном из них -- aferizm.boom.ru -- подробно описано, как и кто вас может "развести на деньги": сотни реальных примеров, связанных с деятельностью катал, квартирных мошенников, гадалок, целителей, наперсточников и прочих аферистов.

Порой попадаются совсем уж экзотические случаи. Например, московское ООО "Мефистофель" рассылало тысячам россиян письма с предложением отдать ему на один месяц "нематериальное движущее начало, в просторечии именуемое душой", в обмен на "исполнение актуальных желаний и негласное содействие в достижении конкретных целей". Как сообщалось в письме, если через месяц желания исполнятся и душа не будет выкуплена обратно, то она переходит в полную собственность ООО. Расчет был прост: у некоторых адресатов, написавших в ООО "Мефистофель" о своих невзгодах, некоторые "актуальные желания" осуществятся своим чередом, и, естественно, найдутся те, кто решит выкупить свое "нематериальное движущее начало". Например, самарчанин Александр В. добровольно расстался таким образом с $5 тыс. Всего, по данным МУРа, ООО заработало этим способом около $1 млн, причем к суду его руководителей так и не привлекли, ведь деньги "Мефистофелю" все отдавали вполне добровольно. (Примерно так же в США долгое время работала некая консалтинговая контора при одной из бирж. Советы относительно покупки-продажи акций давались абсолютно бесплатно, но с одним условием: если сделка окажется удачной, клиент должен заплатить конторе определенный процент. Естественно, сделки иногда оказывались удачными. В общем, консультанты не бедствовали.)

Клиентов у таких аферистов более чем достаточно, и на их удочку попадаются даже весьма серьезные фигуры (например, известный правозащитник Сергей Ковалев в 1998 году проиграл $2,2 тыс. на обычном "лохотроне"). При этом эффективно бороться с мошенниками "на добровольных началах" практически невозможно, и действия большинства из них остаются безнаказанными. [page_9479.htm Александр Добровинский, руководитель адвокатской конторы "Добровинский и партнеры"]: О чем тут можно говорить, если даже создателя самой известной финансовой пирамиды МММ Сергея Мавроди привлечь к ответственности по суду, то есть доказать его преступный умысел, как я считаю, нереально. Ведь в отличие от прочих строителей пирамид он -- и это было прописано в каждом договоре -- вообще никому не обещал платить какие-то проценты. Кстати, так же нереально каким-то образом вернуть пострадавшим деньги: по уставу МММ большая их часть шла на благотворительность, а такие средства по существующему законодательству не могут быть взысканы с ответчика, даже если его вина доказана, что в случае с Мавроди, как я уже сказал, сделать весьма сложно.

       Как ни странно, еще сложнее бороться с мошенниками, которые работают не с гражданами, а с юридическими лицами. Игорь Михан, начальник отдела арбитражных споров компании "Экономика и юстиция": Разбирательства между юридическими лицами по существующему законодательству являются сферой не уголовного, а гражданского права и должны рассматриваться в арбитражном суде. Конечно, статью 159 УК, определяющую мошенничество, никто не отменял, но следователи в таких делах, как правило, не компетентны, и, если не затронуты интересы госпредприятия или не присутствует совсем уж очевидный преступный умысел, они от такого дела попытаются избавиться, то есть отправят и ответчика, и истца в арбитраж. А что такое арбитраж, вы знаете -- добиваться исполнения его решения, даже если оно будет оперативным и неангажированным, можно годами. (Арбитражные суды, кстати, тоже входят в сферу интересов мошенников. Например, на истца выходит "доброжелатель", обещающий подкупить судью этак за $3 тыс.,-- деньги, естественно, идут в карман самому "доброжелателю". Если дело решается не в пользу истца, мошенник просто возвращает сумму обратно.)

