Медведев и другие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Медведев и другие Чем заполнить вакуум в Кремле

Путин сохранил баланс между кремлевскими группировками, усилив «питерских юристов» в противовес усилившимся самостоятельно «питерским чекистам» -- таков общий тон комментариев в связи с назначением главой президентской администрации Дмитрия Медведева и повышением по службе Дмитрия Козака и Игоря Шувалова. Отечественные политологи и вмиг ставшие завзятыми кремлеведами западные инвестиционные банкиры вздохнули с облегчением: дескать, все могло быть куда хуже. На этом фоне Анатолий Чубайс со своим комментарием отставки Александра Волошина -- «Это плохо и это серьезно» -- смотрится каким-то маргиналом. Между тем все действительно серьезно. И дело вовсе не в том, отдал ли Владимир Путин предпочтение более или менее либеральным своим сподвижникам. Просто в преддверии выборов и, как уверены многие, серьезного передела собственности в одночасье оказалась сломана устоявшаяся система стратегического и тактического управления страной.

Славой выдающегося администратора и технолога Александр Волошин обязан, как известно, ликвидации серьезнейшего кризиса президентской власти в 1999 году, успешному преодолению «угрозы Примакова» и обеспечению избрания Владимира Путина вторым президентом России. Затем последовали «равноудаление» олигархов (очень неравномерное по степени дальности) и губернаторов (одинаково далеко), перевод Думы в режим ручного управления и фактическое лишение правительства какой бы то ни было самостоятельности. За короткий срок администрация президента стала мощным оперативным штабом, заменяя собой во многих случаях и МИД, и МВД, и Минпечати, и Центр стратегических разработок, одновременно и формируя электоральный мейнстрим в виде «понятного людям» «Единства», и ухаживая за ростками гражданского общества. У этого штаба было в достатке то, чего так не хватало российской власти в прежние годы, -- политическая воля. «Политическая воля либо есть, либо возникает от безысходности», -- сказал Александр Волошин в интервью автору этих строк осенью 1998-го. Речь шла о том, что последствия экономического кризиса настоятельно требовали проведения реформ. И обретя волю от безысходности «примаковской передышки», Кремль уже ни разу не позволил себе дать слабину.
Мотором этого штаба был г-н Волошин, создавая сильному и публичному президенту Путину сильную тыловую поддержку. Очевидно, что с уходом Волошина роль кремлевской администрации в политической жизни резко изменится -- просто потому, что никто из новых руководителей не обладает подобным потенциалом. «Проблема не в том, что Медведев займет политическое место Волошина. Этого не произойдет. Медведев займет должностное место. Новая администрация, я думаю, будет в значительной степени деполитизированной группой, нормальным работающим аппаратом президента Путина. А точка баланса должна быть найдена заново, и уже, я думаю, не в Кремле», -- говорит Глеб Павловский.
«Деполитизированность» -- это, другими словами, отсутствие ресурса политической воли. Это не хорошо и не плохо -- это факт. Факт и то, что, подавив все остальные центры власти и сам став «деполитизированным», Кремль создает вакуум консолидированной власти. Скорее всего, эту власть разберут по кусочкам отдельные кремлевские чиновники -- у кого насколько хватит аппетита и сил. Проблема в том, что и олигархи, и губернаторы, и ведущие политики России и стран СНГ -- все привыкли к тому, что в Кремле существует центр принятия решений, которые в силу авторитета Александра Волошина воспринимались как высший арбитраж.
Образующийся вакуум не смогут заполнить деморализованные Дума, правительство и крупный бизнес. Выдержит ли сложившаяся политическая и общественная система такое испытание? И если такой центр силы распался, не значит ли это, что в нем объективно пропала необходимость? Ответ: нет. Наоборот, задачи преодоления бедности и наращивания ВВП, которые стоят перед Россией, требуют продолжения реформ. Причем едва ли не главная проблема власти -- очень ограниченный выбор возможностей, предлагаемых гражданам современной отечественной экономикой. 
Строго говоря, они ограничиваются тремя вариантами: приличный заработок в крупной корпорации, более чем скромный заработок на госслужбе и непрогнозируемый заработок в теневом или криминальном секторе. При этом возможности обойти бюрократов и коррупционеров на уровне среднего и малого бизнеса почти отсутствуют, а негативное отношение к крупному капиталу формируется самой же властью. Такая «социальная» структура экономики -- серьезное препятствие росту и серьезный вызов Владимиру Путину и его подчиненным.
Несмотря на «чемоданные» настроения многих сотрудников администрации, в нынешнем составе ее руководство может проработать до президентских выборов -- об этом, как говорят, просил бывших подчиненных Александр Волошин. Впрочем, нет достоверной информации о том, захочет ли продолжить работу в должности советника президента Андрей Илларионов.
Если г-н Волошин долго служил объектом шуток по поводу своего железнодорожного образования и записи в трудовой книжке «помощник машиниста», то теперь «верхушка» администрации имеет ярко выраженную юридическую ориентацию. Дмитрий Медведев и его первый заместитель Дмитрий Козак с разницей в два года окончили юридический факультет ЛГУ, а Игорь Шувалов -- юрфак МГУ. Официально обязанности между ними еще не распределены. Как предполагают кремлевские источники, г-н Козак по-прежнему будет курировать судебную реформу и реформу местного самоуправления, а новой его обязанностью-привилегией станет формирование рабочего графика Владимира Путина. Игорь Шувалов, в должности помощника президента руководивший рабочей группой с громоздким названием «по реализации основных задач, поставленных президентом РФ в послании Федеральному Собранию», по всей видимости, будет курировать экономические вопросы (раньше это была сфера Александра Волошина). И здесь уже можно с уверенностью предсказать конфликт Кремля с Белым домом.
