Мат в СМИ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Мат в СМИ

Лидеры по употреблению: в интернете — Openspace.ru, Chaskor.ru, Grani.ru, в печати — "Ъ-Власть", "Новая газета", "Ъ-Weekend"

Оригинал этого материала
© Public.Ru, origindate::09.04.2013, "Нечего на зеркало пенять…", Иллюстрации: Public.Ru

Закон «Об административной ответственности за изготовление или распространение продукции средств массовой информации, содержащей нецензурную брань», стремительно принят в трех чтениях Госдумой, 27 марта 2013 года утвержден Советом Федерации, и 08 апреля подписан президентом РФ. Согласно новому акту штраф для граждан составит от 2 тыс. до 3 тыс. руб., для должностных лиц — от 5 тыс. до 20 тыс. руб., для юридических лиц — от 20 тыс. до 200 тыс. руб. Сам предмет административного правонарушения подлежит конфискации. Как пояснил один из авторов законопроекта Сергей Железняк, в случае печатного СМИ речь пойдет о конфискации тиража издания. В случае интернет-СМИ конфисковать предполагается носители информации.

Есть ли поводы для столь высоких штрафов, как обстоят дела с ненормативной лексикой в публикациях столичных и региональных изданий, и кто именно должен нести ответственность за распространение «нецензурной брани» изучила с помощью собственной системы медиапоиска и анализа СМИ компания Public.ru.

В качестве поисковых фраз в исследовании использовались самые популярные табуированные формы четырех слов, обозначающих: женщин «легкого поведения», мужские и женские репродуктивные органы и нецензурное обозначение акта любви. Учитывались публикации за период с января 2010 по апрель 2013 года из фондов Public.ru (более 4600 газет, журналов, информагентств и интернет-СМИ).

Что написано пером…

В 2010-2013 году перечисленные нецензурные выражения чаще всего встречаются на страницах журнала «Коммерсантъ-Власть» (17 публикаций), газеты «Новая газета» (10 публикаций) и приложения «Коммерсантъ-Weekend» (9 публикаций). В целом же упоминаемость бранных слов в традиционной прессе весьма низкая даже у лидера рейтинга журнала Коммерсантъ-Власть — в среднем лишь каждый 10 выпуск этого еженедельника был бы изъят в соответствии с буквой нового закона.
Compromat.Ru

Среди интернет-СМИ первенство по использованию ненормативной лексики в опубликованных материалах за последние 3 года держат: Openspace.ru — 150 публикаций (закрыт в феврале 2013г.), Chaskor.ru — 67 публикаций и Grani.ru — 65 публикаций. Характерные особенности интернет-журналистки делают эти цифры на порядок выше в сравнении с традиционной печатной прессой. Однако, по мнению экспертов, главным рассадником непарламентских выражений сейчас являются соцсети, твиттер и блогосфера. Тем не менее, как следует из закона, за нецензурщину будут отвечать только те ресурсы, которые официально зарегистрированы как СМИ.
Compromat.Ru

"Заметьте! Не я это предложил…"

Ненормативная лексика нередко «звучит» в опубликованных СМИ отрывках литературных произведений, причем как классиков, так и современных авторов (Барков, Пушкин, Маяковский, Сорокин, Шнуров, Алешковский, Летов и т.д.), фрагментах театральных диалогов или исторических документов (например, XV века). Современное искусство и протестное движение также не обходятся без «крепких выражений», в материалах СМИ цитируются нецензурные названия арт-объектов, художественных инсталляций и флеш-мобов, лозунги протестных мероприятий и гражданских акций. Отдельно нужно отметить авторские материалы в прессе о местах заключения, где обильное употребление ненормативной лексики служит для иллюстрации особенностей мироустройства.

