Махмудов и его "черные рейдеры"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "solomin", origindate::24.10.2005

Махмудов и его «черные рейдеры»

Ольга Березина

В последнее время Екатеринбург сотрясают скандалы, связанные с арестом известных бизнесменов. Арестовывают двух топ-менеджеров известной компании «Уралинвестэнерго», обвиняя их хищении акций. Затем еще пятерых топ-менеджеров той же компании объявляют в розыск. Не прошло, как говорится, и полгода, как арестовывают предпринимателя Капчука, а его брата, депутата областного заксобрания, объявляют в розыск. Причем братьев-близнецов обвиняют чуть ли не в коррупционных связях с председателем правительства области. Казалось бы – на Урале торжествует справедливость, идет битва за права акционеров и борьба с коррупцией. Однако в деловом сообществе крепнет мнение, что за всеми этими арестами-розысками стоит олигарх Махмудов и его Уральская горно-металлургическая компания (УГМК). А все эти аресты и розыски – не что иное как метод давления с целью заполучить чужой бизнес.

Акционерные битвы на просторах новой России породили множество приемов и средств, которыми фондовые игроки пользуются в своих не всегда в чистых помыслах. Один из этих приемов - использование миноритарных акционеров, трудовых коллективов, независимых профсоюзов в борьбе за овладение бизнесом. Прием этот в полной мере используется в случае с «Уралинвестэнерго». С момента создания компании, выросшей из чекового инвестиционного фонда, в ней было более 50 тысяч акционеров. В дальнейшем, в ходе свободной покупки контрольный пакет сконцентрировался у ряда лиц, в том числе у руководителей «Свердловэнерго», менеджеров предприятий энергетического комплекса. Среди акционеров значился и небезызвестный Андрей Ахтямов, которому принадлежало и принадлежит сегодня 4,8% акций ОАО «Промышленная группа «Уралинвестэнерго», и который был председателем совета директоров. В марте 2004 года среди крупных акционеров происходит конфликт, а проще говоря, председателю совета директоров выражают недоверие и снимают со всех должностей в предприятиях холдинга, что само по себе не является ничем необычным. Ахтямов мечется, бросается от руководства одной преступной группировки к другой. Главное - отомстить бывшим партнерам, попытаться отобрать бизнес при помощи административного ресурса. Доходило до смешного. Один из лидеров преступных сообществ приезжал на «Уральский компрессорный завод», входящий в ПГ, чтобы «осмотреть» его, т.к. Ахтямов пообещал отдать завод, если тот поможет захватить холдинг «Уралинвестэнерго» и отомстить бывшим партнерам.

В конечном итоге Ахтямов договаривается о сотрудничестве с «Уральской горно-металлургической компанией», которая давно проявлялся интерес к машиностроительному комплексу. У владельцев УГМК Махмудова и Козицына давно крепкие отношения с губернатором Свердловской области, сильные связи в руководстве областного ГУВД, а недавняя отставка свердловского прокурора Кузнецова, как говорят, была вызвана недовольством начальства слишком тесными отношениями с руководством медного холдинга.

Действовать Ахтямов начинает как профессиональный черный рейдер, имеющий богатый опыт (черный рейдер – лицо, специализирующееся на захвате чужого бизнеса путем шантажа, махинаций, с использованием административного ресурса, коррумпированных чиновников из судебной и исполнительной власти).

Он тут же организует некий «Фонд обманутых акционеров «Уралинвестэнерго», который к акционерам никакого отношения не имеет. Это показали многочисленные собрания акционеров общества, на которых более 95 % голосуют за одобрения действий менеджеров. Представителей обманутых акционеров на самом деле лишь двое - это Ахтямов и его мать. (Кстати, арбитражный суд установил, что Ахтямов свои акции приобрел незаконно и обязал его вернуть акции законному владельцу). Все это не смущает Ахтямова. Он активно создает профсоюз работников «Уралхиммаша» (также входит в ПГ), в котором нет ни одного работника предприятия.

