Маскировка-3

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Маскировка-3 Буквально на днях герой нашей публикации "Под покровом секретности" ("Версия" от N2 (225) 20 - 26.01.03) Игорь Пархоменко, бывший финансист Службы специальных объектов (ССО), отправится по этапу. По приговору 94-го гарнизонного военного суда ближайшие три года Игорь должен провести в колонии общего режима. Срок Пархоменко получил за подделку авиабилетов.

"Однако многие сослуживцы Игоря по войсковой части 52583 считают, что за решеткой он оказался только потому, что слишком рьяно добивался справедливости в решении своего квартирного вопроса. Требуя предоставить ему законную жилплощадь, простой майор Пархоменко дошел до начальника Главного управления спецпрограмм Президента РФ генерала Зорина, что, естественно, не могло не злить руководство войсковой части.

В газету Игорь Пархоменко написал от отчаяния - несколько лет он с женой и ребенком был вынужден ютиться в комнатке общежития подмосковного Чехова-2, где находится воинская часть ССО. И это несмотря на то, что свою квартиру по прежнему месту службы в Хабаровске он сдал и по закону имел право на 
предоставление внеочередного жилья. В поисках правды Игорь нажил лишь неприятности. Началось все с того, что ему объявили взыскание за неполное служебное соответствие. 
Сам Игорь уверен, что причина его бедствий еще и в том, что Службе специальных объектов просто не нужны опытные финансисты, способные обнаружить нарушения. По его мнению, секретность, которой окружила себя спецслужба) не столько способствует защите гостайны, сколько является "хорошей маскировкой" для некоторых руководителей. 
Результатом попыток Пархоменко добиться жилплощади стало уголовное дело, которое было возбуждено против него по инициативе командования части. Формальным поводом стала проверка, обнаружившая, что Пархоменко допустил какую-то небрежность, отчитываясь за аванс на проезд к месту проведения отпуска - в Хабаровск. (Военнослужащие по закону имеют право раз в год на бесплатный проезд.) 
Подозрения у военных вызвали авиабилеты, которые предъявил Игорь. Как правило, в таких случаях начальник финансового отделения просто-напросто не подписывает отчет и военнослужащий вынужден собрать дополнительные документы или вернуть полученный аванс. 
Но с надоевшим майором войсковая часть решила поступить по-другому и направила материалы проверки в Московскую городскую военную прокуратуру, которая и возбудила уголовное дело по факту мошенничества: Пархоменко обвинили в том, что, отчитываясь за полученный аванс, он подделал авиабилеты. Как следует из материалов дела, криминалистическая экспертиза обнаружила на авиабилетах следы, свидетельствующие о том, что кто-то подчищал записи в них. Но заключения, кто конкретно это сделал, экспертиза, естественно, не дала. 
А Игорь был настолько уверен в своей невиновности, что в ходе следствия отказался давать показания, ссылаясь на статью 51-ю 
Конституции. Может быть, если бы тогда Игоря взялся защищать опытный адвокат, дело было бы прекращено на стадии следствия. Но адвокатесса, которую Игорь нашел в районном Чехове, отнеслась к своим обязанностям прохладно и впоследствии даже отказалась представлять интересы своего подзащитного в суде. Пока Игорь хранил молчание, некоторые сослуживцы по воинской части активно давали показания против него. 
Тем не менее майор, который находился во время следствия под подпиской о невыезде, был уверен, что в суде добьется справедливости. Но когда судья Соловьев огласил приговор - 3 года лишения свободы и лишение воинского звания - и прямо в зале заседания на Игоря надели наручники, надежды растаяли. 12 февраля третий окружной военный суд оставил приговор гарнизонного суда без изменений. 