Однако, наиболее часто табуированные лексические формы встречаются в СМИ непосредственно в прямой речи респондентов, в том числе депутатов, министров, чиновников. Политики и парламентарии, не стесняясь, применяют ненормативную лексику в собственных блогах, твиттере, «при выключенной кнопке», а иногда их не останавливают и официальные мероприятия. За последние 10 лет публично блеснули своим знанием ненормативной лексики руководитель фракции ЛДПР Владимир Жириновский (неоднократно), депутат Госдумы от ЛДПР (на момент произнесения фразы) Сергей Абельцев, спикер Госдумы Сергей Нарышкин, депутат-оппозиционер Геннадий Гудков, единоросс Александр Хинштейн, вице-премьер правительства РФ Дмитрий Рогозин, полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин и даже диакон Андрей Кураев. В 2013 году также успели отметиться непарламентскими выражениями вице-спикер Заксобрания Санкт-Петербурга единоросс Сергей Анденко, министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов, начальника уральского регионального центра МЧС Юрий Нарышкин. Надо отметить, что в абсолютном большинстве казусных случаев СМИ смягчают или «запикивают» вылетевшее «крепкое словцо», заботясь о нравственности читателя и репутации власти.

Тем временем в истории противостояния СМИ и чиновников на почве употребления ненормативной лексики есть и обратный пример — в 2000 году редактор газеты "Арсеньевские вести" Ирина Гребнева была отправлена на пять суток за решетку по статье — хулиганство. Районный суд наказал ее за публикацию телефонных разговоров чиновников, которые активно использовали ненормативную лексику. Такой способ общения со СМИ вполне соотносится с мнением В. Жириновского, высказанным еще в 2003 году по поводу скандала с собственной нецензурной речью: «…не все можно обозначить красивыми русскими словами. Стыдно должно быть журналистам, которые подпольно снимали…", — тогда еще негодовал лидер ЛДПР.

В целом в 2010-2013 гг. наиболее яркий «нецензурный» след на страницах СМИ оставили:

  • арт-группа «Война» с широко известной скандальной акцией "Х** в плену у ФСБ", состоявшейся в Петербурге 14 июня 2010 года;
  • фотография избирательного бюллетеня с нецензурным выражением в адрес руководителей страны, за публикацию которого в 2011 году полетели головы топ-менеджеров журнала КоммерсантЪ-Власть;
  • прапорщик Бойко с жемчужными бусами на руке, прославившийся непечатными обращениями к митингующим в июле 2010 года;
  • скандальная акция [page_32439.htm группы Pussy Riot] (2012), вызвавшая в СМИ шквал материалов, с нецензурными трактовками названия группы и нелестными отзывами в адрес ее участниц;
  • колоритные цитаты из блогов чиновников, депутатов, а также известных блогеров Артемия Лебедева и Ольги Романовой, неоднократно цитируемых в СМИ;
  • закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (с сентября 2012 вступил в силу) и опубликованные в СМИ вместе с ним списки табуированной лексики, которая более не может звучать или должна «запикиваться» в эфире;
  • и, наконец, сам «Закон о мате», откликом на который стала целая серия материалов филологического характера об истории происхождения «бранных слов» и подборок цитат публичных персон с нецензурной бранью.


Даже беглый анализ публикаций дает понимание, что закон о наказании СМИ за использование мата является явно избыточной мерой — подавляющее большинство средств массовой информации и так избегает обсценной лексики. Скорее всего, принят очередной бессмысленный декрет по аналогии с законом «О защите детей от информации…», где реальная борьба с опасным контентом ограничилась графическими иконками со знаком +.


***

Оригинал этого материала
© "Российская газета", origindate::25.02.2013

Мат — джентльменам

"Гардиан" — чемпион среди британских газет по употреблению ненормативной лексики

Ольга Дмитриева

Мировые СМИ стоят перед непростым выбором. Одни читатели, слушатели и зрители советуют журналистам быть зеркалом реальной жизни. А значит, печатать цитаты без цензуры. Что неминуемо приведет к появлению в СМИ в том числе и нецензурных выражений. Ведь и политики, и спортсмены, и звезды шоу-бизнеса все реже задумываются над тем, что и как они говорят в присутствии журналистов. В то время как другие граждане требуют перестать цитировать "мат", который оскорбляет их слух и достоинство.