От несуществующего профсоюза во все инстанции уходят клеветнические и оскорбительные письма. В правительстве области эти письма падают на благодатную почву. Такое ощущение, что их ждали. Руководство правительства назначает заседание по вопросу: почему у дежурного по очистным сооружениям «Уралхиммаша» маленькая зарплата. Аппарат правительства в недоумении, пытается сменить повестку. Но в ходе заседания председатель вновь уводит вопрос к зарплате дежурного по очистным сооружениям. Председателю не нравится выступление руководства областного профсоюза, который отзывается положительно о сотрудничестве трудового коллектива и администрации завода, отмечает, что зарплата выше среднего по отрасли. Не нравятся ему и положительная динамика развития «Уралхиммаша», рост налоговых платежей. В своем выступлении господин Воробьев возмущается по поводу маленькой зарплаты на заводе, возмущается продажей Дворца культуры и Дворца спорта, укоряет в уменьшении численности работающих с 17 тысяч в советский период. Но ни Дворец культуры, ни Дворец спорта, никогда не принадлежали «Уралхиммашу», а на заводе никогда не работало 17 тысяч человек! Такой спектакль удивил многих руководителей министерств и ведомств. В кулуарных беседах ощущалась горечь от попытки Воробьева использовать их, уважаемых, в «темную». Вспоминали Уральский подшипниковый завод, возглавляемый «успешно» приватизировавшим его тем самым Капчуком, где деньги на заработную плату были просто разворованы, а Капчук направил их на свою избирательную кампанию. Возбуждено было уголовное дело. И никакой реакции со стороны руководителя правительства…

Одновременно начинается произвол со стороны правоохранительных органов. Руководством прокуратуры дана команда возбудить уголовные дела в отношении руководителей строительных предприятий холдинга. Районный прокурор Горбунов пытается убедить руководство областной и окружной прокуратуры, что оснований нет, но в ответ получает жесткое указание возбудить дело и арестовать руководителей. Команда дана, и прокурор незаконно возбуждает уголовное дело в отношении двух руководителей Федосеева и Тихонова, дает указание задержать их и представить в суд к аресту, что и было сделано. Руководителей задерживают, предъявляют обвинение в злостной невыплате зарплаты, приведшей к массовому увольнению. Протесты задержанных, что на предприятиях не задерживалась зарплата даже на день, не уволилось не одного сотрудника, не имели результатов. Суд отказал в аресте, уголовное дело тут же было прекращено. Но пока суд да дело, сотрудники УГМК начали попытки уговорить акционеров «Уралинвестэнерго» отдать им бизнес – в противном случае репрессии продолжатся.

Далее в том же стиле. Возбуждают уголовное дело в отношении директора ЗАО «Корпорация Уралинвестэнерго» Подкорытова. Следователь Крюков предъявляет Подкорытову обвинение, которое отменяется как незаконное. А следователя Крюкова… повышают в должности. Заместитель другого районного прокурора дает согласие на возбуждение в отношении третьего руководителя строительного предприятия холдинга Петрова дела по факту хищения денежных средств. Что интересно, в материалах даже намека нет на хищение денег, заявление подано по факту договоров, которые директор подписал без согласия акционеров (закон такого согласия не требует). Вновь директора задерживают, и он представляется на арест. Зампрокурора даже придумал новый состав преступления! Если уголовный кодекс предусматривает хищения путем кражи, грабежа, разбоя, обмана, злоупотребления, растраты, то Петрова хотели привлечь за хищение… путем продажи. У юристов кроме хохота эта фантазия ничего не вызвала. В дальнейшем уголовное дело прекращается, директора освобождают. Значит, задержание и попытка ареста используются только как средство давления на акционеров с целью отдать Махмудову и Козицину бизнес.

На возмущенные запросы депутатов Госдумы окружной прокурор дает ответ, что следователь за допущенный произвол освобожден от занимаемой должности. В действительности следователь Шоткевич, задержавший незаконно директора, вновь не привлекается к уголовной ответственности, а наоборот даже повышается в должности до старшего следователя.

Прокурорский ресурс УГМК задействован не только для репрессий. Прокуратура активно прикрывает «своих». Тот самый зампрокурора района Грязных якобы теряет уголовное дело в отношении сотрудников УГМК, которые в бытность Ахтямова директором «Уралхиммаша» совершили хищения денежных средств и векселей на сумму боле 100 миллионов рублей. Уголовные дела воруются, волокитятся, перебрасываются из одного следственного органа в другой, оказывается давление на следователей с целью незаконного их прекращения. А тот же окружной прокурор на депутатские запросы отвечает, что «расследование взято им под личный контроль». То есть он прикрывает незаконную деятельность?

Вероятно, убедившись в неспособности прокурорского ресурса, Махмудов и Козицин начинают работать с судебным. По заявлению Ахтямова в отношении его бывших партнеров возбуждается уголовное дело, и судьи (заставили их или подкупили? это вопрос) арестовывают двух руководителей «Уралинвестэнерго» Подкорытова и Губина. Главная цель опять же – психологически и физически заставить акционеров отдать бизнес.

«Черный пиар» тоже выгодный бизнес. Выступающие от имени «фонда обманутых акционеров» пиарщики (из самих акционеров по телевизору несколько раз показывали только экзальтированную бабулю, которая раньше была известна как одна из активисток скандального движения «Май») активно осваивают «бюджет» кампании по очернению «Уралинвестэнерго». Просто перечислим пакости – листовки городах проживания партнеров ПГ (Алапаевск, Южноуральск, Екатеринбург) с похабными изображениями и оскорбительными надписями, листовки против родственников акционеров в школах и больницах, учреждениях, где они работают, на заборах и зданиях вблизи проживания и работы акционеров или их близких родственников нецензурные оскорбительные надписи. Организуют нападения на акционеров в публичных местах, где их забрасывают пакетами с майонезом. Забрасывают яйцами и краской окна акционеров. Выпустили фальшивую заводскую газету «Уралхиммаша». Кстати, во время недавних выборов в городскую думу Екатеринбурга одного из т.н. руководителей «фонда обманутых акционеров» задержала милиция за организацию «карусели» - то есть подкупа избирателей на участках.

Да и сам Ахтямов под стать своим пиарщикам. Дошло до того, что он в аэропорту «Домодедово» подкрался сзади к Подкорытову и пнул его ногой, после чего сбежал как нашкодивший трус.

За УГМК на Урале закрепилась репутация компании, которой не удаются проекты в сфере политики и пиара. Кандидаты всех уровней и даже целые партии, финансируемые медным холдингом, не одерживают победы на разных выборах. Вероятно потому, что такое большое количество людей как избирательный округ или область купить физически невозможно. Зато, как видим, покупка нескольких прокуроров и судей, приносит результаты.

Губин и Подкорытов продолжают оставаться за решеткой. А как только арестовали одного из братьев Капчуков – тут же местное интернет-агентство» распространило версию, по которой прокуратура преследует братьев вовсе не из-за истории с бюджетными деньгами восьмилетней давности. Капчукам отдали в аренду 75% земли в Шарташском лесопарке, а остальные 25% давно хочет застраивать УГМК. Вот, якобы, и меняет медный холдинг землю у озера Шарташ на свободу братьев. Агентство «Уралполит.Ru» пишет: «У Козицына все схвачено в прокуратуре и ГУВД. Мы даже подумать не могли, что так серьезно: они сидят на второй зарплате в УГМК… - с возмущением отметил наш визави. - Тут и, правда, нет политики, нет уголовной плоскости, здесь только экономика - заказ конкурента».