Ма-А-А-Ленький Человек

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Швейцарскую компанию Gunvor, экспортирующую российской нефти на $25 млрд. в год, связывают с бывшим сослуживцем президента Геннадием Тимченко

1169474708-0.jpg Для Владимира Путина вопрос экспорта нефти — вовсе не праздный. Каждая капля топлива, вывезенная на Запад, для него не чужая. Большую часть транспортируют его подчиненные из государственной «Транснефти». Но и частные перевозки нефти имеют к Путину некоторое отношение.

По крайней мере четверть всей российской нефти —более 55 млн т — экспортирует швейцарский нефтетрейдер Gunvor. Его совладельцем называют бывшего сослуживца президента Геннадия Тимченко. Если это правда, получается, что его трейдинговый бизнес за 15 лет разросся со $ 100 млн до $ 25 млрд— это только по официальным данным. Плюс к тому под контролем Тимченко и его партнеров из компании «Северстальтранс» еще и огромный кусок транзитных грузоперевозок.

В женевском офисе Gunvor Services SA, что на Рю дю Рон, дом 63, трубку берет русская секретарь Татьяна Фор. На все вопросы отвечает, что «надо проконсультироваться с моим уважаемым директором», но имени его не называет: «Неважно, как [его] зовут. Как-то зовут!» Под конец десятиминутных расспросов Фор раздраженно кричит, что директора зовут «Вася! Вася!», и бросает трубку. В московском офисе Gunvor в Рахмановском переулке менеджер, представившийся Валерием Сурковым, не намного разговорчивее. Объясняет, что объемы российской нефти, которые покупает компания, разнятся от месяца к месяцу, а в ответ на просьбу связаться с Геннадием Николаевичем говорит: «Вы Тимченко имеете в виду? Наш гендиректор—Торбьерн Торнквист. Он в женевском офисе. А Тимченко к нам отношения не имеет. И вообще он — ма-а-а-ленький человечек».

Судя по данным коммерческого регистра Женевы, все так и есть: управляет трейдинговым бизнесом офшорная компания Gunvor International Limited, которая зарегистрирована на Британских Виргинских островах, а руководят ею Торбьерн Торнквист, три швейцарских адвоката и проживающий в Таллине Сергей Барашев. У Gunvor International три филиала и куча аффилированных фирм. Истинная структура собственности спрятана, почти как у российско-украинского трейдера «Росукрэнерго». Хотя в том, что именно Тимченко контролирует Gunvor (а также трейдера IPP, который экспортирует нефтепродукты), убеждены все, кто хоть немного связан с нефтью, замечает аналитик международного информационно-ценового агентства Argus Олег Кирсанов. Тем более что в России нет ни одной крупной нефтяной компании, которая бы не работала через Gunvor или IPP, говорит аналитик нефтяного информагентства Platts Саймон Тон.

Таинственности добавляет репутация самого Тимченко — экс-сослуживца Путина по 1-му Главному управлению КГБ, коллеги по питерскому спортклубу дзюдо «Явара-Нева» и держателя «черной кассы Кремля», как прозвал его бывший кандидат в президенты Иван Рыбкин. Однако документы, подтверждающие этот факт, Рыбкин показать Newsweek не смог. В телефонном разговоре он признался, что после того, как «огласил компромат на Тимченко и Путина», все его офисы были разгромлены. Лондонский офис опального олигарха и оппозиционера Бориса Березовского никто не громил, но его опечатали в связи с расследованием дела Литвиненко. «Но я точно знаю, что Тимченко — бизнес-партнер Путина»,— несколько раз повторил по телефону расстроенный Борис Абрамович.

Словом, бывший чекист профессионально зашифровался. Если бы не ооновское расследование Пола Волкера. В 2004 г. он опубликовал отчет о злоупотреблениях в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Участники программы, выяснил Волкер, превышали выделенные им квоты, перепродавали нефть, а с прибыли недоплачивали налоги. В числе нарушителей упомянуты компании Gunvor International и Gunvor Energy, которые скупили около 3 млн т иракской нефти на сумму $500 млн у «Зарубежнефти». Среди российских компаний у нее были самые большие квоты. Прибыль с перепродажи барреля иракской нефти доходила до $5, то есть 3 млн т нефти могли принести порядка $125 млн—этими доходами нефтетрейдеры, по мнению Волкера, потом делились с «Зарубежнефтью».

Для махинаций нефтяники старались привлекать «своих» трейдеров, пишет Волкер. Тимченко под это определение вполне подходит, поскольку лично знаком с руководством «Зарубежнефти». В 1997 г. вместе с будущим первым заместителем гендиректора нефтяной компании Юрием Пыриковым он учредил ЗАО «Югтраст» (работало с ценными бумагами), а Николай Токарев, нынешний гендиректор «Зарубежнефти», служил в Германии (тоже по линии 1-го управления КГБ), а затем работал в ФСБ и, будучи офицером резерва, отвечал за безопасность «Транснефти». Правда, «Зарубежнефть» после публикации отчета Волкера заявила, что имеющиеся у него копии контрактов с Gunvor — фальшивки. Волкер ответил, что получил их в госсекретариате экономических дел Швейцарии и сомнений в подлинности документов у него нет. Правда, изначально у комиссии не было сомнений и в подлинности подписи экс-руководителя администрации президента Александра Волошина на одном из писем, связанных с программой. Но получив другие образцы автографов влиятельного чиновника, расследователи признали, что ошиблись.

В любом случае вся эта история ничуть не испортила отношений Gunvor с российскими компаниями. Наоборот, бизнес трейдера благополучно растет. С начала 1990-х он вывозил около 80% нефти «Сургутнефтегаза» (тогда — чуть больше 5 млн т) и часть объемов «Роснефти», которая до 2004 г. не входила и в пятерку крупнейших российских компаний.

Сейчас «Роснефть» выбилась на второе место после ЛУКОЙЛа благодаря скупке активов ЮКОСа, и на Gunvor приходится уже треть ее экспорта. Подрос и «Сургут». К тому же через Gunvor идет около 50% «Газпромнефти» (8,5 млн т) и небольшие объемы нефти «Газпрома» (около 0,4 млн т в год) — всего набирается на 55 млн т с лишним. Сколько составляет прибыль самого трейдера от этих операций, посчитать невозможно: он может получать комиссионные, а может и продавать нефть с маржой, говорит ведущий аналитик группы компаний «Регион» Валерий Вайсберг. Но столь прочные позиции в работе именно с госкомпаниями могут быть связаны как раз с приятельскими отношениями между Тимченко и Путиным, замечает аналитик Ray, Man & Gor Securities Константин Черепанов.

Впечатляют и успехи тандема Тимченко и владельцев «Северстальтранса» на ниве грузоперевозок той же нефти. Один из самых освоенных Gunvor маршрутов—железнодорожные перевозки до эстонских портов и оттуда в Роттердам.

Это самый короткий путь от нефтеперерабатывающего завода «Сургутнефтегаза» в Ленобласти, а обслуживает ветку компания «БалтТрансСервис», дочка «Северстальтранса», которой маршрут достался в наследство от МПС. В самой Эстонии, по данным государственной полиции безопасности (КаПо), Тимченко и «Северстальтрансу» принадлежат десятки разных компаний — от перевозчиков до операторов по логистике. В этом году почти все они были объединены под крылом существующей с 1993 г. компании Estonian Oil Service и холдинга TIHL, a E.O.S. стала крупнейшим нефтетерминальным комплексом в стране. У КаПо это не вызывает восторга: по мнению полиции безопасности, экспансию «российских чекистов» обеспечивают в том числе эстонские чиновники. Тревожится и директор по развитию Эстонской железной дороги Райво Варе.

По его подсчетам, трейдеры Тимченко и «Северстальтранс» «благодаря лоббистским действиям в РЖД и Минтрансе» монополизировали почти 90% перевозок нефтепродуктов, идущих к границе Эстонии (Минтранс, в частности, повысил тарифы на железнодорожные перевозки по другим направлениям). А из 25,8 млн т, которые транспортируют по эстонскому участку, Тимченко контролирует больше 70%. В том, что Gunvor и IPP принадлежат именно ему, Варе уверен на 100%. Сотрудничество же с «Северстальтрансом» советник главы E.O.S. академик Михаил Бронштейн объясняет тем, что у перевозчика нет прямых связей с российскими нефтяниками, и Тимченко выполняет роль посредника.

Правда, возможно и другое объяснение — прошлые связи. И Тимченко, и совладелец «Северстальтранса» Алексей Мордашов имеют отношение к петербургскому банку «Россия», среди акционеров которого был Путин. Бывший член совета директоров «России» Владимир Якунин теперь возглавляет Российские железные дороги, один из экс-руководителей Виталий Савельев поработал в «Газпроме», а сейчас является заместителем министра экономического развития. В свою очередь выходец из «Северстальтранса» Игорь Левитин в 2004 г. возглавил Минтранс, а бывший глава компании «Линк-Ойл» (по данным правоохранительных органов Эстонии, она тесно работает с Тимченко) Игорь Ромашов недавно занял пост руководителя Федерального агентства железнодорожного транспорта. В РЖД устроился на работу начальником департамента и Игорь Ротенберг, сын известного тренера-дзюдоиста Аркадия Ротенберга, который вместе с Тимченко учредил питерский клуб дзюдо «Явара-Нева». Несмотря на рассредоточенность, такая команда вполне способна справиться с управлением растущим рынком окологосударственных услуг.

Правда, при смене власти компаниям, которые строят бизнес на использовании административного ресурса, зачастую приходится туго. Но тревожит ли такая перспектива самого Тимченко, неизвестно: связаться с ним не удалось. Вот уже четыре года как он обосновался с семьей в элитном пригороде Женевы неподалеку от Женевского озера. Владение Тимченко в Колони состоит из земельного участка чуть больше 1 га, дома площадью в 341 кв. м и «подземного сооружения» на 372 кв. м. По данным земельного регистра кантона Женева, цена владения составляет 18,4 млн франков (на момент покупки в 2002 г. — при мерно $11 млн). А влияние его собственника таково, что после публикации нашумевшего отчета Волкера координаты Тимченко просто-напросто исчезли из всех открытых телефонных справочников Швейцарии.

Игорь Прокопьев, Елена Вранцева, Андрей Деменков

Оригинал материала

«»Русский Newsweeek» от origindate::22.01.07