Великобритания

Поверьте на слово: слухи об изысканной вежливости англичан изрядно преувеличены. Британцы любых возрастов и сословий ругаются, как извозчики. Не буду обобщать, что все и что всегда, но очень многие и очень нередко.

Ну, а так как СМИ призваны отражать реальную, а не придуманную утонченными новеллистами жизнь, то сквернословят и они. Печатные издания выражаются непечатными словами, оставляя, как правило, лишь первую букву и забивая остальную непристойность звездочками. Визуальные СМИ заглушают крепкие выражения внезапной запинкой теле— и радиоприемника. Читатели и зрители жалуются на оскорбление своего слуха и достоинства.

Жалуются они руководству газет и телевидения, жалуются в Комитет по вещательным стандартам (BSC), надзирающим как за главным вещателем в лице Би-би-си, так и за остальными. В одном из своих ежегодных отчетов BSC отметил, что количество жалоб на грубую лексику и нецензурщину в радио— и телепрограммах выросло за один только год на 60 процентов. Без малого два десятка лет минуло с тех пор, как в ответ на это ответственными лицами было заявлено: "Хочется верить, что это лишь некий модный тренд". Увы, сквернословие в британских СМИ не вышло из моды, скорее, напротив. Статистика показывает, что за один лишь попавший под обозрение 2009 год слово на букву f... со всеми его вариантами 705 раз объявлялось в солидной британской газете "Гардиан" и 269 раз в не менее солидном воскресном еженедельнике "Обсервер". Значительно меньше других сквернословили ежедневная "Таймс" и воскресная "Санди таймс". Безгрешной оказалась респектабельная "Дейли телеграф". Самое страшное по рейтингу англоязычной нецензурщины слово на букву С***, рассматриваемое многими в Британии как запредельная непристойность, тем не менее было употреблено за один лишь 2009 год в "Гардиан" 49 раз, в "Обсервер" — 20 и в "Индепендент" — 8 раз.

Чем же оправдывается столь разнузданное сквернословие? Прежде всего, свободой слова как таковой и свободой выражений для авторов статей и передач, в частности. Тем, что жизнь требуется отражать такой, как она есть: читай, во всей ее непристойности. Тем, что лишение права послать, мягко скажем, к черту будет якобы лишать права послать к черту и свое правительство. Один из бывших редакторов "Гардиан", теоретизируя на предмет популярности у британцев нецензурных выражений, указал на то, что даже нынешний премьер-министр Дэвид Кэмерон публично обозвал кого-то бранным словцом на грани фола. Между тем правила игры в нецензурщину в британских СМИ существуют. Например, дозволяется использовать ненормативную лексику лишь в качестве крайней необходимости для контекста статьи или для выражения характеристики персонажа. Зато крайне нецелесообразным считается использование нецензурных слов вне прямой речи цитируемого. Самые сильные словечки ненормативной лексики требуется "визировать" у высокопоставленных руководителей телевизионных программ перед тем, как сия программа выйдет в эфир. Аналогичной визы требуют сцены сексуального характера и сцены с обнаженными телами. Наконец, решающим является "водораздел". Так обозначают в Британии 9 часов вечера, когда снижаются требования к характеру показываемых на телеэкране сцен секса, насилия, а также барьеры к использованию нецензурных выражений.

Короче, за бранные слова в британских СМИ не наказывают, не карают, не штрафуют. Правда, случается, извиняются. Так, несколько лет назад Би-би-си извинилась перед зрителями за программу с участием поп-звезды Робби Уильямса, после того как свыше трех сотен телезрителей позвонили на Би-би-си и пожаловались на не самые литературные выражения, лившиеся из уст певца. Теле-радиовещательная корпорация подчеркнула при этом, что программа с Робби Уильямсом вышла в эфир после девяти вечера. Тем не менее Би-би-си передала все жалобы телезрителей в Комитет по вещательным стандартам, делегировав ему право вынести по данному инциденту окончательный вердикт.