Как считает адвокат Адалят Искакбеков, который теперь защищает Игоря Пархоменко, суд учел далеко не все обстоятельства дела. Как он рассказал корреспонденту "Версии", суд так и не установил, кто именно произвел подчистки в пассажирских купонах. Ведь авиабилеты долгое время хранились в финансовом отделении воинской части и доступ к ним могли иметь разные люди, в том числе и руководство, с которым Игорь был в сложных отношениях. Кроме того, суд так и не смог опровергнуть факт пребывания Пархоменко в Хабаровске, о чем в деле есть справка местного УВД. 
Показательно, что бывшее начальство Игоря не удовлетворилось обвинительным приговором, и войсковая часть подала еще и иск о компенсации ущерба. 
Кстати, бывший главный финансист Минобороны России генерал-полковник Георгий Олейник получил тот же срок, что и Игорь - три года в колонии общего режима. Правда, масштаб другой - в деле Олейника фигурировала пропажа 450 миллионов долларов.
Под покровом секретности Ирина Бороган
«Версия», 20.01.03
Распоряжаясь огромными территориями, спецслужбы не всегда способны решить жилищный вопрос даже для себя, особенно если речь идет о рядовых сотрудниках. Недавно мы получили письмо от нашего читателя Игоря Пархоменко, который является офицером Службы специальных объектов при президенте РФ. 
Эта служба входит в Главное управление спецпрограмм президента РФ (ГУСП), и в ее ведении находится огромное хозяйство: засекреченные бункеры, тоннели и здания по всей стране. Все, что связано с деятельностью ГУСП, покрыто мраком. Глава этой спецслужбы никогда не отчитывается публично, в отличие, например, от директора ФСБ. При этом ГУСП является настоящей спецслужбой, а ее сотрудники в 1999 году получили право на ношение оружия.  Наша газета писала об этой проблеме, и письмо нашего читателя – ответ именно на статью Андрея Солдатова «Маскировка». 
Обратиться в редакцию Игоря Пархоменко заставило то, что он с женой и ребенком вынужден ютиться в крохотной комнатке в общежитии подмосковного Чехова-2, где находится воинская часть ССО. И это несмотря на то, что свою квартиру по прежнему месту службы в Дальневосточном пограничном (в Хабаровске) округе он сдал. Игорь пишет, что, пытаясь добиться справедливости в решении своего жилищного вопроса, он нажил лишь неприятности. Сначала ему объявили взыскание за «неполное служебное соответствие».А затем спецпрокуратура возбудила противнего уголовное дело по факту того, что билеты на самолет, на котором Игорь летал в Хабаровск за справками для получения жилья, якобы не настоящие. 
Но истинную причину своих бедствий Игорь видит в другом. Он считает, что его пытаются выжить, так как Службе специальных объектов просто не нужны опытные финансисты, которые способны обнаружить нарушения. По его мнению, секретность, которой окружила себя спецслужба, способствует не столько защите гостайны, сколько«хорошей маскировкой» для некоторых руководителей. 
Игорь утверждает: «Как и другим военным организациям, ССО свойственны и проблемы постройки за счет государства дачных домов для руководителей ССО, и возможность улучшения жилищных условий только за счет «покупки» ордера (т.е. взятки) даже на служебное жилье в закрытом военном городке, и ликвидация ревизионного аппарата ССО, чтобы никто серьезно не мог проконтролировать финансово-хозяйственную деятельность, и проблемы с налоговым органами, недостатки и нарушения.. которые, будучи выявлены, закрываются очень просто – путем зачисления на военную службу в ССО инспектора налоговой инспекции и выделение жилья за счет ССО одному из руководителей налоговой инспекции». 
В подтверждение законности своих требований Игорь приложил письмо начальнику службы спецобъектов генерал-лейтенанту Н.П. Романенко от тогдашнего начальника ГУСПгенерал-полковника В. Зорина. В нем говорится о том, по закону «О статусе военнослужащих» военнослужащим Службы спецобъектов жилые помещения предоставляются во внеочередном порядке из фонда, закрепленного за службой. 
