Махмудов. Афера с ММК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::19.02.2000

Махмудов. Афера с ММК.

Кажегельдин. Вторая алюминиевая война.

Александр Хочинский

МАХМУДОВ ИСКАНДЕР КАХРАМОНОВИЧ -1991 по июнь 1994г. - заместитель директора по маркетингу АО "Алис";

С июля 1994 по февраль 1996г. - директор АОЗТ "Промышленно-Финансовая Компания "Мета

Сервис";

С февраля 1996г. - генеральный директор АО "Гайский горно-обогатительный комбинат"

Совладелец АКБ «Саяны»

Именно Махмудов (с подачи Михаила Черного) «рекомендовал» Рашиту Шарипову помощь Добровинского в афере с Магнитогорским металлургическим комбинатом (ММК).

Магнитогорский металлургический комбинат сегодня входит в число двадцати крупнейших сталелитейных компаний мира и в тройку ведущих предприятий металлургической отрасли России, проведенном журналом "Эксперт", ММК занимает 19-ю позицию по объемам реализации продукции.

О конфликте в руководящей верхушке ММК писалось уже не раз.

Напомним суть разразившегося здесь скандала. Отправной точкой можно считать 30 октября 1997 года, когда руководство ОАО "ММК" подписало с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) соглашение о предоставлении предприятию кредита в размере 100 миллионов долларов. Эти деньги были нужны комбинату для инвестирования строительства стана "2000" холодной прокатки. Вскоре однако выяснилось, что акционерное общество не может выполнить одно из основных условий соглашения, а именно - передать ЕБРР под залог в качестве гарантии возврата кредита свой 25-процентный пакет акций. Этот пакет в свое время был передан комбинатом в качестве вклада в уставной капитал финансово-промышленной группы "Магнитогорская сталь" и, по решению совета директоров акционерного общества, должен был сейчас стать залогом для получения кредита. Стало известно, что еще в начале 1997 года Рашит Шарипов, занимавший тогда посты председателя совета директоров Магнитки и генерального директора ФПГ "Магнитогорская сталь", самолично передал акции комбината вновь созданным дочерним предприятиям, находившимся под его личным контролем. А когда возникла необходимость передать ценные бумаги в залог банку, нарушив договоренности, отказался это сделать.

Пришлось руководителям акционерного общества обращаться в суд. И вот в декабре 1997 года арбитражный суд Челябинской области наложил арест на этот пакет акций. Но тут на сцене появляется новый участник - реестродержатель Магнитки челябинская фирма "Регистратор - Чел" и ее руководитель Павел Рабин. 13 февраля 1998 года "Регистратор - Чел", в нарушение определения арбитражного суда, перевел указанные акции в номинальное держание банка "Московский деловой мир". В тот же день была проведена многоходовая сделка по продаже этих акций. Сначала они были переданы зарубежным компаниям "Аруфа" и "Крайне", а затем физическим лицам - гражданину США и Израиля Михаилу Некричу и известному по проведению подобных афер адвокату, гражданину Греции и России Александру Добровинскому. То, что за их спинами стоял Михаил Чорный знали все. О роли Арье Гелера – немногие…

Далее события развивались так. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг лишила лицензии ООО "Регистратор - Чел". Теперь ведением реестра ОАО "ММК" стала заниматься ЗАО "Национальная регистрационная компания". Прокуратура Челябинской области привлекает Павла Рабина к уголовной ответственности. Он был арестован, находился в СИЗО, откуда выпушен под крупный денежный залог. Уголовное дело заведено и на Рашита Шарипова, который сейчас ударился в бега и находится в федеральном розыске. (Д. его пристроил в «родной» Швейцарии). Правоохранительные органы, полагаю, когда-нибудь поставят точку в уголовных делах, заведенных по факту мошенничества с пакетом акций комбината.

За последние полтора года подмокла деловая репутация компании TWG. В Азербайджане власти заявили о несостоятельности менеджмента TWG на Гянджском глиноземном комбинате. В прошлом году правительство Казахстана расторгло все договоры с TWG, а президент Нурсултан Назарбаев дипломатично заявил, что о сотрудничестве с британским холдингом следует забыть как о неудачном опыте привлечения "недобросовестного инвестора". Министерство финансов Казахстан высказалось более конкретно, квалифицировав политику TWG "предательской". Развод состоялся - казахская сторона требует возмещения нанесенного ущерба в размере 400 млн долларов США. TWG, в свою очередь, клеймит конкурентов. И наверняка присматривается к действиям российского правительства: не последует ли оно примеру южного соседа? Пока относительно тихо.