Вопреки сложившемуся мнению, именно юридические, а не физические лица чаще всего становятся жертвами мошенников. Впрочем, это и неудивительно: редкий бизнесмен сегодня работает без нарушений, а в мутной воде ловить рыбку -- одно удовольствие. Сергей Минаев, генеральный директор Специальной информационной службы (СИнС): Когда есть возможность, что называется, "кинуть" -- всегда "кидают", рано или поздно. Причем о каком-то джентльменстве, дружбе, партнерстве не может быть и речи. Вот совсем свежий пример. Один очень известный банк (назвать не могу: против его руководителей сейчас идут следственные действия) долгое время специализировался на обналичке черных касс предприятий. Обналичивал, обналичивал, а потом, набрав заказов на несколько десятков миллионов долларов, вдруг перестал перечислять деньги обратно. И что? Все клиенты себя ведут тише воды ниже травы -- кому хочется признаваться в таком серьезном правонарушении? Нашелся, правда, один, которому удалось "обелить" задним числом перечисленные деньги. Так ему его $2 млн тут же и вернули. С теми, кто демонстрирует готовность идти до конца, мошенники не связываются.

       Владимир Луценко, генеральный директор охранной ассоциации "Стелс", полковник запаса, в прошлом руководитель подразделения КГБ по борьбе с терроризмом: Считается, что нынешний бизнес цивилизованнее, чем несколько лет назад. Наверное, потому что проблем с бандитами стало все-таки меньше. Что касается всего остального, то методы не очень-то изменились. Скажу прямо, ситуации подчас возникают даже более сложные, чем во время моей прошлой деятельности в КГБ. Если говорить на воровском жаргоне, "разводят по черному". Но иногда бывают и анекдотические случаи. Есть в Москве дилер одной известной западной автомобильной компании. Ребята из Санкт-Петербурга обратились в ту же компанию: хотим, мол, стать вторым дилером в Москве. Иностранцы, естественно, за, а вот первый дилер недоволен. Какие только препоны не чинил! Например, бойцы РУОПа, против которых сегодня возбуждено уголовное дело, попросту засунули в карманы ребятам, которые собрались стать дилерами, автомат иностранного производства и гранаты и задержали за ношение оружия, не позаботившись даже о правдоподобии инсценировки. С таким автоматом в кармане просто невозможно сесть за руль машины, на которой они приехали. А недавно им звонок: "С вами хотят поговорить в Кремле, подъезжайте завтра к президентскому подъезду". Приехали. И действительно, оттуда вышли люди в строгих костюмах, провели чуть ли не в центр Кремля и объяснили: так, мол, и так, на высшем уровне не хотят, чтобы вы в этот бизнес совались. Хорошо хоть служба безопасности Кремля провела скрытую видео- и аудиозапись разговора. Люди в строгих костюмах оказались сотрудниками кремлевского гаража -- их специально наняли для проведения такой вот акции устрашения.

       Юрий Бондаренко, заместитель гендиректора охранно-детективного объединения "Аргус": Откровенно говоря, редкий предприниматель никогда не "кидал" своих партнеров -- таковы сегодня негласные нормы бизнеса.


Опрошенные нами компетентные лица рассказали о наиболее часто встречающихся формах "кидания".

Черные списки России

Converted 11722.jpg

Игорь Михан, начальник отдела арбитражных споров компании "Экономика и юстиция": "Даже договор о поручительстве известного банка не может служить гарантией"

       Александр Майоров, генеральный директор Российского агентства экономической безопасности и управления рисками (РАЭБ) ТПП РФ: Наше агентство специально создано при ТПП для защиты предпринимателей -- в том числе и от мошеннических действий третьих лиц. Сейчас мы ведем реестр надежных партнеров, информации о мошенниках тоже собрано очень много. Более того, уже в июле мы планируем выпустить первый в России справочный бюллетень по фирмам, зарегистрированным с целью совершения мошеннических операций. Всего в этом черном списке будет около 5 тыс. фирм. Но вот что я вам скажу: и сегодня наиболее действенными и безнаказанными остаются самые элементарные способы мошенничества. Я уж не говорю про получение товара по подложным накладным, которое почти всегда происходит с ведома самого покупателя. Он приезжает на склад часом позже с уже настоящей накладной и устраивает скандал -- этот давно известный способ по-прежнему работает безотказно. Но существуют и более хитроумные схемы. Например, покупатель проплачивает товар и просит поставщика доставить его на склад по такому-то адресу. Поставщик доставляет товар, а через день покупатель предъявляет претензию -- почему товар не доставлен? Оказывается, что по указанному адресу находилось два склада, один из которых, склад покупателя, нарочно был заперт и лишен всех опознавательных знаков, а второй, мошеннический, естественно, открыт. Разбирательство, само собой, ни к чему не приводит, так как и фирма, которая приняла товар, и сам товар на следующий день исчезают.