Маскировка Новоселы будут жить на секретах Родины Андрей Солдатов, Версия 27.05.2002
«Вы до сих пор главного секрета КГБ не знаете: огромные города под землёй, целые коммуникации, сеть подобных сооружений. Но вам их не покажут никогда, конечно». 
(Из недавнего интервью перебежчика Олега Гордиевского) 
Те самые рельсы на Мичуринском… Если ехать по Мичуринскому проспекту, сразу после перекрёстка с Ломоносовским натыкаешься на огромный пустырь, обнесённый забором и заваленный строительным мусором. Пустырь как пустырь, если бы не рельсы одноколейки, загадочно уходящие вглубь. При этом поезда по ветке не ходят, трамвайный маршрут здесь тоже не пролегает. Кто пользуется таинственной линией, обывателю непонятно. И это не единственная загадка на территории Москвы. В столице все привыкли к тоннелям, уходящим в никуда, к зданиям без вывесок и глухим заборам посреди самых обжитых районов.
В столице любого государства полно всевозможных объектов спецслужб. Но в центре, как правило, располагаются только те, которые обеспечивают внутреннюю безопасность государства и хранят покой его первых лиц. Разведку напротив, стараются вывести за пределы столицы: штаб-квартира ЦРУ находится в пригороде Вашингтона, а офис АНБ ещё дальше. 
В Москве штаб-квартиры ГРУ и СВР вынесены далеко за пределы Садового кольца. В то же время в центре города яблоку негде упасть от зданий и спецобъектов контрразведки, Федеральной службы охраны, Минобороны и т.п. И мало кто представляет, сколько места занимают все эти секретные территории в тесном столичном центре. 
Однако те времена, когда ради какого-нибудь гаража спецназначения можно было огородить целый микрорайон, давно прошли. У спецслужб не только не хватает влияния для дальнейшей территориальной экспансии, но и банально кончились деньги. А жилплощадь в центре нынче дорогая. 
В результате спецслужбы стали стремительно терять дом за домом. Например, в июле 1998 года у ФАПСИ отняли дом N 3/1 на Знаменке и передали художнику Шилову для создания собственной галереи. С 1997 года столичные власти пытаются изъять у той же организации участок земли на Мясницкой, около дома № 48, правда, пока безрезультатно. В июне 1999 года у ФСБ изъяли часть дома № 59 по Кутузовскому проспекту под строительство многоэтажных гаражей. В январе 2000 года в Сандуновском переулке выселили Военно-строительное управление ФСБ, а дом отдали под причт подворью Пюхтицкого Успенского женского монастыря. 
Теперь на местах былых спецобъектов кипит строительная лихорадка. Однако не стоит думать, что спецслужбы без боя покидают центр и тихо перемещаются на окраину. 
Союз двух генералов В июне 2000 года в чехарде кадровых перемен в спецслужбах долго обсуждалась отставка Александра Царенко, три года руководившего столичным управлением ФСБ. Тогда все связывали его уход с игрой против московского мэра, и мало кто обратил внимание, на какую должность был назначен якобы опальный чекистский генерал. Царенко стал руководителем структуры с неизвестной широкой публике аббревиатурой ГУСП. А ведь Главное управление специальных программ президента - это самая таинственная и секретная российская спецслужба, бывшее 15-е управление КГБ СССР, полный перечень задач которой - государственная тайна. Достоверно известно только, что в сферу её ответственности входят подземные стратегические объекты Москвы, бункеры, подземные пункты командования и так называемое Метро-2. За это отвечает так называемая Служба специальных объектов (ССО), входящая в структуру ГУСПа. Распоряжаясь секретным столичным подземельем, ГУСП контролирует и огромные площади на поверхности.