***

Китай

Интернет-пользователям любые запреты нипочем

Евгений Соловьев

В Китае запрещены не только нецензурные высказывания в СМИ, но и многие, кажущиеся "безобидными" слова и выражения. Например, все, что касается чувствительных тем: прав человека, вопросов Тибета, вольное упоминание высших государственных деятелей и многое другое.

Жесткую цензуру осуществляют различные надзирательные органы: здесь и Государственное управление по делам радиовещания, кинематографии и телевидения, и комитеты при Госсовете, и даже правоохранительные органы.

Более того, в традиционных СМИ никогда и не поднимался вопрос о возможности послабления запретов и цензуры.

Зато в Интернете эта проблема вовсю обсуждается, ведь именно там фильтры намного жестче. Но интернет-пользователи обходят все запреты государства, пользуясь особенностями китайского языка: каждый иероглиф имеет свое чтение и значение. Однако у многих иероглифов схожее звучание, но абсолютно разный смысл. Поэтому блогеры часто используют иероглифы-омонимы для передачи того или иного смысла, и в таком случае надзирающие органы не в силах отследить поток информации.


***

Польша

Употреблять ли нецензурную лексику, решают сами СМИ

Ариадна Рокоссовская

В Польше употребление нецензурной лексики никак не регламентировано, и вопрос этот находится в ведении самих СМИ.

Как рассказала "РГ" заместитель главы польского Совета по этике СМИ Хелена Ковалик-Чеминьска, единственная ситуация употребления ругательств, недопустимость которой оговорена в законодательстве и этических кодексах медиа, — непосредственное оскорбление какого-либо лица. "Даже в Хартии этики СМИ, которой руководствуется наш Совет, нет такого пункта, который бы запрещал употребление, скажем так, вульгарных слов, — поясняет Хелена Ковалик-Чеминьска, — но там прописано, что следует уважать достоинство зрителя, слушателя и читателя, и, конечно, героев публикации". При этом, не существует определения границ, переходить которые нельзя.

По словам замглавы Совета по этике СМИ, "лингвисты, и те, кто стоит на страже приличий, постепенно отступают назад, ведь ругательные слова прочно вошли в обиход, в том числе людей публичных, политиков". В современной польской литературе, особенно когда речь идет о произведениях молодых авторов, а также в кино, такие ругательства стали привычны. "На практике это выглядит так: определенной границы нет, — поясняет Хелена Ковалик-Чеминьска, — точнее, она есть в Уголовном кодексе, но и там, по-моему, также не определено четко, как далеко можно зайти". Это — следствие некой таблоидизации прессы, а вульгарный язык помогает журналисту уподобить себя читателю. "Совет по этике на это уже не реагирует. Я в Совете — около 15 лет, и помню, что раньше мы выступали с заявлениями, что следует следить за выражениями, но со временем это стало казаться наивным и мы отказались от этой практики", — поясняет эксперт. По ее данным, в последние годы и жалоб на нецензурные выражения, в общем, немного. "К нам ежегодно поступает несколько сотен писем с жалобами, среди которых примерно треть относится именно к лексике, употребляемой СМИ, но, как правило, такие жалобы приходят по электронной почте, то есть они более спонтанные, написанные под влиянием момента. И мы уже знаем, что это пишет, скорее всего, человек в возрасте".

Однако отдельные СМИ руководствуются определенными этическими правилами. У общественного телевидения и радио Польши есть своя комиссия по этике, которая отслеживает такие вещи. Когда создавалась "Газета Выборча", ее руководители составляли своего рода памятки для начинающих журналистов, в которых было прописано в том числе, что нельзя употреблять нецензурные выражения. Но это было очень давно — в начале 90-х годов. "Не думаю, чтобы во всех СМИ были какие-то свои этические кодексы. Даже Хартию этики СМИ, которая была принята на так называемой Конференции польских медиа, соблюдают не все", — посетовала эксперт.