Вот в России у Льва Черного еще есть за что держаться. Примерно 3/4 отечественной алюминиевой реки утекает на Запад через воронку Trans World Group. Черной через своих посредников, поставив на грань банкротства завод "Сланцы", Ачинский глиноземный комбинат, Южно-Уральский криолитовый завод, практически перевел российскую алюминиевую промышленность на импортную сырьевую базу. Алюминиевые заводы, находящиеся под контролем TWG, работают на износ. При этом им не принадлежит ни сырье, ни готовый продукт. Никаких реинвестиций в производство нет. Что получают за переработку давальческого сырья - так, на поддержку штанов. И бюджету тоже ничего. Все основное оседает в теплых оазисах многочисленных офф-шоров TWG. Схема денежных проводок сложна и непрозрачна. Бизнесмену очень хочется, чтобы так оно было и дальше. Не хочется ему, чтобы это кем бы то ни было анализировалось и тем более подвергалось сомнению.

Между тем, по мнению отечественных и зарубежных аналитиков, деятельность TWG по эксплуатации производственных ресурсов России вступила в противоречие с политикой кабинета Евгения Примакова. Премьер, взявший курс на консолидацию общества, возрождение отечественной промышленности и борьбу с криминалом, может быть просто опасен для любого, даже с имиджем добросовестного, бизнесмена, если он выкачивает из страны несколько сотен миллионов долларов в год чистой прибыли. Толлинговые операции рассматриваются сегодня специалистами силовых ведомств как одна из составляющих сложившейся в России системы утечки капиталов за рубеж, наносящих особо крупный ущерб российской экономике. Толлинг не только предполагает манипулировать ценами на рынке металлов, но и официально позволяет уклоняться от уплаты налогов и таможенных пошлин.

Началась вторая алюминиевая война. В первой на поле брани народу много полегло. Банкир Олег Кантор, заместитель генерального директора Красноярского алюминиевого завода Вадим Яфясов, представитель американской финансовой компании AIOC Феликс Львов... Но это только три громких дела, которые так и не были раскрыты. Вторая, слава Богу, пока "холодная". Выражается она в том, что в отношениях TWG с бывшими и нынешними партнерами наметились глубокие трещины, которые, скорее всего, будут углубляться. Правительство и государство отдельными своими ведомствами тоже втягиваются в этот передел собственности. Конечно же главе TWG не безразлично, чью сторону в этом противоборстве выберет власть.

Практически вышел из-под контроля Льва Черного алюминиевый завод в Саяногорске. Начались трения и с еще совсем недавно прочным союзником Юрием Шляйфштейном, через которого TWG контролирует Братский алюминиевый завод. Теснить алюминиевого магната начали и другие участники рынка. Достаточно вспомнить историю с Новосибирским электродным заводом, который TWG проиграла Сибирско-Уральской алюминиевой компании (СУАЛ). Весьма симптоматично, что по ряду перспективных проектов с СУАЛ взаимодействует глава компании "Трансконсалт" Василий Анисимов, который известен как давний партнер Льва Черного. Кстати, именно на вилле Анисимова в Акапулько находился председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков в тот момент, когда заместитель министра МВД России Владимир Колесников объявил о возбуждении против него уголовного дела.

В отношениях с Быковым у Льва Черного тоже не светило солнце. Депутат Законодательного собрания Красноярского края так разошелся в борьбе с генерал-губернатором, что Льву Семеновичу, наверное, не раз приходила в голову мысль поскорее поставить точку. По крайней мере, подготовить замену Быкову на КрАЗе он успел. С недавних пор генеральным директором там стал Алексей Баранцев, переехавший с Братского алюминиевого завода. Не только следуя правилам алфавитного порядка, напористый топ-менеджер первым подписал "апрельские тезисы" Льва Черного.

Несколько существенных уточнений. Во-первых, не существует конфликта между "ужасными и жутко криминальными" братьями Черными и отечественными предпринимателями с красиво звучащими фамилиями, напоминающими об одесском фольклоре. Существует, увы (всегда неловко обозначать подобного рода вещи), всему нашему сообществу известный конфликт между братьями Черными - Львом и Михаилом. Поэтому беспрецедентный газетный визг по поводу того, как положительный герой алюминиевого романа, молодой "отечественник" господин Дерипаска борется со зловещими израильскими подданными, наделенными демонической фамилией Черные, - это туфта, наглость и лживость которой поражают воображение даже в ситуации нынешнего газетного беспредела. За спиной господина Дерипаски стоит Михаил Чернoй. Кто стоит за спиной Михаила Черного (фигуру которого мы тоже совершенно не собираемся демонизировать, как и фигуру самого Дерипаски) - это предмет следующих наших рассмотрений.