Спустя почти год, весной 2001 года, новую должность получил другой генерал, долгое время работавший в московском управлении ФСБ и состоявший советником мэра по безопасности, - Александр Перелыгин. Его назначили заместителем руководителя Департамента инвестиционных программ строительства Москвы. Споров об этом назначении тогда было много. Однако вскоре ситуация прояснилась: новый заместитель стал приносить такие строительные заказы, которые, кроме него, не мог приносить никто. Фактически он стал связующим звеном между спецслужбами и строителями. 
Дело в том, что загруженность Москвы спецобъектами породила специфическую проблему. Мало того, что много земли просто пустует, но строители, пожелавшие строить что-либо рядом с такой спецтерриторией, должны получить десятки согласовании. Тогда столичные власти придумали хитроумную схему: спецслужба освобождает под строительство часть своей территории, а взамен получает квартиры в построенных жилых домах. 
Лубянка меняет дислокацию Именно по такой схеме сейчас планируется построить огромный жилой комплекс на Мичуринском проспекте. 3 июля 2001 года вышло постановление правительства Москвы, по которому у ГУСПа изъяли участок площадью 1,53 га под строительство жилого комплекса по адресу Мичуринский проспект, квартал 396. За отданный участок земли управлению обещают выделить 30% квартир. По мнению специалистов, это не слишком выгодные условия для инвесторов и скорее похоже на услугу оказанную такой мощной и важной структуре, как ГУСП.
А тем временем столичные чиновники тайно разрабатывают планы по вытеснению контрразведки из святая святых - с Большой и Малой Лубянки. По нашим данным, в настоящее время по такой же схеме префектура Центрального округа разрабатывает программу реконструкции квартала Большой и Малой Лубянки, где, по слухам, инвестором должен стать Департамент инвестиционных программ строительства. Если программа будет принята, всю эту территорию застроят элитными домами, а для нужд ФСБ выделят только одно здание. 
Этот вопрос практически решён, хотя куда более важный для ФСБ вопрос о строительстве здания Академии ФСБ на Мичуринском, 70 до сих пор висит в воздухе, а ведь этим вопросом занимается руководитель УФСБ Москвы Виктор Захаров, а курирует Пётр Переверзев, руководитель Департамента обеспечения деятельности ФСБ. 
Невидимые бойцы Метростроя Но даже если рядом нет здания ФСБ или ФАПСИ, присмотритесь внимательнее – не торчит ли поблизости вентиляционная шахта метро. И если на карте ветка подземки проходит совершенно в другом месте, значит, это объект так называемого Метро-2.
Метро-2 - это подземная транспортная система московских правительственных и военных командных пунктов и бункеров, носившая название Д-6. Рыть её начали ещё до войны: сначала построили станцию "Советская", находившуюся между нынешними станциями метро "Театральная" и "Маяковская", но потом её перепрофилировали в подземный пункт управления Московского штаба ГО. Первая линия Метро-2 возникла в 1947 году как узкоколейка от Кремля до ближней дачи Сталина в Матвеевском. 
Метро-2 продолжали строить и при Хрущёве, и при Брежневе, и при Горбачёве. По слухам, строительство продолжается и сегодня. В открытом доступе подробной схемы Метро-2 нет, хотя постоянно делаются попытки её составить. Считается, что вся система находится в ведении ГУСПа. Однако это ведомство может только охранять "альтернативную" подземку, но кто же должен выполнять подземные работы и распоряжаться объектами Метро-2? 
В одной крупной строительной фирме Москвы мне посоветовали обратить особое внимание на ОАО "Трансинжстрой", пояснив, что "именно эта структура отвечает за строительство в Москве от лица спецслужб, кроме того, они строят все подземные объекты, в том числе и Метро-2, поэтому строительство рядом со спецобъектами надо согласовывать с ними". Эта информация появлялась периодически и на диггерских сайтах. Мы не можем утверждать ничего наверняка, но вот любопытные совпадения. 
