Махачкалинский нефтяной коктейль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

378692.jpg

Как в Махачкалинском порту раздают оружие, воруют нефть и как готовятся обанкротить предприятие, чтобы выкинуть людей на улицу


В последнее время о Махачкалинском порте постоянно пишут газеты. Только в минувшие два месяца десятки новостей о работе этого предприятия появлялись не только в разделах криминальной хроники на дагестанских сайтах, но и на страницах серьезных федеральных изданий. И каждая такая новость вызывает шок у простых людей. Потому что нельзя спокойно читать, например, о том, как в порту раздают оружие, как воруют нефть и как готовятся обанкротить предприятие и выкинуть людей на улицу.


Уплывающий порт


Согласно плану приватизации государственного имущества Махачкалинский порт до конца этого года должен быть передан в собственность Республики Дагестан и приватизирован. Традиционно претендентами на покупку порта считали известных бизнесменов Сулеймана Керимова (группа «Нафта-Москва») и Зиявудина Магомедова (группа «Сумма»). Третьим пристроился бывший владелец московского Черкизовского рынка и строитель чудовищного по безвкусице отеля «Мардан Палас» в Турции Тельман Исмаилов. И как бы этому, пока последнему в очереди, не удалось перехитрить конкурентов. Ведь Тельман Исмаилов не только представляет интересы турецкого портового оператора Yilport Holding. По республике ползут слухи, что он чуть ли не друг нынешнего турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. И именно это могло дать ему возможность уже договориться о покупке порта с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, который является давним знакомцем Исмаилова – этого то ли российского, то ли турецкого, а, скорее всего, все-таки азербайджанского предпринимателя.


Видя связи Тельмана Исмаилова в политических кругах Дагестана, Сулейман Керимов предпринял отчаянный шаг. Связанная со структурами бизнесмена кипрская компания «Аролия Холдинг» подала в арбитражный суд Дагестана иск о взыскании с ФГУП "Махачкалинский морской торговый порт" (ММТП) 678 млн рублей, который может закончиться банкротством Махачкалинского порта. Если иск компании удовлетворят, Керимов сможет купить обанкротившийся порт буквально за копейки, а бюджет республики, вместо денег, получит дырку от бублика. Точнее, дырку от порта.


Ружья по талонам


33312909 Махачкала порт.jpg


Конечно, жители Махачкалы неоднократно видели докеров в касках. Просто им положено носить каски, что никого не удивляет. Но вот докеров, красующихся не только в касках, но и с автоматами наперевес, они еще не видели. Когда в конце мая Росморречфлот решил по сути уволить гендиректора порта Ахмеда Гаджиева, тот, похоже, не придумал ничего лучше, как организовать митинг в свою защиту. Хотя не мог не знать, что забастовки на транспорте в России являются подсудным делом. Но это было бы еще не страшно, если бы у Гаджиева не было своеобразного представления о митингах. Он по всей видимости решил, что на митинги обязательно люди должны ходить с оружием в руках и распорядился выдать им автоматы. В общем, как говорят, многие обыватели дагестанской столицы решили, что опять война. А некоторые бабушки, обладающие немалым жизненным опытом, побежали запасаться солью и спичками.


Но бабушки – это одно, а специалисты – совсем другое. Они, конечно, понимали, что, несмотря на указания руководителей страны на то, что нефтяная отрасль должна находиться под строгим контролем государства, Гаджиев и его покровители вероятно посчитали порт своей личной вотчиной, которой можно распоряжаться как угодно. Как собственный шкаф в квартире, который можно продать или обменять на кровать или тумбочку. Карманная нефть В последнее время дела у порта шли год от года все хуже. Глава республики Рамазан Абдулатипов в интервью газете РБК оценил работу команды управленцев так: «Там будут проблемы до тех пор, пока люди не начнут заниматься делом. Вместо 12–14 млн оборота, на который способен порт, речь идет о 2–3 млн». За время работы бывшего гендиректора порта Ахмеда Гаджиева, который не скрывает своей дружбы с Сулейманом Керимовым, с 2010 по 2015 годы грузооборот снизился больше, чем на миллион тонн! А почему? А потому что нефтяные компании отказываются отправлять нефть в порт Махачкалы. В чем дело? Может, им красавица-Махачкала разонравилась? Или Каспийское море у берегов Дагестана обмелело? Оказывается, все не так. Просто нефтяники тоже умные, и быстро сообразили, что во время перекачки нефти из танкеров в трубу «Транснефти» компания «Дагнефтепродукт» не просто так задерживает сроки по прокачке.


