Мат(ь). В три хода

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Русская Маша" для "советского гроссмейстера Вайнштейна"

© "Карьера", origindate::01.09.1998, Фото: "НГ"

Мат(ь). В три хода

Маргарита Озерова

Converted 19226.jpg Родителей не выбирают. А жаль. Тогда бы к Кларе Шагеновне Каспаровой, маме легендарного чемпиона мира по шахматам, стояла бы очередь. Она одна подняла сына, выпестовала его талант и карьеру, сумела остаться самым близким и интересным для него человеком. С такой мамой можно и не жениться.

На скандальной пресс-конференции президента ФИДЕ Кампоманеса в 1985 году (он прервал матч на звание чемпиона мира как раз в тот решающий момент, когда Каспаров стал наконец выигрывать) раздался возглас: "Пусть Каспаров скажет!" Кто-то тут же добавил: "Если мама позволит". И присутствующие понимающе усмехнулись.

Иосиф Кобзон как-то рассказал анекдот: "Какая разница между мафиози и еврейской мамой? С мафиози можно договориться". Если с еврейской мамой договориться нельзя, то с армянской, говорят, тем более. Для нее собственное дитя - самое большое сокровище на свете. Любимое, целиком находящееся в ее власти.

Тексты интервью Каспарова обязательно просматривает мама. Лишь несколько человек могут позвонить Гарри напрямую. Клара Шагеновна отвечает на все телефонные звонки сына и решает, с кем его соединить. Она может вполне профессионально провести любые переговоры от имени сына.

...Клара Шагеновна, говорят, в молодости была похожа на Софи Лорен, а ее муж Ким Моисеевич Вайнштейн, самый видный мужчина в Баку,- на актера Витторио Гассмана. Оба принадлежали к сливкам местной интеллигенции (Ким Моисеевич инженер), были хорошо образованы, интеллектуальны, артистичны. Все говорили: "Какая красивая пара! Да еще гениальный ребенок".

Гарри Вайнштейн был классическим вундеркиндом. Игрушки не любил, читал книги и газеты. В пять лет он подсказал решение шахматной задачи родителям, сидевшим по вечерам за шахматной доской. Шахматные способности Гарик унаследовал от матери, которая тоже рано начала играть в шахматы (правда, не столь успешно).

Когда Гарри исполнилось семь лет, отец скоропостижно умер от лимфосаркомы. Клара Шагеновна жаловалась, что их сглазили. Больше она замуж не вышла.

["Сегодняшняя газета" (Красноярск), origindate::03.08.2000 : "Несколько лет маленький Гарик играл под фамилией Вайнштейн. Сохранились даже записи партий, сыгранных в популярном в ту пору турнире Дворцов пионеров. Но затем Клара Шагеновна справедливо рассудила, что "советский гроссмейстер Каспаров" звучит лучше, чем "советский гроссмейстер Вайнштейн"- врезка К.Ру]

После выступления Гарика на международном турнире гроссмейстеров в Югославии в 1979 году их с мамой пригласил в свой кабинет и взял под персональную опеку глава Азербайджана Гейдар Алиев.

В 1981-м Клара Шагеновна ушла с работы (по профессии она инженер, специалист по автоматике и телемеханике, была ученым секретарем в электротехническом НИИ), чтобы посвятить себя карьере сына. За это она даже получала зарплату от спорткомитета наравне с профессиональными тренерами.

Каспаровы неплохо жили - по тем временам. Гарик с 13 лет получал стипендию. Большая квартира, продуктовые заказы. Половину времени в году Каспаровы проводили на сборах - роскошная дача в Загульбе на побережье, рядом с дачей самого Алиева, полное обслуживание. В отсутствие Каспарова там отдыхал Муслим Магомаев. Такой поддержкой государства пользовались в нашей стране только три шахматиста: Петросян, Карпов и Каспаров.

"Идеальнее кандидатуры для выполнения подобной роли, чем крайне честолюбивая мать Гарри, трудно было придумать,- рассказывает в своей книге "С Каспаровым ход за ходом, год за годом" тренер Александр Никитин.- Делалось это постепенно и достаточно тонко. Вхождение Клары Каспаровой в роль проходило под одобрение всех заинтересованных лиц. Я был рад тому, что она охотно взяла на себя решение всех технических проблем, связанных с нашими сборами и поездками, переговоры с местными руководителями - чисто шахматных проблем мне было предостаточно. Я не учел, что ее влияние на сына не ограничено ничем". Вскоре после этого резко изменилось поведение Клары Шагеновны. Никитин пишет: "Свойственные ей прежде мягкость и человечность быстро уступили место многозначительности в суждениях и решительному, почти начальственному обращению с тренерами".