И «вытяжка» метро на Дмитровском… На сайте метро.ру упоминается в качестве строителя Метро-2 "какой-то ящик, куда вербуют людей из обычного Метростроя. А живут они... в Одинцове". Между тем именно в Одинцове прописаны многие структуры "Трансинжстроя". Кроме того, на официальном сайте компании "Спецмонтажавтоматика", построившей многие подземные спецобъекты для военных, спецслужб, Минатома и т.п., утверждается, что в 1980 году "трест "Спецмонтажавтоматика" совместно с предприятием 10-А (ныне "Трансинжстрой") приступил к реконструкции и строительству объектов специального назначения". Любопытно, что в культовом романе диггера Владимира Гоника утверждается, что "по всему центру Москвы древние подземелья соседствовали и пересекались с новыми, которые строили особые отряды Метростроя из управления 10-А и госбезопасности". 
Всё это говорит о том, что именно "Трансинжстрой" имеет прямое отношение к подземным спецобъекгам столицы, и о том, что эта структура включена в список "акционерных обществ, производящих продукцию, имеющую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства". 
Правда, московской публике компания известна по другому поводу. Гендиректор этой компании Юрий Рахманинов, внучатый племянник композитора, в 1999 году профинансировал установку памятника знаменитому предку на Страстном бульваре. Компания "Трансинжстрой" вообще тяготеет к центру города. 
В самом центре, между Дмитровским и Столешниковым переулками, отгородили под автостоянку площадку, представляющую собой неестественную возвышенность. Прямо посреди неё возвышается "вытяжка" метро, но дело в том, что ветка обычной подземки здесь вроде бы не проходит. Со своими сомнениями я обратился к охранникам автостоянки, скучающим в будке, и получил вразумительный ответ: "Здесь, значит, такое метро проходит, по которому ты никогда ездить не будешь". А знатоки столичных подземелий рассказывали мне, что рядом с этой площадкой находился выезд из танкового тоннеля.
Как выяснилось позднее, "Трансинжстрой" имеет к этой автостоянке прямое отношение. В 1996 году, когда был организован конкурс на застройку участка между Дмитровским и Столешниковым переулками, именно "Трансинжстрой" стал его организатором. 
Комментарий начальника отдела кадров ГУСПа Александра Перепелкина: «Данных о количестве спецобъектов и территории, которую они занимают, у нас нет - ГУСП не ведёт такой статистики. То, что касается строительства, могу сообщить, что наше управление ничего не строит, никаких денег на строительство у нас нет. Что касается Мичуринского проспекта, наверное, нам выделят там жилплощадь для очередников. Хотя в последнее время её предоставляют всё меньше и меньше. Например, в этом и прошлом году наш аппарат не получил ни одной бесплатной квартиры». 
Еще на эту тему:
Лубянка люкс Совместный проект «Деловой хроники» и «Агентуры.Ру», 19.09.02
ФСБ и Москва делят секретные объекты и возможные доходы от их коммерческого использования Тоннели, бункеры, секретные командные пункты, безымянные здания - это огромное королевство, занимающее тысячи километров под землей и над ней, досталось России по наследству. Сегодня безраздельному господству спецорганов над секретными объектами приходит конец. Столичные чиновники тайно разрабатывают планы по вытеснению ФСБ из зданий на Большой и Малой Лубянке. На месте чекистов в элитных домах заживут преуспевающие люди. 
При СССР спецобъекты - бункеры, тоннели и «Метро-2» - возводились не только для руководства страны - ЦК и Совета министров, но и для стратегических ведомств - Минобороны, Минсредмаша, Минобщемаша и др. Строили эти объекты в основном многочисленные тресты Главспецстроя Минмонтажспецстроя СССР, за неудобоваримыми названиями которых стояли обычные метростроевцы, привычные к работе под охраной людей в форме с голубыми петлицами. За охрану этих объектов отвечало 15-е управление КГБ. 