По-видимому, она может «сливать» приличное количество нефти себе в резервуары, а в трубу «Транснефти» отправляет нефть, разбавленную мазутом, а то и вовсе водой. То есть, просто «прикарманивали» чужое добро? Не спроста же нефтяники рапортуют о многократном росте потерь в последнее время! Может, в этом и кроется ажиотаж, связанный с предстоящей продажей, казалось бы, совершенно убыточного предприятия? Но кому убытки, а кому и прибыль. Конечно, руководство порта и «Дагнефтепродукта» на всех углах кричит, что все это ложь и клевета. А гендиректор «Дагнефтепродукта» Саид Абдуллаев в письме к главе «Транснефти» Николаю Токареву даже придумал собственную теорию. Дескать, нефть в Махачкалу приходит уже в разбавленном виде. А сами никогда, ни за что, ни в коей мере ни копейки, то есть, ни литра нефти не умыкнули. А то, что даже ЛУКОЙЛ перестал привозить сюда нефть – так это совсем по другой причине. Руководство «Дагнефтепродукта» по этому поводу высказалось примерно следующим образом: «Совладелец компании ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов (этнический азербайджанец) пошёл на сделку с нефтяными компаниями Азербайджана, которым на короткий отрезок времени удалось привлечь его искусственно созданными выгодными условиями транспортировки нефти. Однако нужно помнить, что азербайджанская сторона крайне рачительна и вряд ли станет долго играть себе в убыток”. Немного странно, что махачкалинские нефтяники фактически позволяют себе поучать Алекперова, да еще и недвусмысленно намекают на его азербайджанское происхождение.


Нефтяной иллюзион


После того, как руководство «Дагнефтепродукта» озвучило свою точку зрения в СМИ, к нам пришли люди, знакомые не понаслышке с тем беспределом, что происходит сегодня в Махачкалинском порту. Они молчать не стали. И придя к нам в редакцию, прямо заявили, что нарисованная руководством ДНП радужная картина, мягко говоря, имеет с реальностью мало общего. По-видимому, на терминале по-прежнему «сливают» нефть в промышленных масштабах, запускают в нефтепроводы «Транснефти» разбавленное сырье и давят на всех, кто не согласен с такими методами работы, физической расправой. К примеру, если верить генеральному директору ООО "Каспиан Сюрвей" Омари Омариеву, проверявшему качество и количество поступающей нефти, то можно узнать как именно похищают нефть на «Дагнефтепродукте». По его мнению, порядок может быть примерно таким: после того, как танкер пришвартуется к причалам через принадлежащие «Дагнефтепродукту» трубы из него выгрузят нефть в отдельные резервуары-хранилища, операторы ДНП замеряют количество прибывшей нефти и берут пробы для определения ее качества. Одновременно с ними количество нефти замеряет сотрудник независимой инспекционной компании. Этого сотрудника, как правило, нанимает отправитель грузов. Для того, чтобы нефть не воровали, этот сотрудник должен запломбировать все резервуары и задвижки трубопроводов. Если он это сделает, то уже трудно будет украсть или, допустим, заменить нефть на газированную воду. Или даже на воду без газа.


Но тут и происходит самое интересное. Оказывается сотрудник инспекционной компании часто получает от заинтересованных лиц солидный гонорар, а в благодарность нередко оставляет пару задвижек на трубопроводах неопломбированными. На этом фото, полученном от сотрудника правоохранительных органов, видно, что пломбы на вентилях не зафиксированы. Нормально поставленная пломба должна быть привязана к любому твердо стоящему предмету. В случае с этими вентилями пломбы можно было бы привязать к перилам слева от трубы. В случае правильной пломбировки вентиль нельзя повернуть даже на сантиметр. Здесь, как видно, пломбы болтаются абсолютно свободно - крути кран сколько хочешь и никто не заметит. Добытую через незапломбированные вентили нефть доблестные портовики могут отправлять по кривой дорожке, а именно - сначала в свободный резервуар, а затем, например, на нефтеперерабатывающий завод "Дагнотех”. В трубу "Транснефти” тем временем именно в такие моменты и может поступать нефть, разбавленная водичкой, или мазут, о которой они и рассказали в своем пресс-релизе. Бензин и дизель с "Дагнотеха” как обычно продается на заправках Дагестана. Похоже, что всю прибыль от этого получает владелец ОАО «Дагнефтепродукт», бывший спикер парламента республики Дагестан Магомед-Султана Магомедов, который в свое время приватизировал «Дагнефтепродукт» за смешные 300 млн рублей. По официальным документам нефтеперерабатывающий завод принадлежит неким Хаписат Алпанаевой, Галимату Исмаилову и Савдату Магомедову - близким родственникам Магомедова, как утверждают источники в республике.


Как мне кажется, с такими способностями к манипулированию ребятам бы в цирк, шарики из-за щек вытаскивать или девочек в ящике распиливать, но они скорее всего предпочитают «пилить» доходы от ворованной нефти. К тому же в цирке много не украдешь. Разве что мясо у тигра. Но тигр может обидеться.