       Наталья Чернова, начальник юридического департамента компании СИнС: По-прежнему используется схема подмены одного юридического лица другим, особенно когда речь идет о консигнации. Договор заключается одной фирмой, товар растаможивается другой -- со сходным названием, товар со склада отпускается третьей. В итоге выпадание любого звена из этой цепочки приводит к печальным для поставщика последствиям. Однажды таким образом в России бесследно исчез целый теплоход окорочков.

       Александр Лученок, заведующий отделом рыночной инфраструктуры Института экономики Академии наук Белоруссии: До сих пор применяется следующая схема. К посреднику обращается малоизвестная фирма с просьбой помочь купить определенный товар, причем по высокой цене. "Совершенно случайно" через несколько дней к тому же посреднику обращается клиент, который может продать запрашиваемый товар, и весьма недешево. При этом он требует залог и уплаты значительной неустойки в случае отказа от получения товара. Когда посредник привозит товар фирме-покупателю, она оказывается пустышкой без уставного фонда и с липовой печатью, а ее офис, как выясняется, арендован на подставных лиц.

       Александр Майоров: Недобросовестные партнеры часто просто отказываются от сделки по формальному поводу -- с дальнейшей покупкой товара за бесценок. Особенно часто этот способ используется при поставке угля или леса за границу. Поставщик доставляет товар до границы, и тут контрагент -- как правило, иностранная компания или выдающая себя за нее -- предъявляет претензию к качеству поставленного товара или просто отказывается признавать принятые в России нормы естественной убыли при транспортировке (например, "уголь навалом" подвержен утруске). Выставляет огромные штрафы за недопоставку, а затем соглашается приобрести тот же товар за бесценок. Поставщик, чтобы избежать расходов на обратную перевозку товара, соглашается на эти условия. Иногда мошенники действуют еще смелее. Договор подписан, счет "вот-вот будет оплачен", транспортная компания уже требует исполнения обязательств, угрожая штрафами за простой вагонов. В результате товар, отправленный покупателю, так и остается неоплаченным. Например, ООО "Пижма", "продавшая" таким образом компании "Звезда севера" груз ясеня, потеряла на этом $400 тыс.

       Надо сказать, что чаще всего при реализации подобных схем единственной пострадавшей стороной является государство. Александр Добровинский: Практически все металлургические компании таким способом просто уходят от налогов. Покупатель, аффилированная с продавцом офшорная компания, получает "некачественный" металл за бесценок и продает его потом за полную стоимость. Следовательно, основной доход от сделки уходит из налогооблагаемой базы. Потом, кстати, часть денег может вернуться в Россию -- тот же офшор "предоставляет" поставщику кредит под высокие проценты, который заемщик потом исправно возвращает обратно за границу. Эта схема отмывания и вывода денег за рубеж работает как часы. Правоохранительные органы о ней знают, но сделать ничего не могут.

       Впрочем, порой действия правоохранительных органов по выявлению мошеннических фирм оказываются успешными. Недавно ГУБЭП России и УБЭП Москвы провели удачную операцию по раскрытию мошенничества торговой фирмы "Инфраструктура", которая за шесть лет успешной работы нагрела не одну тысячу коммерсантов. Впрочем, "Инфраструктура" давно фигурирует в "Черном списке фирм России", который находится в Интернете по адресу spiski.narod.ru. Число пострадавших от нее действительно огромно, и вполне естественно, что правоохранительные органы уже просто не могли закрывать глаза на ее деятельность, несмотря на очень мощное прикрытие. Александр Воробьев, руководитель пресс-службы комитета Федеральной криминальной милиции при МВД России: Обманывали двумя способами. Клиент перечислял деньги за дешевый товар ("Инфраструктура" предлагала чай, сахар, яичный порошок, мясо, куриные окорочка по ценам, в среднем на 10% ниже среднерыночных.-- "Деньги"), но после оплаты выяснялось, что товар уже продан, и клиента просили либо подождать, либо приобрести этот товар у третьего лица по явно завышенной цене. Другой способ: клиент сам привозил товар, чтобы продать по заранее договоренной цене. В этом случае "Инфраструктура" выступала в качестве посредника. После совершения сделки деньги клиенту также под разными предлогами не возвращались либо возвращалась гораздо меньшая сумма, якобы вырученная с продажи его товара. Чтобы уйти от уголовной ответственности, сразу подписывался договор, в котором четко указывалось, что все разбирательства между сторонами будут проходить через арбитражный суд. Поэтому все попытки завести на "Инфраструктуру" уголовное дело ранее заканчивались крахом.

       Пояснения по схеме, которую с успехом использовала "Инфраструктура", дал Евгений Евтюшин, исполнительный директор компании "Экономика и юстиция": На самом деле "Инфраструктура" в итоге всегда выплачивала деньги, если покупатель отказывался приобрести товар по завышенной цене. Но с момента перечисления до момента возврата денег проходило до полугода. Таким образом, "Инфраструктура" просто пользовалась практически неограниченными беспроцентными кредитами! Но хочу заметить, что пострадавшие, как правило, были виноваты сами. Во-первых, почти все предпочитали оплачивать большую часть товара черным налом, и в случае судебного разбирательства доказать что-либо было невозможно. Во-вторых, в договоре о поставке они просто не оговаривали все возможные нюансы.

Западные технологии

Converted 11723.jpg

Александр Майоров, генеральный директор Российского агентства экономической безопасности и управления рисками (РАЭБ) ТПП РФ: "Недобросовестные партнеры часто просто отказываются от сделки по формальному поводу -- с дальнейшей покупкой товара за бесценок"

       Значительная часть мошенничеств связана именно с юридической безграмотностью коммерсантов. Речь идет о так называемых юридических бомбах. Заложив их, мошенники могут потом с легкостью не исполнять договоры ввиду их ничтожности. Игорь Михан: Вариантов здесь много, и все они по-прежнему работают. Например, договор подписывается директором фирмы, который по ее уставу подписывать такие договоры не имеет права. В результате сделка не исполняется, признается арбитражным судом недействительной, а перечисленными контрагентами средствами мошенники могут пользоваться несколько месяцев как беспроцентным кредитом, если вообще не исчезнут. Я уж не говорю о фирмах-однодневках, которые открываются на подставных лиц. Фирма может иметь хорошую историю, но затем ее продают, новые владельцы показывают партнеру нотариально заверенную копию старого состава учредителей, а фирму тем временем уже переоформили на подставное лицо. И даже договор о поручительстве известного банка, если читать его невнимательно, не может служить гарантией. Такой документ должен иметь определенную законом строгую форму. Достаточно изменить некоторые формулировки, даже не меняющие его сути, и арбитражный суд освободит поручителя от ответственности ввиду ничтожности этого договора. Подобные "юридические бомбы" могут встречаться в договорах страхования, аренды, покупки недвижимости, автомобиля. На них попадаются те, кто экономит на юристах, а таких сегодня большинство.

       Схем торгового мошенничества много. С некоторыми из них можно ознакомиться в Интернете по адресу antitax.ru/moshennik/luchenok/luchenok.html. Но еще богаче мир мошенничеств финансовых, значительная часть которых описана в специальном обзоре компании СИнС. Игорь Кабанов, руководитель аналитического отдела компании, готовивший этот обзор: Такие аферы в России нередко проворачивают западные мошенники. Например, российской организации предлагается под гарантию ее активов получить дешевые фонды (минимум $100 млн) одного из западных банков. Причем обман осуществляется довольно профессионально -- обмен телексами, сообщениями в банковской сети SWIFT, выезд за границу для подписания договора и т. д. После оформления всех документов представитель западной компании предлагает оплатить всего лишь расходы на транзакцию -- 2-5% от суммы кредита. Потом представитель исчезает.
       Несложно заметить, что здесь реализован еще один вариант так называемых нигерийских писем. На этот крючок, несмотря на многочисленные публикации в прессе, российские предприниматели попадаются по-прежнему (сейчас, правда, письма приходят в основном из Южной Америки). Напомним, в чем тут суть. В российскую фирму приходит письмо якобы от одного из высокопоставленных чиновников, отвечающего за распределение бюджетных средств в той или иной стране. Он предлагает -- небезвозмездно -- направить эти средства на закупку товара именно этой фирмы, но просит предварительно перечислить относительно небольшую сумму для взятки некоему ответственному лицу. После такого перечисления контакты с чиновником прекращаются.

А вот еще одна финансовая схема. Игорь Кабанов: В Москве появляется американская, швейцарская, какая угодно финансовая компания, предлагающая коммерсантам финансирование западных банков по ряду программ. Предоставляется даже банковская гарантия -- неудивительно, если подлинная: она стоит примерно $20 тыс. Все, что вам нужно,-- оперативно сделать бизнес-план западного образца, за что готовы взяться представители этой самой финансовой компании всего за $35-50 тыс. Пока разрабатывается бизнес-план и урегулируются формальности, кончается срок действия гарантии, и для ее продления тоже нужны деньги. И так до бесконечности. Известны случаи, когда российские компании теряли таким образом сотни тысяч долларов. Схем много, но избежать "попадания" иногда бывает несложно, так как мошенники для придания солидности своим липовым документам используют определенные словосочетания. Как только вы их обнаружите, можете смело обращаться в органы правопорядка. Вот лишь некоторые из них: Roll Programm, Key Tested Telex, Master Collaterol Commitment, Prime World Bank, Cutting House, Fresh Cut Paper, Window Time, Bank to Bank Transaction, CUSIP, Documentary Credit, Bank Hard Copy, ICC 3032 London Short Ford, Seasoned Paper, One year one day, Willing and Non-Criminal Origin. В мировой практике часто встречаются поддельные документы банков Standby Letters of Credit, Bonus Loan Forms, Prime Bank Disconted Letters Credit, Zero Coupon Letters.

       А вот пример совсем уж курьезной аферы (тем не менее жертвами таких схем становятся почему-то многие). Александр Добровинский: Строго раз в полгода к коммерсантам, да и в нашу контору тоже, приходят люди с интересным предложением. Представляются бывшими сотрудниками КГБ (ФСБ) и рассказывают байку, что сейчас они, дескать, работают на американский государственный фонд, контролирующий печатание долларов. Предложение такое: откройте, говорят, счет и внесите на него $1 млн на шесть месяцев, а потом, через определенное время, получите вклад в трехкратном размере. Легенда: американский резервный фонд крайне заинтересован в замораживании больших сумм, чтобы доллары временно выбыли из обращения. Показывают вполне правдоподобный договор, кучу специальных документов, но там так все запутано, что не всякий юрист разберется. Афера заключается в следующем: после выполнения всей процедуры счет становится доступным третьей стороне, которая и снимает деньги, причем этот нюанс в договоре очень сложно закамуфлирован. У меня товарищ -- неглупый человек, а попался.

Обстановка недоверия

Converted 11724.jpg

Владимир Малеев, директор компании Dun & Bradsreet в России: "Об эффективной защите от аферистов частных лиц может идти речь только при условии полной прозрачности компаний, полной доступности достоверной информации об их кредитной истории и деловой репутации, что наряду с либерализацией должно быть возведено в ранг государственной политики"

Большое количество афер и мошенничеств в финансово-экономической сфере связано с отсутствием в России так называемых кредитных бюро -- организаций, обладающих полной базой данных по истории бизнеса различных фирм. Конечно, наиболее грамотные предприниматели перед заключением контракта, как правило, наводят справки о потенциальном партнере. К тому же у любой крупной детективной или банковской структуры имеется достаточно богатое досье на компании и конкретных предпринимателей, которые находились или находятся в разработке. Попытки создать что-то вроде клуба бизнесменов и банкиров, в котором они могли бы обмениваться информацией о недобросовестных партнерах, в России предпринимались не раз, но особого успеха не имели. Сергей Минаев: Еще в 1991 году я выходил на крупные банки с инициативой создать подобный клуб, но банкиры восприняли идею негативно. И знаете почему? Потому что если банк сообщает другим о недобросовестном клиенте, то этот клиент уже точно не сможет перекредитоваться и исполнить свои обязательства перед этим банком.

       Действия международного кредитного бюро Dun & Bradsreet, которое решило создать отраслевые клубы кредиторов, увенчались значительно большим успехом. С июня-августа прошлого года действуют три таких клуба -- агрохимический, фармацевтический и кондитерский. Каждый объединяет примерно с десяток крупных производственно-торговых структур, которые обмениваются информацией о задолженности дистрибуторов по товарным кредитам, в том числе просроченной, а также о фактах недобросовестности и мошенничества. Сейчас Dun & Bradsreet создает клуб "Ретейл", ориентированный на поставщиков, работающих с мелкими оптовиками и розничной торговлей. Здесь надо сказать, что проблемы с последними возникают чаще всего (например, ходят слухи, что одна западная молочная компания ежедневно списывает около 2% йогуртов, отпущенных на реализацию, из-за невозможности вернуть товар или деньги за него). Кроме того, в июне Dun & Bradsreet и ГМЦ Госкомстата России в тестовом режиме запустили справочно-информационную интернет-систему "Национальное кредитное бюро" (www.creditnet.ru), в базе которого содержатся данные на 201 тыс. средних и крупных предприятий из приблизительно 1 млн реально действующих в России (предполагается, что в августе база данных будет полной). Уже сейчас в системе в режиме on-line можно идентифицировать предприятие, узнать его регистрационный номер, адрес, имя руководителя, состав учредителей, ознакомиться с финотчетностью, информацией от клубов кредиторов о просроченной задолженности, фактах фальсификации документов для получения кредитов, а также проверить компанию на банкротство. Расторопность Госкомстата, впрочем, известна -- актуальные данные, как правило, в системе отсутствуют. Кроме того, там пока нет самого важного -- свежих сведений о текущей задолженности, арбитражных исках, процессах и судебных решениях.

С получением такого рода информации существуют определенные проблемы, которые можно решить лишь в рамках всей страны (например, пока неясно, по какой схеме можно оперативно получать данные о завершенных и находящихся в рассмотрении арбитражных делах по всей России). Поэтому в апреле Dun & Bradsreet вышел на ТПП России с инициативой создать на государственном уровне комиссию, которая именно этим бы и занималась (законодательство о кредитных бюро в России тоже пока отсутствует). В прошлом месяце такая комиссия при ТПП РФ была создана -- комиссия по проблемам информационной открытости и финансовой прозрачности субъектов кредитного рынка. Возглавил ее генеральный директор специальной информационной службы Сергей Минаев. 26 июня в ТПП состоится первый "круглый стол" по интересующим комиссию проблемам.

Но есть мнение, что даже успешное решение вопроса об оперативном предоставлении необходимой информации -- на что наверняка уйдет не один год -- не позволит кардинально изменить ситуацию с мошенничеством. Принятый 7 июня Думой в первом чтении антибюрократический законопроект Грефа "О государственной регистрации юридических лиц" существенно упрощает процедуру регистрации юридических лиц, которая теперь будет носить уведомительный характер. В результате открыть фирму по подложным документам станет намного проще, а контролировать размножение пустышек, скорее всего, будет невозможно. (Ежегодно Московская регистрационная палата проверяет по 70 тыс. фирм. В результате с 1998 года на этапе регистрации выявлено около 3 тыс. фирм, созданных по утерянным или похищенным документам.)

Впрочем, перспективы частных лиц в России не менее печальны. К чисто психологическим методам работы с ними добавились технологические. Причем ждать подвоха можно и от вполне респектабельных заведений, отношения с которыми в принципе строятся на доверии. Александр Добровинский: Сейчас в следственном комитете МВД находится дело мошенников из отдела рассылки одного из крупнейших банков России. Оно будет обнародовано только месяца через два. Схема, по которой работали аферисты (по некоторым оценкам, они за несколько месяцев прикарманили около $25 тыс.), проста и изящна. Как известно, кредитная карточка после оформления высылается клиенту по почте. Определенного срока доставки не существует -- почта может подвести, и этим пользовались догадливые сотрудники отдела. Перед отправкой в конверте карточка использовалась по прямому назначению в магазинах и супермаркетах Москвы. В результате к клиенту она поступала со значительной дебетовой задолженностью.

       В общем, похоже, в ближайшем будущем мошенники в России без работы не останутся.