Весь информационный шабаш крутится вокруг саянских дел. Что происходит в Саянах и в чьих руках реально находится власть в Хакасии - всем хорошо известно. Известно также и то, какую роль играет там Дерипаска. В Саянах, видимо, действительно назревает настоящая "особая зона". Но здесь важно даже не это. Важно понять, какую же именно операцию провернул на СаАЗе "кронпринц" отечественного патриотического предпринимательства под аккомпанемент рассуждений о цивилизованном капитализме и необходимости ухода от виртуальных схем. Под этот аккомпанемент была устроена в чистом виде "виртуальная схема". То есть делание денег из воздуха, из пустой и незаконной эмиссии акций Саянского алюминиевого завода. Эта эмиссия, вполне в стиле "особой хакасской зоны", лишила ТВГ и ее партнеров собственности. Лишила с помощью классической аферы в духе пресловутых фальшивых авизо.

В номере от 16 февраля Business Week подвел итоги деятельности TWG в СНГ, выразив их суть весьма сочным заголовком:" An Iron Curtain for а Metal Company?" ("Железный занавес для металлической компании? "). Наши американские коллеги никого в чем-то нехорошем не подозревают и ограничиваются перечислением фактов. По их данным, казахстанское правительство вернуло себе контроль над всеми объектами, подконтрольными ранее TWG. Все даты краха империи TWG в Казахстане очень точно совпали со временем шумной кампании против спецслужб в СМИ бывшего премьер-министра Акежана Кажегельдина и его последующей отставкой.

Не прошел американский журнал и мимо российских перипетий Trans World, где ее в буквальном смысле вышибли с предприятий, где позиции британцев были в принципе неуязвимы. В Новолипецке ключевая роль принадлежала Владимиру Лисину - весьма известному в металлическом братстве человеку. В период 1995- 1997 годов г-н Лисин был опорой TWG в России вообще и на Новолипецком металлургическом комбинате в частности. Однако прошлой осенью (странное совпадение с казахстанским графиком разгрома TWG) Владимир Лисин поднял "путч" и обвинил TWG в задолженности комбинату на сумму $200 млн.

Внимательный читатель материала Business Week, безусловно, обратит внимание на синхронность акций металлической контрреволюции в России и Казахстане, на шумную отставку премьер-министра Акежана Кажегельдина и его угрозы в адрес бывших коллег по "конторе" рассказать нечто страшное. Далее остается лишь сделать вывод о том, что разгром TWG учинили не просто власти, а очень хорошо подготовившиеся "конторы" Казахстана и России при поддержке очень влиятельных и информированных коллег на Западе.

Примерно такую версию и развивает российское издание " Коммерсанта-Daily", опубликовав 10 февраля статью "Русским алюминием торгует шпион". Шпионом, по информации депутатов Госдумы России, является как раз Дэвид Рубен, работавший на английскую разведку МИ-5 и другие западные спецслужбы. Депутаты, ведомые главой думского комитета по безопасности Виктором Илюхиным, утверждают также, что после начала распада империи TWG и выхода из нее ряда фирм и руководителей "в Москву в срочном порядке прибыла делегация высокопоставленных сотрудников МИ-5 и криминальной полиции Лондона". Однако британцы привезли с собой не наручники для партнеров TWG в СНГ, а информацию о том, что ничего противозаконного в деятельности компании не обнаружено.

Стало известно также, что Дэвид Рубен родился не в Ираке и не в России, а 14 сентября 1948 года в Бомбее (Индия). Сейчас он живет в Лондоне, где купил в 1993 году дом за 2,5 млн. фунтов стерлингов. Регулярно посещает Монако, Ниццу, Монте-Карло и США. Словом, вполне добропорядочный человек, если не считать его связей с "русской организованной преступностью", которые, по данным британских спецслужб, осуществляются через Льва Черного. Российская газета при этом ссылается на данные NCIS, Национальной службы уголовных расследований Великобритании.

