Мелодрама: "Алчность"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::23.10.2001

Алчность

Как настоящий миллионер стал настоящим шоуменом

Александр Бирман

Converted 12149.jpgАльфред Кох всегда очень трепетно относился к Питеру и петербуржцам: «Это особый город. Там – вечный ветер перемен. Там – всегдашний оплот оппозиции». До сих пор питерский «ветер перемен» благодатно сказывался на карьере уроженца восточного Казахстана. Вознесение Анатолия Чубайса сделало Коха главой Госкомимущества. Воцарение Владимира Путина – руководителем «Газпром-Медиа» и даже НТВ. Вот только Алексей Миллер нарушил традицию, подкачал.

И ведь что обидно. Ведь это они, миллеровские друзья, либералы с «холодной головой и длинными руками», вспомнили о сошедшем было со сцены председателе совета директоров Montes Auri и предложили ему сверхинтересную задачу – национализацию частной телекомпании НТВ.

Вернее, само государство НТВ выкупать не собиралось. Просто телекомпанию надо было сравнительно честным способом, как говаривал приватизатор по фамилии Бендер, отобрать у зарвавшегося олигарха Владимира Гусинского. А потом передать «хозяйствующему субъекту» под названием «Газпром», в котором, правда, государство является крупнейшим акционером.

Не беда, что добыча и продажа газа вроде как не имеют отношения к медиа-бизнесу. Угораздило же этот самый «Газпром» в 1996-м кредитовать НТВ (опять же не по своей воле, а по просьбе избранного во второй раз президентом Бориса Ельцина, выказавшего таким образом благодарность телекомпании и ее владельцу). Деньги не вернули. Значит, активы заемщика переходят кредитору. А потом эти активы можно и заново продавать.

Никакой политики. Даром что президент (на сей раз Путин) почему-то осведомлен об этом «споре хозяйствующих субъектов» гораздо лучше, чем о какой-либо другой подобной коллизии. И о величине долга Гусинского он будет говорить с большей охотой, нежели, например, о суммах, потраченных на подъем подлодки «Курск».

Братец Кох не джентльмен

Надо сказать, что СМИ этого самого Гусинского года четыре назад серьезно потрепали имидж нашего героя. Виной всему оказался холдинг «Связьинвест», приватизацией которого Кох, будучи председателем Госкомимущества, руководил. Гусинский вместе с Михаилом Фридманом и Борисом Березовским, рассчитав стоимость предлагаемого имущества до копейки, столько и предложили. А Владимир Потанин и Джордж Сорос взяли да и перезаложились миллионов этак на сто.

Государству от такого перезаклада только прибыль. Ну и что из того, что Кох и Потанин тогда дружили, а Montes Auri даже держала счета в ОНЭКСИМе? Банк-то ведь с государственным менталитетом.

Да только не простили Коху Березовский и Гусинский нарушения джентльменских соглашений. (По слухам, первоначальные договоренности, достигнутые после победы Ельцина на выборах 1996 года, предполагали передачу «Сиданко» Потанину, а «Связьинвеста» Гусинскому.) И на одном телеканале стали демонстрировать синяки и рассказывать про потанинских горилл из онэксимовской службы безопасности, а на другом – рисовать квадратики и, путаясь в финансовых терминах, объяснять, как злополучная Montes Auri торговала ГКО, используя инсайдерскую информацию о состоянии здоровья Ельцина. В газете, принадлежащей президенту Российского еврейского конгресса, перепечатывали (правда, с небольшими купюрами) антисемитские заявления президента Малайзии в адрес Джорджа Сороса. Наконец, один известный репортер с не очень четкой дикцией рассказал в эфире очень популярной радиостанции страшную историю о многотысячных (в у.е.) гонорарах, полученных Чубайсом, Кохом и др. от швейцарского издательства за ненаписанную книгу о приватизации.

Что тут началось! Никогда еще коммунисты и олигархи (кстати, тогда-то российский политический лексикон и обогатился этим славным термином) не были так едины в своем негодовании по поводу кровопийц-приватизаторов. Хорошо еще, что на митинги не додумались вместе ходить. Требовали крови нечистого на руку первого вице-премьера и его приспешников

Президент, на время оторвавшись от работы с документами, ответил, что Чубайса в обиду не даст. Но это не относилось к остальным фигурантам «дела писателей». И одним из первых среди «чубайсят» в отставку отправили Коха.

Но это были еще цветочки. Неожиданно прозревшая Генпрокуратура (которая в ту пору еще не считала Гусинского мошенником, а совсем наоборот) обнаружила, что отставленный глава ГКИ как-то не слишком легитимно заполучил квартирку на Тверской-Ямской. А дело скоро шьется, да не скоро зашивается. При Евгении-то Примакове Коху вообще пришлось переместиться за океан.

По Тверской-Ямской

Converted 12150.jpg

Чтобы развернуть, кликните мышкой

Злопыхатели утверждают, что именно тем «квартирным» делом и помахали перед носом Коха, когда он начал было отказываться от предложения национализировать (а лучше сказать – «газпромизировать») НТВ: мол, пусть Гусинский и подпортил мне жизнь, но я же не по этому профилю. Я привык раздавать собственность, а не забирать. Я вообще считаю, что у государства не должно быть собственности. У государства не должно быть экономических интересов, они существуют только как совокупность экономических интересов граждан.

А ему якобы в ответ: «А дело уголовное? Ты же согласился на амнистию? Значит, вину свою признал. Можем накопать и еще кое-чего...»

Враки все это. Как и то, что Кох, воспитанник Чубайса, «закорешился» с лютым недругом главного энергетика Александром Волошиным. Ну, допустим, играли Montes Auri с волошинским «Интрастом» вместе на ГКО. Ну и что? Мало ли кто с кем в былые времена бабки делал, а потом разбежался.

Хотя, например, с братьями Йорданами Кох дружит еще с той поры, когда старший из них – Борис возглавлял московский офис Credit Suisse First Boston (CSFB). Банк этот тогда был чуть ли не самым активным иностранным инвестором в России. А перед тем самым скандальным «связьинвестовским» аукционом Борис Йордан как раз приготовился вместе с Владимиром Потаниным строить инвестиционный банк «МФК-Ренессанс».

На самом деле Альфред Рейнгольдович решил помочь земляку-президенту. Тем более что и критериям путинским он вполне соответствует: немец, из Питера, в Смольном работал (правда, с бывшими президентскими сослуживцами пересекался, как правило, не по своей воле) И если «квартирного дела» устыдился, то лишь потому, что городу родному изменил – хотя и страны ради. Должен же был кто-то вернуть приватизацию в нужное русло после упертого государственника Полеванова.

То, что в книге той скандальной Кох про питерскую приватизацию целую главу написал, с одной стороны, конечно, хорошо. Город прославил. С другой стороны – книга-то скандальная. Опять же нехорошо получается.

В общем, не искупить было Коху вины перед Питером и жителями его знатными иначе, кроме как выполнив ответственное задание президента. Главное, наказ помнить: «Журналистов не трогать, даже Киселева».

Как это делалось в Останкине

И взялся Альфред Кох за НТВ и за весь «Медиа-Мост» с не меньшей охотой, чем за аукционы залоговые. Пришлось, правда, не только в изъятых Генпрокуратурой бухгалтерских книгах копаться да с Николасом Йорданом из Deutsche Bank джин-виски распивать. Выдалось и с самим Гусинским в рукопашную вступить. И не где-нибудь, а в кабинете министра печати Михаила Лесина.

А публичные дебаты с разгневанными энтэвэшниками чего стоили?! Каково в помещении с плохо работающим кондиционером, перекрикивая Марианну Максимовскую, пытаться достучаться до Григория Кричевского, особенно если тот при этом плейер слушает?! А состязаться в эпистолярном жанре с многоопытным Виктором Шендеровичем?! Нелегко же людям, изо дня в день вещающим про либеральные ценности, понять, что акционеры имеют право менять менеджмент, не советуясь с «творческим коллективом».

Но Кох сдюжил. Помог и друг Борис Йордан, согласившись (ну не бескорыстно, конечно) заменить Киселева. Только не в «Итогах», разумеется. Йордану в «ящик» нельзя – он, когда волнуется, русский язык забывает.

Зато радеющие за НТВ американцы успокоились: оппозиционный телеканал возглавил их соотечественник. А что до телезвезд, то, потеряв вещающего гендиректора, телекомпания приобрела вещающего председателя совета директоров, то бишь Альфреда Коха. Чего не сделаешь, чтобы увеличить рекламные сборы и спасти мертворожденную, затратную «Алчность».

Здесь, кстати, случилось чудо. Коху удалось увеличить стоимость активов, к которым он прикоснулся. «Алчность» заинтересовала рекламную компанию Maxima и ее совладельца Игоря Янковского. Стало быть, рейтинг программы высок. Только вот рекламная речевка про «настоящего миллионера» сослужила герою нашему недобрую службу.

Слабое звено

«Газпромом»-то к тому времени рулили уже не вяхиревские мужики-сибиряки, а петербуржец Алексей Миллер сотоварищи. В трубах, кубометрах, «итерах» да «сибурах» разбираются они еще не слишком хорошо. Но задаться вопросом, почему телекомпания все время просит денег, если ею руководит «настоящий миллионер», у них ума хватило.

Кох же не вовремя расслабился. Думал, Алексей Миллер не сделает худого своему бывшему начальнику по Ленисполкому. Избавит от «аппаратных игр». Да и продавать уже НТВ собирались. А как в таком деле без приватизатора № 2 обойтись? Тем более что № 1 энергетикой занят.

Но не все то золото, что Montes Auri, и не все, кто из Санкт-Петербурга, так ценят питерское братство, как Альфред Кох. Наверное, Миллер читал не «Приватизацию по-российски», а другую книжку – правда, изданную тем же «Вагриусом». Называется она «Владимир Путин: от первого лица». Написано там, что у Анатолия Чубайса «плохая кредитная история». А какая же она тогда у Коха? На приватизатора № 1 хотя бы уголовных дел не заведено, чего нельзя сказать о «втором номере». Вот и решил Миллер подстраховаться, прислушаться к мнению начальника нынешнего и избавиться от начальника бывшего.

Подрубили крылья ясному соколу. На радость охальнику Гусинскому, который всего две недели назад справил свой 49-й день рождения. И на горе общественному мнению, для которого Кох, оказывается, единственная гарантия честной продажи «Медиа-Моста». Вон даже в Кремле так считают – не сам президент, правда, а некто из его администрации на букву С. Они ведь уже присмотрели покупателя. Михал Маратычем звать. Он давно к НТВ присматривается – еще с той поры, когда Гусинский каналом правил. Да и Коху случай представился реабилитироваться за фортель со «Связьинвестом».

А ну как надышавшиеся газом питерские не пойдут теперь по намеченному сценарию и отдадут телеканал кому-нибудь из своих – Сергею Пугачеву или Владимиру Когану?

Почитай зазря прокурор главный Владимир Устинов ночей не спал, обвинения Гусинскому придумывал, а Минпечати протокол № 6 подмахивало?

Не быть теперь Коху «настоящим миллионером». Зато хоть в роли «настоящего шоумена» побывал, когда про «здорового мужика», которого «использовали», рассказывал. Не хуже, чем у Николая Фоменко получилось.