Моральное банкротство


Здесь мы публикуем небольшой рассказ Омари Омариева, который был вынужден из Махачкалы не просто уходить – бежать. Бежать, чтобы не убили. Его компания ООО «Каспиан Сюрвей» работала в порту до августа 2013 года. Проводила инспекцию судов для нефтяных трейдеров Alfa Oil и Azaca Invest & Finance Corp. Если верить господину Омариеву, то можно узнать, что именно происходит на «Дагнефтепродукте» и почему все высказывания руководства компании могут не являться правдой:


— В своем письме главе «Транснефти» Николаю Токареву гендиректор «ДНП» Саид Абдуллаев говорит, что потери грузоотправителей объясняются тем, что часть нефти мертвым грузом остается на самих танкерах. Но это не так. Остатки нефти на борту судна за потерю они вообще не считают. Просто вычитают оставшуюся на борту нефть из общего объема, указанного в сопроводительных документах, а потом производят взаиморасчет с судовладельцем. Вот и все. И при этом все время врут. Например, любят поговорить и о том, что Алекперову было выгоднее пустить нефть в порт Азербайджана. Из-за чего теперь Махачкала ежемесячно теряет 250 миллионов рублей, а руководство «Дагнефтепродукт» вынуждено уволить сотни людей. Но это сказки для тех, кто не в теме. Люди, знакомые с процессом перевалки нефти, понимают, что эти заявления полностью противоречат логике. Если танкеры все же заходят в Махачкалинский порт на оформление, то порт в любом случае получает за это свои деньги.


— Моя история работы на «Дагнефтепродукте» очень показательна. Моя компания - «Каспиан Сюрвей» - нормально работала в порту, пока не случился один инцидент. Однажды, после того, как с одного из танкеров выгрузили мазут, ко мне в офис подошли тогдашний начальник нефтехранилищ «Дагнефтепродукта» Карамутдин Мурзаев (сейчас руководит находящимся на территории нефтебазы ООО «Дагнотех» - прим.ред.) со своим замом и сказал, что выгруженный с танкера «Казахстан» мазут они закачали в свои хранилища, а в резервуар вместо этого мазута заправили разбавленную водой нефть. И указали в документах, что именно эта некачественная нефть прибыла с танкера «Казахстан». Понимаете? Не постеснялись признаться в воровстве? Да еще и велели мне поменять сертификат качества и указать, что в танкере была вот эта обводненная нефть. А сами менеджеры ДНП выпустили бумаги с недостоверными данными о качестве принятого мазута и поставили на них роспись инспектора другой инспекторской компании - Saybolt, которая по договору пользовалась нашими услугами. Конечно, я отказался. После этого сотрудников «Каспиан Сюрвей» перестали пускать на территорию нефтебазы, где у нас находилась собственная лаборатория. Кроме того, они разорвали заключенный с моей компанией договор и прикарманили все наше оборудование. А оно, между прочим, было застраховано в Сбербанке. Я попытался выяснить, где наше оборудование. Но Мурзаев сказал, что если я еще раз приду, то физической расправы мне не миновать. Я больше не пришел. Я понял, что со мной расправятся, и уехал из России.


История Омари Омариева, честно говоря, страшноватая. Но она вполне естественна для той ситуации, которая долгое время царит в нефтяном терминале Махачкалинского порта, где люди вероятно имеющие отношение к Сулейману Керимову могут зарабатывать на хищениях нефти десятки, если не сотни миллионов долларов ежегодно. По самым скромным подсчетам за год с «Дагнефтепродукта» могли «утекать» десятки тысяч тонн нефти, которые потом превращались на заводе «Дагнотех» в бензин и дизель, а после продавались по всей республике. Украденные таким образом деньги, налогом, естественно, не облагались. Весь этот черный поток, по всей видимости, мог идти в необъятные карманы руководства «Дагнотеха».


Как известно, безнаказанность рождает самоуверенность. Ничем иным, по-видимому, нельзя объяснить убежденность команды Керимова в том, что порт можно прибрать к рукам за бесценок и не допустить туда нового рачительного хозяина. Для чего ими и был заявлен иск который может быть направлен на к банкротство этого предприятия. Хотя стоило бы уже говорить не о банкротстве порта, а о моральном банкротстве нефтежуликов. Кстати, подобную аферу люди Керимова уже проворачивали. Пару лет назад, используя ту же кипрскую компанию Аролия Холдингс обанкротили «Авиалинии Дагестана» и похоже, что купили их за 300 млн при цене в 800. Поэтому хочется надеяться, что Рамазан Абдулатипов сможет реализовать свои планы по привлечению нового ответственного инвестора, с таким трудом найденного. Иначе, вероятно, не одному еще бизнесмену придется бежать из страны куда глаза глядят. Подальше от такой нефти.


Ссылки

Источник публикации