Вместо того, чтобы обеспечивать открытость и "прозрачность" при выборе стратегических инвесторов, правительство Акежана Кажегельдина, а до него и Сергея Терещенко, упорно создавало атмосферу таинственности и закрытости. Дескать, когда будет нужно, тогда и сообщим. Результат был плачевен и неизбежен - такая политика не только привела к шумным отставкам упомянутых премьеров и к использованию прессой в их отношении самых разных нелестных намеков и эпитетов. Сам механизм привлечения иностранных инвесторов оказался порочным и бездействующим. Если вернуться к TWG, то и в данном случае г-н Кажегельдин повел себя вопреки провозглашенной им же политике "прозрачности". Он без особого ущерба мог бы поведать прессе сам или через уполномоченных на то лиц в правительственной пресс-службе об исторических особенностях металлического бизнеса британской компании, об ее взаимоотношениях с глобальными инвесторами, стоящими за этим оператором, и об ее собственных операторах в СНГ и Казахстане. В распоряжении бывшего премьера было достаточно времени в 1996-1997 годах. Однако г-н Кажегельдин промолчал, и, по всей видимости, он знал причину своего молчания – партнерство с «группой» Михаил Черной-Гелер-Добровинский. Доказательства? Именно адвокатская группы Генриха Падва и Д., офисы которого находится непосредственно в здании Арье Гелера в Последнем переулке, 11 в Москве занимались «отмазкой» столь нужного им всем казахстанского лоббиста.

В любом случае сегодня можно утверждать, что британцы контролировали целые отрасли казахстанской экономики, и, естественно, проводили свою кадровую политику, расставляя своих людей на ответственные посты как в бизнесе, так и на государственных постах. По этой причине известная история о том, что TWG провела своего человека аж на пост вице-премьера казахстанского правительства, имеет под собой веские основания

Сегодня, когда компания Trans World Group фактически вытеснена с рынков СНГ, ее политика объявлена грабительской, а ее президент Дэвид Рубен объявлен некоторыми депутатами Госдумы английским шпионом, особенно поучительно вспомнить недавнее прошлое - времена, когда г-н Рубен ассоциировался с инвестиционными надеждами, масштабными проектами и благотворительными акциями на пользу новой столице и малообеспеченным слоям Казахстана.

В июне 1996 года в Лондоне состоялся деловой форум, посвященный инвестиционным возможностям Казахстана. Большую роль в его организации и финансировании сыграла TWG. Этой компании отводилась особая роль: именно с ней Казахстану предстояло в процессе масштабной имиджево-пропагандистской акции заключить еще один "контракт века", продемонстрировав Европе всю мощь инвестиционного магнетизма нашей экономики.

С казахстанской стороны тон задавал уже купленный Черным бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин. Он подписал в Лондоне четыре протокола намерений с компаниями TWG и Whiteswan Ltd. о строительстве в Павлодарской области двух крупных предприятий - нового глиноземного завода и завода по выпуску первичного алюминия, а также о реконструкции ПАЗа и создании нового бокситового рудника на месторождении Восточный Аят в Костанайской области.

7 июня 1997 года в Павлодар прилетел Дэвид Рубен. Вместе с президентом Назарбаевым, премьер-министром Кажегельдиным и другими официальными лицами он принял участие в церемонии закладки капсулы с указанием даты строительства электролизного завода по производству первичного алюминия.

Выступление руководителя Комитета Национальной Безопасности Казахстана Альнура Мусаева в парламенте 22 июня подтвердило некоторые догадки в отношении истинных причин перестановок крупных фигур в составе управленцев на крупнейших металлургических предприятиях страны.

Г-н Мусаев вполне откровенно заявил депутатам, что, по данным его ведомства, в Казахстане действуют "установленные иностранные разведчики и агенты" под прикрытием представительств отдельных зарубежных фирм и компаний. Выявлены также попытки иностранных разведок воздействовать на процесс развития сырьевого рынка Казахстана, а также препятствовать заключению выгодных для нас договоров. Если бы дело ограничилось только этой информацией, то все было бы не очень интересно для прессы. Однако шеф КНБ сделал журналистам бесценный подарок своим заявлением о том, что в его ведомстве есть материалы о влиянии иностранных разведок на ход передачи под иностранное управление объектов хромовой, алюминиевой и железорудной отраслей промышленности Казахстана. Тема металлического братства, которую казахстанская печать освещает уже на протяжении нескольких лет, оказалась, таким образом, вполне успешно реанимированной, а в активный журналистский оборот вновь возвращаются такие экзотически загадочные фигуры, как Дэвид Рубен, Акежан Кажегельдин, братья Черные, Александр Машкевич и многие другие юридические и физические лица, включая и такие "неформальные" объединения, как русская, узбекская и иные мафии.

[page_9468.htm Продолжение материала]