Создание секретных подземелий всегда было делом опасным для самих строителей. Во времена Гитлера от людей, рывших бункеры для фюрера, избавлялись в самых мрачных традициях того времени. Известны примеры, когда отечественные строители сталинских спецобъектов, набранные из зэков, после завершения работ бесследно пропадали. Во времена застоя нравы смягчились и контроль за утечкой тайн осуществлялся проще - всех спецстроителей старались селить в одном месте. Например, тем, что работали на территории столицы, давали квартиры в Одинцове. Кроме этих строителей, у каждого серьезного ведомства имелись свои кадры - например, в Минобороны это Главное управление спецстроительства. 
Завершенные объекты продолжали требовать к себе повышенного внимания: их надо было поддерживать и тщательно охранять. В результате к началу 90-х в стране сформировалась огромная, громоздкая система строительства и охраны спецобъектов, разбросанных по всей стране. 
Тем временем средства, выделяемые из бюджета на эти цели, стали стремительно таять. И даже обслуживание построенного и вырытого превратилось в проблему. 
Именно тогда и зашла речь о конверсии спецобъектов. Однако cловосочетание «государственная тайна» отпугивало бизнесменов, которые могли бы вложить в это деньги. Было не ясно, как использовать какой-нибудь танковый тоннель в центре Москвы и можно ли превратить его в подземный гараж. Пока отечественные предприниматели размышляли, на помощь запуганным гостайной чиновникам пришли американцы. 
Одним из самых перспективных рынков в начале 90-х была связь, а самым завидным клиентом - корпоративный. Однако тянуть к каждому офису оптико-волоконный провод из здания оператора через весь город слишком дорого. Поэтому все компании стали подключаться к старой сети МГТС. Качество связи, естественно, было далеко не на высоте. 
Американская компания «Эндрю Корпорейшн» придумала протянуть провода через метро, где лишний кабель вдоль стены тоннеля никому не помешает. Кроме того, у этого способа есть еще одно преимущество - повредить кабель, спрятанный в глубине охраняемого метрополитена, непросто. Операция по захвату рынка была проведена молниеносно. Мы не знаем, как именно договаривались американцы с метрополитеном, который является стратегическим объектом, но в 1992 г. «Эндрю Корпорейшн» создала два совместных предприятия: «Макомнет» с Московским метрополитеном и «Метроком» с Санкт-Петербургским. В следующем году обе сети соединили, создав компанию «Раском». По нашим данным, провода «Макомнета» сегодня проложены не только по линиям обычного метро, но и по маршрутам сверхсекретного «Метро-2». 
Появление под землей американцев принесло неожиданные заказы приунывшим спецстроителям. Работу по прокладке кабелей для «Макомнета» выполняет компания «Спецмонтажавтоматика» - трест, который с 1975 г. строил объекты для таких ведомств, как Минобороны, Минобщемаш, Минавиапром, и участвовал в строительстве космических стартовых площадок на Байконуре и в Плесецке. 
Захватив рынок, «Эндрю Корпорейшн» стала монополистом, а следовательно, могла устанавливать цены исходя только из собственных интересов. Естественно, это раздражало конкурентов. В результате все 90-е годы между московскими операторами и «Макомнетом» велась незримая борьба: СП метрополитена не пускало чужаков под землю - тянуть собственные каналы, а наземные операторы старались не выпускать «Макомнет» на поверхность, не позволяя тянуть сеть на земле. Трудно сказать, кто в результате выиграл эту битву, но в ноябре 2001 г. все совместные предприятия «Эндрю Корпорейшн» в России продали группе «Менатеп». 
Их дальнейшая судьба неизвестна: «Менатеп» до сих пор никак не конкретизировал своих планов в отношении этих компаний. 
Властелин бункеров 
Но таким образом нельзя решить проблемы всех спецобъектов, а власть требовала снизить расходы на их содержание. В июне 1998 г. правительство приняло постановление «Об утверждении программы экономии государственных расходов». 
В трудном положении оказалось Главное управление спецпрограмм президента (ГУСП). В сферу ответственности этой спецслужбы входят подземные стратегические объекты Москвы: бункеры, подземные пункты командования и так называемое «Метро-2». Распоряжаясь секретным подземельем, ГУСП контролирует также огромные площади на поверхности. 
Программа предписывала ГУСП сократить расходы на 27,7 млн руб. «за счет перевода спецобъектов в режимы ограниченного функционирования и частичной консервации». Причем заняться коммерцией управлению спецпрограмм не разрешили, в отличие, например, от ФАПСИ, которому позволили продавать услуги правительственной связи. Хотя еще неизвестно, что опаснее - допустить непосвященных в связь властей предержащих или в их бункеры. 
В результате пространство для маневра у ГУСП сильно сократилось. Выход из этой ситуации оказался на поверхности. Ведь, вырыв огромное количество бункеров, их хозяева получили возможность контролировать территории, которые находятся над ними. И организации, пожелавшие строить что-либо рядом с такой спецзоной, обязаны получать разрешение практически на каждый вид работ. 
Тогда в Москве придумали хитроумную схему: спецслужба освобождает под строительство часть своей территории и дает разрешение на проведение работ, а взамен получает квартиры в новых жилых домах. 
Генералы Авторами схемы стали два генерала: Александр Царенко, три года руководивший московским управлением ФСБ, и Александр Перелыгин, долгое время работавший в том же управлении и по совместительству состоявший советником столичного мэра по безопасности. 
По разным причинам генералам пришлось покинуть ФСБ, но без дела ни один не остался. В июне 2000 г. Царенко возглавил ГУСП, а весной 2001 г. Перелыгин получил должность в мэрии. Его назначили замруководителя департамента инвестиционных программ строительства Москвы. Назначение Перелыгина тогда вызвало множество споров, но вскоре ситуация прояснилась: новый заместитель стал приносить такие строительные заказы, которые, кроме него, не мог принести никто. Фактически он стал связующим звеном между спецслужбами и строителями. 
По такой схеме сейчас планируется построить огромный жилой комплекс на Мичуринском проспекте. 3 июля 2001 г. вышло постановление правительства Москвы, по которому у ГУСП изъяли участок площадью 1,53 га под строительство жилого комплекса по адресу: Мичуринский проспект, квартал 396. За отданный участок земли управлению обещают выделить 30% квартир. По мнению специалистов, это не самые выгодные условия для инвесторов. 
Но столичные чиновники не собираются ограничиваться участком на Мичуринском. По нашим данным, в настоящее время по такой же схеме префектура Центрального округа разрабатывает программу реконструкции квартала Большой и Малой Лубянки, где, насколько известно, инвестором должен стать Департамент инвестиционных программ строительства. Если программа будет принята, всю эту территорию застроят элитными домами, а для нужд спецслужбы выделят только одно здание. В департаменте нам подтвердили факт переговоров по этому поводу, а также непростой их характер в связи с участием в качестве одной из сторон ФСБ. При этом наш собеседник оговорил, что сейчас нельзя быть уверенным в успешном завершении этих переговоров. 
Но, судя по всему, заинтересованность у обеих сторон есть и вопрос будет решен.  
А вот куда более важная для ФСБ проблема - строительство здания Академии ФСБ на Мичуринском, 70, - до сих пор висит в воздухе. Даже несмотря на то, что этим занимается руководитель УФСБ по Москве и области Виктор Захаров, а курирует Петр Переверзев, руководитель департамента обеспечения деятельности ФСБ. Все это говорит об одном: владения когда-то могущественного ведомства и дальше будут неуклонно сокращаться. 
СПЕЦХОЗЯИН  
Главное управление специальных программ президента (ГУСП) - бывшее 15-е Главное управление КГБ, которое обслуживало правительственные бункеры для первых лиц государства. Многие из разбросанных по всей стране засекреченных правительственных подземных бункеров -, «Метро-2», шоссе и т.п. находятся в распоряжении ГУСП.  