Вскоре Клара Шагеновна стала главным доверенным лицом Гарри, сопровождавшим его всюду (она даже поехала с сыном в Барселону получать шахматный "Оскар", что для 1982 года было неслыханно). Тренеры из помощников и советчиков окончательно превратились в наемный персонал. Клара Шагеновна начала вникать в шахматные вопросы. Иосиф Дорфман очень рассердился, когда она предложила ему рассмотреть "староиндийскую защиту" вместо "защиты Грюнфельда".

В результате сейчас рядом с Каспаровым остался только один человек из большой команды, которая прошла с ним путь до шахматной вершины,- Александр Шакаров. Говорят, Клара Шагеновна старается поддерживать отношения с теми, кто ей удобен, а не с теми, кто нужен по делу. Долгое время, несмотря на предостережения друзей, она общалась с человеком, который каждое ее слово встречал возгласами: "Клара Шагеновна, как это вы здорово сказали! Извините, я не успел записать".

Гарри тоже менялся год от года. Когда-то друзья одним из главных его качеств называли доброту. Со временем он стал высокомерным, начал верить в собственную непогрешимость. Когда в 1987 году на первом заседании Союза шахматистов СССР, созданного по инициативе Каспарова в противовес официальной федерации, собрались академик Абалкин, Василий Смыслов, Артур Юсупов и другие, Каспаров поздоровался с Абалкиным, Смысловым, а мимо Юсупова и некоторых других прошел, не замечая. После заседания один знакомый спросил Гарри, почему он так поступил.

- У них низкий рейтинг,- просто ответил Каспаров.

В школьном сочинении Гарик написал: "Мама играет в моей жизни большую роль. Она научила меня независимо мыслить, научила работать, анализировать свое поведение. Она знает меня лучше, чем кто-либо другой, потому что я обсуждаю с ней все проблемы - школьные, шахматные, литературные. Мама научила меня ценить прекрасное, быть принципиальным, честным и откровенным".

Почтительное отношение к маме с годами только крепло. Каспаров стал говорить, что без маминой помощи он не стал бы чемпионом мира в столь молодом возрасте. "Главное, что я с ней могу быть откровенен как ни с кем другим. В критические минуты ты слышишь голос, которому привык верить уже долгие годы. Каждому из нас необходим кто-то, кому можешь довериться, высказать все без утайки, называя вещи своими именами. И тогда чаще всего ты сам понимаешь, как поступить. Мама шутя говорит, что она поглощает мой стресс".

А это очень важно для Гарри. Он человек настроения. Настроение может меняться у него по нескольку раз на дню. Клара Шагеновна чувствует сына потрясающе. Когда он не в духе, замолкает и откладывает решение важных вопросов, пока настроение не улучшится (кстати, на людях мама всегда соглашается с Гарри, что бы он ни ляпнул). А когда Каспаров в настроении, он может обаять кого угодно.

Моя вторая мама

Когда Каспарова, только что ставшего наконец чемпионом мира, спросили: "Похоже ли это на восторг любви?" - он ответил: "Признаться, это даже сильнее!"

Тем не менее Гарри никогда не был затворником, "задвинутым" только на шахматах. Темпераментный кавказский мужчина успевал все.

- В душе я романтик, человек чувства,- говорит Каспаров.

Первую свою любовь он рассчитал, как шахматную партию,- ход за ходом. Гарик собрал компанию друзей, которые сделали вид, что пристают к девочке на улице. И тут появился он - герой-избавитель. Потом в честь этой девочки Каспаров устроил настоящий фейерверк.

Клара Шагеновна к многочисленным увлечениям сына относилась спокойно. Будущий чемпион мог спокойно привести в дом сразу двух проституток. Мама лишь заботливо следила за тем, чтобы Гарик соблюдал режим. Так уж было заведено: если Каспаров отлучался, даже ненадолго, обязательно предупреждал маму, куда направляется.

В 1984 году в доме у звездной супружеской пары - тренера по фигурному катанию Татьяны Тарасовой и пианиста Владимира Крайнева - Гарри, который любил вращаться в артистических кругах, познакомился с актрисой Мариной Нееловой. Она была старше на 16 лет. Каспарову исполнился 21 год. Он был самым молодым претендентом на звание чемпиона мира в истории шахмат.

Вот как об этом романе написал сам Каспаров в книге "Дитя перемен", вышедшей в Лондоне: "...Наше близкое общение с Мариной Нееловой продолжалось более двух лет. Она была старше меня на 16 лет, как и все мои тогдашние подруги. Отчасти потому, что я очень быстро повзрослел. Но гораздо больше из-за того, что ровесницы, как правило, стремились поскорее выйти замуж. Об этом, разумеется, я не мог и помыслить, так как готовился к первому своему матчу на первенство мира. Все: мое здоровье, мои тренировки, мои устремления - было подчинено этой цели. С другой стороны, я был нормальным молодым человеком с обычными потребностями и желаниями. И отнюдь не был монахом.

Марина тем и устраивала меня, что не хотела замуж. Она понимала истинную природу моей борьбы и оказывала мне поддержку и опору. Мы имели много общих друзей среди писателей и художников. Она оказалась в элитарном московском театре "Современник" после успешно сыгранной роли женщины, брошенной своим любовником, в фильме "Монолог". Театральный критик однажды сказал о ней: "По сцене она движется, как беспокойная кошка... У нее голос избалованной девочки и эротичная внешность, которая электризует публику". Вне сцены говорили, что "она - та женщина, которая прячет свою душу глубоко внутри, выпуская наружу злобные слова, словно роза - шипы". Короче говоря, это была неординарная женщина, и неудивительно, что молодой человек 21 года очаровался ею".

Каспарова восхищал не только талант Марины, но и ее интеллект. Она поражала его своей начитанностью (говорят, у нее в каждой комнате на подставке стояло по книге, и каждую она читала) и острым языком (ее называли "второй Раневской"). "Вполне возможно, что наш союз опирался и на ощущение нашей исключительности",- написал Гарри Каспаров в своей книге "Безлимитный поединок".

Встречались они не очень часто. Зато часами болтали по телефону. И эти беседы очень поддерживали Гарри, по его признанию. Она понимала его проблемы. Но при этом частенько возвращала с небес на землю. Когда Каспаров позвонил ей из Вильнюса после победы над Смысловым и сказал, что уже "без пяти минут чемпион мира", Неелова спросила: "Не спешат ли твои часы?"
Каспаров жил в Баку, бывал в Москве наездами, а Марина к нему не летала. Если удавалось, влюбленные старались проводить время вместе - уединялись в квартире Нееловой на Чистых прудах или ходили по гостям. За кулисами "Современника" Каспаров стал своим. На изнанке занавеса кто-то из актеров даже написал пресловутое "Марина+Гарри=любовь"...

Конец 1984 года и начало 1985-го были трудным временем для Каспарова. В матче на звание чемпиона мира с Анатолием Карповым он сначала проигрывал - с позорным счетом 0:5. Его даже прозвали "долгоиграющим проигрывателем". Для амбициозного Гарри это был страшный удар. Марина старалась морально поддерживать Каспарова. Она сидела на матчах рядом с Кларой Шагеновной. Про них даже говорили "две мамы".

Все же Каспарову, физически хорошо подготовленному, удалось-таки переломить ход самого длительного в истории шахмат матча. Он стал делать ничью за ничьей, а потом добился выигрыша в трех партиях. При счете 3:5 президент ФИДЕ Кампоманес, поддерживавший Карпова, прервал матч. В ноябре 1985-го при доигрывании Каспаров наконец одержал победу над Карповым и стал чемпионом мира.

Через год, на рубеже 1986/87 годов, когда стало очевидно, что Марина беременна, Клара Шагеновна сделала официальное заявление в прессе: "Это не наш ребенок". Отношения с Мариной она сразу прекратила и убеждала сына: "Если хочешь жениться на актрисе, лучше женись сразу на целом заводском общежитии". Она видела своей невесткой молодую невинную блондинку.

- Ты женишься только на русской Маше! - сообщала она Гарри. (Удивительно, но именно так и получилось: именно на русской, именно на Маше. Но об этом позже.)
Подарок на день рождения Нееловой, по рассказам друзей, Каспаров не поехал вручать лично, а передал через кого-то. Марина подарок не приняла, отправила обратно.

Об окончании своего романа сам Каспаров написал в книге "Дитя перемен" так: "Я почти перестал видеться с Мариной. Расставание становилось неизбежным. Поэтому я был полностью уверен в том, что ребенок, которого она носила, не мог быть моим. Каждый из нас уже имел отдельную личную жизнь. Я попытался выбросить все это из головы и сосредоточился на шахматах".

Московская артистическая публика это событие восприняла резко негативно. Валентин Гафт, например, прилюдно заявил, что Каспаров недостоин, чтобы его принимали в приличном доме. Двери "Современника" перед Гарри закрылись.

В 1987 году у Марины Нееловой родилась дочка Ника. Сейчас ей 11 лет. Говорят, девочка очень способная, говорит на трех языках, у нее прекрасная память. А настроение меняется по нескольку раз в день.

После всей этой истории Марина вышла замуж за дипломата Кирилла Геворгяна и уехала в Париж. Говорят, муж Марины - наполовину армянин, наполовину еврей.

Русская Маша

В 1986 году друзья познакомили Каспарова с Марией Араповой. Маша была симпатичной блондинкой с доброй улыбкой, приятными манерами, хорошим образованием и престижной работой. Она к тому моменту окончила романо-германское отделение филфака МГУ и работала переводчицей в "Интуристе" и Агентстве печати "Новости".

Три года они встречались и наконец поженились. Чемпионом Каспаров уже стал, теперь пора было остепениться. Предсказание Клары Шагеновны сбылось: в их семью вошла русская Маша.

Вместе с женой Гарри получил московскую прописку. Тогда из-за армянских погромов в Баку Каспаровы бежали в Москву. Их тайно доставили на самолете.

Гарри с мамой предоставили два роскошных "люкса" в азербайджанском постпредстве. Для сборов профсоюзы выделили двухэтажную комфортабельную дачу в Пестово, где в оставшееся время жил сам глава советских профсоюзов с семьей. Аренда этого дома в 1989 году стоила 500 рублей в день. Практически все время Каспаров с женой проводили в постпредстве. Только ночевать ездили к Маше, в малогабаритную двухкомнатную "хрущовку", где она жила вместе с бабушкой. Но уже завтракать молодые возвращались в общество Клары Шагеновны, которая заботу о рационе сына не доверяла никому. Как и прежде, следила за гардеробом Гарри. Заботилась, чтобы на столе появлялись любимые блюда сына. (Сама она, естественно, не готовила, специальный человек доставлял кушанья из ресторана "Баку".)

Сначала в семье все шло хорошо. Маша, как и Клара Шагеновна, всю себя посвящала гениальному супругу.

- Я всю свою душу отдавала Гарри,- говорила Маша.

Хотя жить под одной крышей с гением оказалось непросто.

- Гарри - сложный человек,- рассказывала она позже,- у него непростой характер. Но можно многое простить такому талантливому человеку. Это очень неординарная личность.

О том, какой сложный в общении, нетерпимый к чужому мнению человек Каспаров, говорят и другие близкие к нему люди. Был такой случай. Гарри Кимович решил объяснить, как устроена экономика, пришедшим к нему в гости академикам-экономистам Абалкину и Аганбегяну. Каспаров увлекся и не давал никому вставить слово. Тогда один из присутствовавших перебил его и рассказал такую притчу. Когда тренер Михаила Ботвинника, только ставшего чемпионом мира, почувствовал, что его воспитанник зарывается, он сказал: "Запомните, Миша, в шахматах вы, может быть, и гений, а в остальном обыкновенный еврей". После этих слов Каспаров вскочил и убежал на кухню. Клара Шагеновна заявила, что не стоило говорить Гарику такое. Через пять минут Гарри вернулся, сел за стол и начал молча есть. Потом положил вилку, обвел указательным пальцем окружающих и произнес: "Все равно вы все не правы".

Вскоре кое-какие Машины поступки начали вызывать недоумение у Клары Шагеновны. На вечере в киноконцертном зале "Октябрь", где должен был выступать ее муж, Маша сперва подошла поприветствовать бывших тренеров Каспарова и его бывших знакомых-шахматистов, и только потом заняла свое место в первом ряду возле Клары Шагеновны. Вряд ли это было демонстрацией, но маме Гарри Кимовича это пришлось явно не по вкусу. А уж когда Каспаров покупал квартиру на улице Рылеева, Маша и вовсе сделала то, что французы называют fault pas, ложный шаг,- предложила приобрести для его мамы жилье в соседнем доме. Для Клары Шагеновны! Мамы, которая всю жизнь прожила со своим сыном в одной квартире! Положение становилось напряженным.

Как только у Гарри и Маши родилась дочка Полина, молодая семья окончательно дала трещину. Машино внимание переключилось на дочь. Рожать она уехала в Финляндию, где жили тогда ее родители. Начало 90-х годов в России было тяжелым временем. А в Финляндии прекрасные врачи, экология, продукты. В общем, все условия. Маша звала с собой Гарика, но он остался в Москве. С мамой.

Гарри редко навещал жену и дочку, не взял их с собой в Лондон на матч с Шортом (в Лондоне Каспаров отбил у Шорта девушку - шахматистку Вирджинию Мора). А по возвращении сказал Маше, что морально созрел для развода. Гарри предложил Маше выписаться из двухсотметровой московской квартиры, где они тогда жили, и отказаться от дальнейших претензий на его имущество. (Заметим, что только чемпионский титул принес Машиному мужу $1,5 миллиона минус налоги.) Дошло до того, что муж и жена стали общаться только через адвокатов. Скандал вышел на страницы газет. Писали, что Маша претендует то ли на 25%, то ли на 50% доходов Каспарова.

Маша дала интервью "Независимой газете", где сказала: "...Я не сторонница и не зачинщица развода. Мне горько и обидно. Наоборот, до сих пор я пыталась с ним поговорить, но он не хочет вернуться к нам... На меня оказывают давление. В частности, если я не соглашусь на его условия, меня лишат кредитной карточки. И кстати, уже поторопились привести угрозу в исполнение... Я чувствую, что он с нами борется, как со своими шахматистами или политическими противниками. Но речь идет всего лишь о женщине с твоим же ребенком... Я разочаровалась в Гарри. Не хотелось бы навешивать ярлыки. Бог ему судья".

Бракоразводный процесс и раздел имущества длился полтора года. На полученные деньги Маша купила апартаменты в Америке. Говорят, она давно мечтала туда уехать насовсем. Но Гарри не хотел. Чемпиону было удобнее жить в России.

Сейчас Маша живет в Нью-Джерси с родителями и дочкой. Преподает филологические дисциплины. Полина внешне очень похожа на папу. Весьма сообразительная девочка, много читает. Бывая в Америке, Каспаров навещает дочку. По контракту Гарри может забирать Полину к себе на два месяца в году. Но в этом году он проводит лето без дочки - на вилле, которую снимает в Хорватии. С ним, как всегда, Клара Шагеновна, а также жена Юля и сын Вадим, которому скоро исполнится два года.

Счастливый эндшпиль

Поначалу на брак Гарри с Юлей Вовк многие шахматисты даже заключали пари: сколько он продержится - полгода или год. Не угадали. Чета наслаждается семейным счастьем уже два с половиной года. Сам Каспаров назвал свой роман настоящей love story.

- Я счастлив видеть ее, слышать, как приближаются ее шаги, ловить взгляд,- говорит Гарри.

- Он умен, нежен, предан. Умеет расположить к себе. В нем заложена такая сила! За все это я люблю Гарри,- вторит Юля.

Они познакомились в 1995-м в Риге на заключительном банкете после турнира памяти Михаила Таля. 18-летнюю Юлю пригласил туда бывший одноклассник. Высокая, стройная, длинноногая девушка с красивой фигурой и милым личиком выделялась в толпе шахматистов. Она сразу понравилась Гарри, и он попросил у нее телефон. Правда, "Комсомольская правда" предложила другую версию этого знакомства: "Спустя десять минут оживленного общения с шахматистами, уже начавшими строить по отношению к красивой молодой девушке определенные планы, Юлия вдруг поднялась из-за стола. "Вы куда?! Неужели вам не нравится наше общество?" - раздались удивленные восклицания гроссмейстеров. "Я не за этим сюда пришла",- весьма твердо для своих 18 лет ответила девушка и решительно направилась к столу, место во главе которого занимал Каспаров".

В начале следующего года они поженились. Юля прочно влилась в каспаровскую семью и неплохо ладит с мамой Гарри. Клара Шагеновна даже присутствовала при Юлиных родах и первой увидела их сына Вадима.

Юля просто находка для свекрови. Она спокойная и покладистая. Не вникает в дела мужа, никогда не повышает голос - помогает ей неплохое чувство юмора. Юля свободно говорит на английском и украинском (она наполовину украинка). Немного знает иврит (окончила в Риге еврейскую школу, куда пошла за любимым учителем русской литературы). Сейчас Юля заочно учится в Риге на экономиста (кстати, на латышском языке). Летает туда на сессии.

Корреспондентка рижской газеты "Суббота" не так давно встретила Юлю на московской тусовке. С двух сторон под руки ее держали двоюродные сестры Гарика. На вопрос журналистки, как растет ее сын, Юля ответила просто: "Спросите у Гарри, можно ли со мной разговаривать". Даже Юлины папа и мама с недавних пор на любые вопросы журналистов отвечают просто: "Звоните Кларе Шагеновне".