***

Италия

После 11 вечера в СМИ дозволено все

Нива Миракян

Итальянцы — народ эмоциональный и сдерживать себя особо не привыкли. На Апеннинах ругаются так много и часто, что мало кого это уже раздражает и тем более настораживает. Брань в Италии не воспринимается как дикость или дурной тон. Она, скорее, служит отличной "приправой" к немного приторной "дольче вита".

Официально в Италии действует законодательство, в котором черным по белому прописано, что ругаться — значит совершать административное правонарушение. Так, в законе N 205 от 25 июня 1999 года за "бестеммию" (мат или богохульство. — Авт.), произнесенную в любом общественном месте, предусмотрен штраф от 51 до 309 евро. Но этот акт работает из рук вон плохо. Судя по щедрым потокам ругани, которая просачивается из газет, журналов и Интернета, а также выливается из телевизионных экранов, штрафа этого явно недостаточно. Однако, если в прессе ругательные слова еще хотя бы как-то маскируются за многоточием, но на телевидении царит полный разгул. Запикиванием себя и так особо не утруждает, а после 23 часов и вовсе наступает сладкое время вседозволенности, когда все штрафы автоматически теряют юридическую силу.

Самый яркий тому пример — знаменитейший и, несомненно, очень талантливый комик Маурицио Кроцца, который, еженедельно выступая в рамках самой рейтинговой общественно-политической программы "Ballaro", отпускает прямо в лица гостям (известным политикам и экономистам) колкости, нередко приправленные благим матом. Читателей и телезрителей, судя по рейтингу программы, такое поведение нисколько не возмущает, совсем наоборот. Оно и понятно: ведь Кроцца — слепок с настоящего итальянца, в меру циничного и страшно саркастичного.

Крепкое словцо на Апеннинах раздается не только в компании мужчин, обсуждающих политиков или очередной футбольный матч, и между подростками, но и во вполне мирном разговоре за чашечкой кофе между двумя с виду весьма очень даже приличными дамами. Только вот ругаются итальянцы, будучи одной из самых артистичных наций в мире, так смачно и местами изящно, что неосведомленному иностранцу может грешным делом показаться, что они ведут разговор о чем-то возвышенном. Почти всегда это выглядит не как ругань, а как пикантное дополнение к теме разговора. Что характерно, никого она, как правило, не обижает.

Удивляться массовому использованию нецензурной лексики не стоит. Личным примером для граждан служат народные избранники — главные нарушители вышеупомянутого закона. Представить сессию итальянского парламента без взаимных "комплиментов" почти невозможно. Один из нынешних кандидатов в премьеры, бывший комик и лидер движения "Пять звезд" Беппе Грилло пошел дальше всех. Он не постеснялся в личном блоге, пользующемся большой популярностью среди молодежи, написать над групповым фото своих оппонентов откровенно бранное слово. Никто Грилло за это не оштрафовал, да и порицать особо не стал, включая тех, над кем он поглумился.


***

Южная Корея

Крепкое словцо можно встретить только в кинофильмах

Олег Кирьянов

В Южной Корее за содержанием программ, статей и передач в плане использования лексики занимается специальный Комитет по телерадиовещанию и СМИ. Южная Корея — страна конфуцианская, для нее характерны весьма высокие нормы морали. Поэтому, как правило, корейцы сами понимают, что публично не стоит злоупотреблять нецензурной лексикой. В газетах и прочих СМИ таких слов вы не встретите. Иногда, когда приводят нецензурные цитаты тех или иных людей, вместо некоторых букв самых "резких" слов используются "звездочки" — как бы и мат не напечатали, и в то же время всем понятно, каковы были слова в подлиннике.