ГУСП является своеобразным «отстойником» для ставших неудобными чекистов высокого ранга. В настоящее время руководителем ГУСП является бывший начальник московского управления ФСБ Александр Царенко. До него эту должность занимал Виктор Зорин, бывший первый замдиректора ФСБ - руководитель Антитеррористического центра. В 1999 г. правительство внесло поправки в закон «Об оружии», в соответствии с которыми ГУСП официально стало государственной военизированной организацией. Такой же статус имеют Министерство обороны, МВД, Федеральная пограничная служба, ФСБ и пр. Руководство ГУСП получило право принимать решение о выдаче своим сотрудникам - как кадровым офицерам, так и солдатам-срочникам - тех видов оружия, какие сочтет необходимым. В составе ГУСП находится так называемая Служба специальных объектов при президенте РФ («кроты»). 
Задачи ГУСП:
организация обеспечения мобилизационной подготовки федеральных органов государственной власти и их аппаратов;  
осуществление мобилизационной подготовки администрации президента Российской Федерации;  
обеспечение функционирования специальных объектов и объектов мобилизационного назначения в военное время и в условиях военного и чрезвычайного положения, а также осуществление контроля готовности к использованию по предназначению запасных пунктов управления федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и организаций;  
обеспечение работы, жизнедеятельности и безопасности президента РФ, председателя правительства, руководства федеральных органов государственной власти, их аппаратов и администрации президента в период их пребывания на специальных объектах;  
координация работы по защите информации от утечки по техническим каналам на специальных объектах, запасных пунктах управления федеральных органов исполнительной власти и в административных зданиях федеральных органов государственной власти. Численность сотрудников ГУСП - примерно 20 тыс. человек.  
Экскурсии в подземелье 
В подземельях британской столицы тоже есть музеи. На фото сотрудник Лондонского музея транспорта в переходе станции 'Олдвич', не использующейся с 1994 года (Фото: АР)
Впервые эту схему опробовали в Самаре. Во время Великой Отечественной город рассматривался как резервная столица. Поэтому в 1942 г. 600 метростроевцев построили за девять месяцев подземный командный пункт для Сталина (глубина - 37 м, пять этажей). Факт его существования был предан гласности только в 1990 г. Сегодня он превращен в музей. Посещение бункера обойдется в 500 руб. за часовую экскурсию - сумма вполне сопоставимая, например, с ценой билета в лондонский Тауэр. 
1 сентября 1999 г. подобный музей, наконец, открыли и в столице. В Измайлове, в подземном командном пункте времен Великой Отечественной войны, открылся «Бункер Сталина» - филиал Музея Вооруженных сил. Располагается музей на территории АО «Физкультурно-оздоровительное предприятие (ФОП) «Измайлово». Здесь, под стадионом, еще в 30-е годы XX века был построен запасной командный пункт Верховного главнокомандующего. Сейчас бункер можно посетить по предварительной договоренности. Принимаются заказы для групп не менее чем из 10 человек. Посещение музея с обедом и дегустацией грузинских вин обойдется примерно в 50 долл. с человека. 
А в 2002 г. идею подхватили в Саратове. В настоящее время там продолжаются раскопки на Соколовой горе. После того как местный корреспондент случайно обнаружил в архиве акт о сдаче специального командного пункта, гору исследовали геологи и выяснили, что в южном склоне на глубине от 2 до 20 м находится железобетонное сооружение площадью до 10 тыс. кв. м. Нашлись и очевидцы строительства, которые рассказали, что стройку курировали Берия и Власик - начальник личной охраны Сталина. В августе 1942 г. бункер был сдан в эксплуатацию, но никогда не использовался по назначению. Когда бункер окончательно отроют, он будет превращен в музей.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации