Медицина катастрофы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Министр здравоохранения Вероника Скворцова

Эксперты: уровень развала отечественного здравоохранения, произошедшего при Веронике Скворцовой и Ольге Голодец, превысил 90-е годы Глава Минздрава Вероника Скворцова отчиталась о проделанной работе в ходе онлайн-конференции. Как водится, начальница эскулапов похвалилась успехами: там выросло, там увеличилось, тут возросло...

А когда дошел черед все-таки обмолвиться о неприятном, Вероника Игоревна блеснула явно домашней заготовкой в виде непереводимой игры слов: «Мы калибруем систему, задаем новые значения в системе координат, исходя из «дорожных карт» регионов и их особенностей, специфики развития».

Так отраслевая министерша объяснила то печальное зрелище, которое представляет собой руководимое ею здравоохранение. Про цифры врачебных и медсестринских зарплат Скворцова, однако, вопреки обыкновению, предпочла умолчать. Про то, что в Израиле, Германии, Канаде и многих других странах тамошние министры говорят о нехватке врачей, а у нас, наоборот, разгоняют лекарей, что называется, поганой метлой, министерша тоже не обмолвилась ни словом.

Однако на деле ситуация в отрасли здравоохранения такова, что Скворцовой лучше бы выступить на своей онлайн-конференции с коротким заявлением о сложении должностных полномочий и объявить на этом конференцию закрытой.

Вот факты, которые красноречивее всяких слов свидетельствуют о полном развале российской медицины, который происходит у нас на глазах — при молчаливом бездействии нынешнего министра, а также курирующего здравоохранение вице-премьера Ольги Голодец. Последняя, кстати, уже не раз клятвенно заверяет, что охрана здоровья россиян станет приоритетом социальной политики, но с реализацией этих заявлений у Голодец не ладится. Вот и последнее ее обещание обуздать рост цен на лекарства в аптеках фармацевтический рынок попросту проигнорировал!

По итогам уходящего 2014-го года международное агентство Bloomberg составило рейтинг эффективности систем здравоохранения в более-менее развитых государствах мира. Россия заняла в нём последнее (!) место. Такого позора отечественная медицина не знала ни при ругаемом всеми министре Зурабове, ни при предшественнице Скворцовой Татьяне Голиковой.

При Скворцовой социальные протесты медицинских работников, требующих остановить развал отрасли, прокатились по всей стране. В Москве на неоднократные акции протеста медиков против закрытия больниц и увольнения персонала выходили тысячи людей. Против «скворцовщины» как страшного диагноза национальной системе здравоохранения, массово выступили медики Санкт-Петербурга, Иваново, Иркутска, Ижевска, Мурманской и Тверской областей.

Резонансным событием лета-осени этого года стала массовая голодовка врачей станции «скорой помощи» в башкирской Уфе, которые потребовали выплачивать зарплату, не унижающую человеческое достоинство и прекратить врать про «сорокатысячные зарплаты медиков». Как сообщает издание «Советская Россия»,«Скворцовский Минздрав опубликовал информацию о средней зарплате российских медиков в 36 тысяч рублей, но на самом деле зарплаты подавляющего большинства медработников – от 7 до 19 тысяч рублей, а больше 10 тысяч рублей получают лишь те, кто работает на 1,5-2 ставки».

Как следствие такого обмана и пренебрежительного отношения к врачам и медсестрам — в Ижевске взбунтовались доведенные до отчаяния педиатры, которые начали «итальянскую» забастовку, а потом, не добившись от властей поддержки, объявили голодовку. Ижевских коллег поддержали врачи 23 городов России. Медработники Перми на массовом митинге потребовали повысить зарплату, прекратить закрытие медучреждений. Медики и пациенты больниц Забайкальского края в этом году также выходили на митинги против «широкомасштабной войны с учреждениями здравоохранения – поликлиниками, центральными, районными и участковыми больницами».

В «скворцовский» период руководства Минздравом не только закрываются больницы и разгоняются врачи, но и цинично сворачиваются целые отраслевые госпрограммы. Так, недавно было объявлено о закрытии государственной программы помощи онкобольным. По сути, сами себе оказываются предоставлены больные сахарным диабетом. Скворцовская медицина не просто становится платной, фактически отказывая сотням тысяч больных в социальном лечении, но и откровенно деградирует. Получить квалифицированную медпомощь становится практически невозможно.

«Если западные клиники — это фантастика, то в российских больницах можно снимать фильмы ужасов, — отмечается в недавней публикации издания «Московский комсомолец». — В средней полосе РФ не редкость лечебные учреждения, в которые не проведена горячая вода, и корпуса, отапливаемые дровяными печами. Бывает, что из лекарств в больницах есть только зеленка с йодом, из оборудования — каталки и «утки», а здание построено при царе Горохе, так что пациенты, глядя на обваливающийся потолок, молятся, чтобы их не пришибло насмерть. Зато в каждом углу — по иконке. В маленьких городах морги не оборудованы холодильными камерами, летом покойников хоронят как можно быстрее, а если нужно дождаться судмедэксперта из областного центра, тело обкладывают кусками льда, упаковками замороженных овощей и пивными банками».

Кстати, продолжает автор того же издания, за стоимость одного «Мистраля» можно оборудовать аппаратами МРТ все города России, включая городские поселения. А за стоимость второго — продлить на пять лет государственную программу по борьбе с онкологией, закрытую нашими заботливыми властями.

Каждый год в России от онкологии умирает 300 000 человек, а количество больных приближается к трем миллионам. В провинции даже первая стадия заболевания становится смертным приговором, а в столичных онкоцентрах приходится пройти все круги ада.

По словам бывшего главы Фонда обязательного медицинского страхования Владимира Гришина, неэффективность использования закупленного медицинского оборудования в России поражает: на эти цели потрачено аж 700 миллиардов рублей, но значительная часть МРТ и прочих высокотехнологичных приборов… не работает!

Все вышеперечисленные факты из жизни, а правильнее сказать – из медленной и мучительной смерти здравоохранения, — это приговор скворцовщине и Скворцовой. Ведь если министр откровенно «не тянет», то обязан уйти, честно признавшись в неспособности исполнять должностные обязанности. Возможно, конечно, что Вероника Скворцова оправдывает себя в своих же глазах не зависящими от нее обстоятельствами. Мол, санкции, нефть, девальвация – какая уж тут может быть медицина? Тем болен, что в бюджете на 2015-2017 гг., недавно одобренном Госдумой и Советом Федерации, расходы на здравоохранение сокращаются (по сравнению с 2014 г.) более чем на 114 миллиардов рублей.

Чем не повод для Скворцовой развести руками? Однако отечественное здравоохранение переживало и более экономически сложные времена. Но столь явных признаков развала отрасли не наблюдалось ни в послевоенные годы, ни в лихие 90-е.

Ссылки

Источник публикации