В художественных фильмах время от времени используется "крепкая" лексика. Однако здесь сразу следует уточнить, что такие вольности допускаются в первую очередь по поводу именно "крепких" слов, но не откровенной нецензурщины. Последнее пытаются пресекать даже на интернет-форумах, хотя, надо признать: далеко не всё и не всегда удается отследить и убрать. С другой стороны, наиболее откровенных и "последовательных" матерщинников достаточно быстро лишают права участия в дискуссиях даже на форумах, где обычно царят достаточно свободные, по сравнению с официальными СМИ, правила.

Кстати
Корейцы сами хорошо понимают, что в СМИ нецензурной лексики быть не должно, а журналисты эти правила соблюдают. Если все же содержание не понравилось, то любой человек может обратить внимание Комитета по телерадиовещению и СМИ на поведение того или иного издания. Набор санкций в этом случае достаточно стандартный: устное предупреждение, письменное предупреждение, штраф, лишение лицензии. Естественно, что при этом требуют снять с публикации скандальный материал.


***

США

За неформатную лексику грозят крупные штрафы

Александр Гасюк

Борьба с использованием вульгарного языка в американских электронных СМИ с переменным успехом ведется с конца 1970-х годов, когда Верховный суд США встал на сторону властей в вопросе о наказании злоупотребляющих свободой слова на телевидении и радио.

За недопущение вульгаризмов и непотребных материалов в американских массмедиа отвечает Федеральная комиссия по связи — FCC, которая наделена правом штрафовать или изымать лицензию у того или иного СМИ, допустившего использование некорректной лексики.

Штрафы могут начинаться с десятков тысяч долларов для местной прессы и доходить до сотен тысяч для крупных медиахолдингов и кабельных сетей.

Примечательно, что чиновники наделены правом запускать процесс расследования обстоятельств выхода в эфир оскорбительных выражений или материалов по собственной инициативе или получив жалобу от рядовых граждан.

На сайте FCC призывают всех неравнодушных к чистоте речи американцев подавать жалобы в электронной форме или по факсу и при этом, по возможности, указывать название "распустившегося" СМИ, его местонахождение, время и дату появления ненормативного материала или лексики.

Примечательно, что для дополнительной защиты детей отдельный запрет введен на использование с 6 утра и до 10 часов вечера в теле— и радиоэфире агрессивных слов и выражений интимного характера.

Критериями для оценки степени вульгарности журналистов является наличие признаков "порнографического интереса", "непотребного описания сексуального поведения", отсутствие у ненормативщины "серьезной литературной, артистической, политической или научной ценности".

Барьеры на пути "неформатных слов" в печатных американских СМИ выставляют сами издания и информационные агентства, которые в этом смысле занимаются хоть и субъективной, но тем не менее самоцензурой.

В частности, этические нормы ведущих информагентств США предполагают неиспользование вульгарных слов, если только они не являются "частью прямого цитирования и имеется весомая причина в их воспроизводстве".

Согласно внутренним рекомендациям газеты "Нью-Йорк таймс" слова, вроде "черт возьми", допускается использовать в контексте описания экстремальных, например, боевых ситуаций или для подчеркивания эмоций в отдельных случаях. А "Вашингтон пост" придерживается правила вообще не использовать слова, которые могут оскорбить членов семей читателей газеты. Впрочем, и здесь бывают исключения. Когда экс-президент США Джордж Буш-младший, не обратив внимания на включенный микрофон, "припечатал" одного из журналистов словом, которое в вольном переводе на русский означает "засранец", практически все американские газеты напечатали дословную "цитату" Буша.

В то же время использование более грубых слов на букву "F" не пройдет в уважающих себя американских изданиях ни при каких обстоятельствах, уверяют опрошенные "РГ" американские редактора, добавляя, что могут сделать исключение, только если такое выражение прозвучит в ходе обращения президента США к нации.