Мелодия для Алика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Огонек", origindate::05.12.1997

София Ротару: мелодия для Алика

Георгий Рожнов

Почти месяц назад в N 35 "Огонька" в материале "Мама, я киллера люблю!' я простодушно недоумевал, отчего это мои коллеги-журналисты вкупе со звездами эстрады и кино так искренне прониклись к преступным авторитетам большой, но странной любовью. За это время читатели уже успели попенять мне за безадресность моих нападок: кого именно из их кумиров я подозреваю в порочащих связях?

Они правы: мне и самому было нелегко наступать на горло собственной песне, утаивая давно мне известную симпатию одной очень известной певицы к одному очень известному авторитету. Теперь могу открыться: речь идет о многолетней дружбе Софии Ротару с авторитетом преступного мира Тайванчиком.

Ротару не просто звезда нашей эстрады, ее искренне любят и стар, и млад - с начала семидесятых и по наши дни. Так что она в рекомендациях не нуждается.

Другое дело Тайванчик - Алимжан Урсулович Тахтахунов. Впервые я увидел его фото в альбоме "Преступные авторитеты и "воры в законе", с которым не расстается ни один приличный сыщик: широкоплеч, прическа короткая, взгляд недвижим и холоден.

Молодость Тайванчика прошла в Ташкенте, там он слыл крутым "каталой" - обставлял несчетное количество "лохов" в карточных играх, состояние по тем временам сколотил нешуточное.

Милиция его знала, но подобраться то ли не могла, толи не хотела. Бремя от времени он залетал в каталажки, но все по мелочи - то с пропиской нелады, то за "модное" тогда тунеядство. Любил гульнуть широко, деньжата у него водились, а вот мордобоев с ножами и стволами не терпел.

В начале 80-х Тайванчик был уже близок с Япончиком, Вячеслав Кириллович помог другу обустроиться в Париже, заняться вполне пристойным делом - скупкой антиквариата, который потоком идет на Запад из всех республик бывшего СССР. За удачливым бизнесменом внимательно присматривает и французская полиция, и Интерпол - кто кого? Во всяком случае, ситуация весьма напоминает охоту ФБР на Япончика, закончившуюся, как мы уже знаем, успешным арестом и не менее успешным судом. Так что всему свое время.

О Тайванчике мне рассказал самый неразговорчивый полковник ГУОП МВД России Юрий Петрович Гоголев. Тот самый, чье имя первым упомянул бывший посол США в России Пиккеринг в весьма конфиденциальном письме министру ВД РФ Анатолию Куликову ("Огонек" его раздобыл и напечатал) - в нем он перечислял сотрудников российских спецслужб, чья помощь ФСБ в разоблачении Япончика была бесценной. Так вот, полковник Гоголев подтвердил, что Тайванчик - далеко не последний человек в преступном синдикате "Семья одиннадцати", крестным отцом которой был и остается Япончик.

Но не это меня тогда поразило в его рассказе. Другое - по данным ГУОП, и Япончик, и особенно Тайванчик долгие годы дружат с Софией Ротару - помощь их ей щедра и нескончаема. Говоря об этом, Гоголев жестко меня предупредил - это оперативные данные, легализовать их пока трудно. В середине восьмидесятых тогда уже знаменитая Ротару добралась до министра внутренних дел СССР Федорчука и с простодушием молодости спросила: какой компромат у него есть на Тайванчика? Министр остолбенел, помыслил и буркнул: "Никакого". "Не мог же он знакомить Ротару с агентурными донесениями", - объяснял мне Гоголев. А потому будет лучше, если я обо всем от него услышанном промолчу. Я и молчал.

Но вот совсем недавно тот же Гоголев в разговоре со мной рвет и мечет: прочти, мол, еженедельник "Собеседник", N 29, он вышел где-то в конце июля.

Роюсь в библиотеке, нахожу весьма пространную беседу Андрея Ванденко с Софией Ротару. После того, что я уже знаю, откровения певицы приводят меня в изумление - да, Алик (так она зовет Тайванчика) давний и самый любимый ее друг: "Таких друзей поискать!"

Мне было любопытно, как мой коллега будет подбираться к не совсем, как я думал, приятной для собеседницы теме - ее отношениям с Тайванчиком. А никак - воспоминания о друге Алике для певицы были так милы, что предавалась она им с удовольствием.

Вот первые воспоминания о бесконечно давней встрече - молодая и пока неизвестная певица впервые поет в Ташкенте.

"- На этих гастролях вы впервые познакомились с Тайванчиком? - спрашивает журналист.

- Именно на тех. Он нас по-царски принимал. Каждый вечер арендовал огромный банкетный зал центральной гостиницы "Ташкент" и устраивал ужин в нашу честь. Больше никого в ресторан не пускали - только я, Толик, мой муж, и музыканты нашего ансамбля...

- Вы догадывались, что Тайванчик имеет некоторые отношение к криминальным структурам?

- Я этого тогда не знала и сейчас не знаю. Конечно, мне приходилось слышать разные легенды о Тайванчике, однако почему я должна была верить этим россказням? Я за Алика всегда горой стояла... Да Алик, наверное, влюблен в меня по сей день, да, он делал мне дорогие подарки... Я очень высоко ценю этого человека, не верю в те страсти-мордасти, которые о нем плетут.

Кстати, за минуту до вашего разговора мы с Тайванчиком разговаривали по телефону. Звонил из Италии.

- Вы регулярно встречаетесь?

- Реже, чем хотелось бы. В Россию Алик приезжает нечасто, поэтому видимся то в Германии, то в Париже. Но его присутствие я всегда чувствую рядом.

- Запланированные на осень этого года юбилейные концерты под названием "Люби меня!" часом не Тайванчику посвящены?

- Ему. И всем остальным, кто полюбил меня и мои песни".

Я не берусь вторгаться в душу Софии Михайловны и разрушать ее любовь к Тайванчику, дело это неблагодарное и зряшное. Дама вольна выбирать себе друзей, позволять им в себя влюбляться и даже посвящать им концерты. Но одно недоумение все же выскажу. Как ни крути, а положение народной любимицы все же обязывает не придавать широкой огласке более чем тесную дружбу с человеком, чей портрет украшает розыскные альбомы Российского МВД и Интерпола. Состоялись бы эти откровения в узком семейном или приятельском кругу в четырех стенах - не велика беда. Но Ротару - знаменитость, звезда, на ее концерты ломятся до сих пор, каждой ее песне и слову верят безоглядно. А раз так, то и объяснение в любви к беглому авторитету также прикажете принять на веру и считать отныне образцом для подражания?

Впрочем, от пары-тройки вопросов к Софии Михайловне удержаться трудно.

Тогда, в 71-м, ей не было любопытно, на какие шиши томившийся в ранге тунеядца Алик Тахтахунов несколько дней закупал для возлюбленной и ее ансамбля чохом весь ресторан "Ташкент"? И выставлял оттуда всех посетителей? Неужто никогда но было интересно, какие деньжищи ресторации были отстегнуты, сколько вышибал и мордоворотов вкупе с тамошними ментами эти ужины изо дня в день оберегали? А дорогие подарки, которые все еще помнятся, - их с какого жалования Тайванчик оплачивал?

И все-таки я благодарен и Ротару, и разговорившему ее коллеге - говоря языком сыщиков, именно публикация в "Собеседнике" позволила мне легализовать факты, о которых я знал давно, но помалкивал.