Не секрет, что причиной перехода г-на Шувалова в администрацию президента с должности руководителя аппарата правительства стал конфликт с премьером Касьяновым. Найдя пристанище в Кремле в качестве помощника Владимира Путина, он получил задание разрабатывать «точки социально-экономического прорыва» с целью пресловутого удвоения ВВП. Это поручение заставило г-на Шувалова напрямую вторгаться в зону ответственности правительства (что он и делал с удовольствием), но, конечно, не прибавило теплоты отношениям с бывшим шефом. Так что теперь, когда «вторгаться» будет его прямой обязанностью, очень трудно удержаться от аналогии, хотя и абсолютно формальной, и не вспомнить, как Александр Волошин «курировал» из Кремля экономическую политику примаковского кабинета.
Сам Дмитрий Медведев продолжит руководить советом директоров «Газпрома». В связи с его назначением главой администрации инвестиционные аналитики уже сделали смелое предположение, что теперь сдвинется с мертвой точки процесс либерализации рынка акций концерна. Поручение разработать такую программу (акции «Газпрома» иностранцам разрешено покупать только в виде ADR) Владимир Путин дал г-ну Медведеву спустя несколько месяцев после того, как тот в 2000 году возглавил совет директоров газовой монополии. Однако поручение оказалось выполненным лишь отчасти: Дмитрий Медведев представил президенту четыре проекта -- по числу участвовавших в обсуждении заинтересованных ведомств. И это демонстрирует, что тогда, в 2001 году, главе совета директоров «Газпрома» было трудно игнорировать лоббистов и самому выбрать оптимальный вариант. Судя по тому, что Владимир Путин затронул проблему рынка акций главной российской компании на встрече с инвесторами в минувший четверг, прогресс действительно возможен.
Однако прибавит ли новый кремлевский статус Дмитрию Медведеву власти в «Газпроме», сказать трудно. И в администрации президента, и в самом концерне давно не секрет, что значительно большим влиянием на Алексея Миллера пользуется не имеющий формально никакого отношения к природному газу заместитель главы администрации президента Игорь Сечин.
Г-н Сечин, руководивший секретариатом Путина еще в Белом доме, стал теперь, пожалуй, самым влиятельным кремлевским чиновником. Считающийся «духовным отцом» «питерских силовиков», он и формально выполняет едва ли не самую «влиятельную» функцию. «Представляет на подпись президенту надлежащим образом оформленные проекты указов, распоряжений и поручений президента. Организует выпуск подписанных указов, распоряжений и поручений президента», -- описывает обязанности г-на Сечина президентский веб-сайт. Впрочем, сфера его ответственности, как и у остальных руководителей администрации, скорее всего не изменится.
Куратор внутренней политики Владислав Сурков -- один из наиболее экзотических членов кремлевской команды: не «семейный», не питерский, задолго до прихода на работу в Кремль снискавший себе в «МЕНАТЕПе» и Альфа-банке славу одного из самых успешных отечественных лоббистов. В администрации курировал Думу и Совет Федерации (особенно -- до переделки последнего), а также всевозможные деликатные спецпроекты -- от принятия гимна до контактов с Лужковым. Считался самым незаменимым «бойцом» Волошина, являясь при этом фигурой независимой во всех отношениях. В последнее время вес Суркова, невзирая на увядание проекта «Единая Россия», скорее увеличился. Президент стал чаще общаться с ним напрямую и, говорят, даже иногда прислушивался к его советам и рекомендациям. Останется Сурков или уйдет, доведя единороссов до дверей Думы, -- большой вопрос. С одной стороны, Путин наверняка постарается его удержать -- кому хочется расставаться с политическим терминатором, который, в частности, славится своим умением сидеть за переговорным столом практически с кем угодно. С другой стороны, Суркову, на своем посту доведший идею политического прагматизма до полнейшего логического завершения, иногда пугающего, -- могут постараться вменить в вину то, что в каком-то смысле он ответствен за конфликт Кремля с Ходорковским не меньше самого Ходорковского, скупившего, по разным оценкам, от одной до двух третей Думы, что, собственно, и переполнило чашу путинского терпения.
У Дмитрия Медведева еще пять заместителей: Сергей Приходько (внешняя политика), Александр Абрамов (региональная и национальная политика, полпреды, Госсовет), Виктор Иванов (вопросы гражданства, помилования и награждения госнаградами, кадровые вопросы), Джахан Поллыева (выступления президента, координация подготовки ежегодных посланий), Евгений Лисов (Главное контрольное управление). В «высшей лиге» кремлевских чиновников также продолжают работать пресс-секретарь Владимира Путина Алексей Громов, глава Главного государственно-правового управления Лариса Брычева и шеф президентского протокола Игорь Щеголев. Всего же, по официальным данным, численность подчиненных Дмитрия Медведева составляет почти две тысячи человек."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации