Менеджеры "Топ-книги" выводят активы в ущерб "Сбербанку"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Менеджеры "Топ-книги" выводят активы в ущерб "Сбербанку"

Миноритарий книжной сети Сергей Щебетов "взрывает мозг" Грефу

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::24.03.2011, Герману Грефу посоветовали перечитать "Топ-книгу", Фото: "ИТАР-ТАСС"

Павел Белавин, Халиль Аминов

Compromat.Ru

Сергей Щебетов

Менеджеры ООО "Топ-книга" пытаются вывести активы и обанкротить компанию, утверждает один из совладельцев книжной сети — Сергей Щебетов в письме к главе Сбербанка Герману Грефу. Бизнесмен настаивает, что их действия наносят ущерб госбанку, которому заложены 81% бизнеса ритейлера. Кредиторы и партнеры "Топ-книги" сомневаются, что эти заявления соответствуют действительности.

Сергей Щебетов (владеет 9% "Топ-книги") в письме главе Сбербанка Герману Грефу (копию письма бизнесмен передал "Ъ" через своего представителя) сообщает, что, по информации, полученной им от третьих лиц, часть бизнеса сети может быть переведена на ООО "Юнайтед Букс Рус" и ЗАО "Книгомир". По данным ЕГРЮЛ, эти компании учреждены в 2010 году Кириллом Пискуновым, который, как утверждает Сергей Щебетов, является "одним из подчиненных и доверенных лиц" гендиректора "Топ-книги" Максима Гольдберга и его партнеров и бывших и нынешних топ-менеджеров сети "Копейка". В прошлом году кипрская Genidoro Ltd, принадлежащая экс-менеджерам "Копейки", приобрела у еще одного совладельца "Топ-книги" Георгия Лямина 1% книжной сети за 30 млн руб. Сейчас господину Лямину принадлежит 68% "Топ-книги", другие совладельцы — Михаил Трифонов (10%), Татьяна Воронова (11%) и супруга господина Щебетова Елена (1%).

В своем письме Сергей Щебетов сообщает, что, по его информации, менеджерам "Топ-книги" дано указание перевести до 9 мая этого года все магазины сети в Москве на ЗАО "Книгамир", а до 16 мая — все остальные в России. Сейчас "Топ-книга", чья выручка за девять месяцев 2010 года составила 4,119 млрд руб., а чистый убыток — 270 млн руб., объединяет более 500 магазинов под брендами "Книгомир", "Лас-Книгас", "Литера" и др. Господин Щебетов также делится с Германом Грефом информацией о том, что топ-менеджеры "Топ-книги" провели встречи с представителями крупных издательств, где сообщили о планируемом ими банкротстве сети. Все эти действия, настаивает господин Щебетов, может нанести ущерб Сбербанку как основному кредитору "Топ-книги" и залогодержателю активов сети (81% долей "Топ-книги" и часть его недвижимости находится в залоге у Сбербанка по кредиту на 0,9 млрд руб.; см. "Ъ" от 3 сентября 2010 года).

В пресс-службе Сбербанка вчера сообщили, что не располагают информацией о письме Сергея Щебетова. Связаться с Кириллом Пискуновым не удалось. Гендиректор "Топ-книги" Максим Гольдберг заявил, что комментировать "нормальными словами" письмо господина Щебетова невозможно. "Мы со Сбербанком находимся в тесном контакте, наш основной кредитор знает всю финансовую ситуацию в компании",— добавил господин Гольдберг.

Источник "Ъ", близкий к издательству АСТ (является одним из кредиторов ритейлера, долг перед которым оценивается в более чем 400 млн руб.), сомневается в возможном банкротстве ООО "Топ-книга" и выводе активов. "Действующий менеджмент "Топ-книги" хорошо понимает, насколько велики репутационные и юридические риски такого сценария. Кроме того, для этого понадобилось бы как минимум решить вопрос с пакетом акций, находящимся в залоге у Сбербанка. Но пока о его возможном выкупе ничего не известно",— говорит собеседник "Ъ". По его словам, нет никаких договоренностей и о вхождении АСТ в капитал "Топ-книги", хотя АСТ по-прежнему остается крупным кредитором ритейлера.

Сергей Щебетов приобрел допэмиссию "Топ-книги" (10%) в 2008 году, заплатив за нее 287,875 млн руб. (В начале этого года 1% передал своей супруге Елене Щебетовой.) Летом 2009 года он потребовал расторгнуть сделку, так как, по его словам, его ввели в заблуждение относительно реальных финансовых результатов ритейлера. По заявлению Сергея Щебетова возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере") в отношении "неустановленных лиц из руководства ООО "Топ-книга"". В августе 2010 года еще один совладелец Георгий Лямин потребовал исключить господина Щебетова из состава участников "Топ-книги" на том основании, что его деятельность затрудняет работу компании, но в декабре в иске было полностью отказано.


***

Сергей Дмитриевич Щебетов взорвал мозг всем, кто пытается понять, каким образом он заплатил за долю в "Топ-книге" в 79,9 тыс. раз больше, чем следовало, и почему эта организация стоит 32,8 тыс. руб.
— Михаил Трифонов, совладелец "Топ-книги", в личном блоге в октябре 2009 года


***

"Нам нужен был партнер, который помог бы нам вести этот корабль к успеху. Но партнер оказался пиратом... Он интересен и важен компании со своей компетенцией"

Основатель "Топ-книги" Лямин о Сергее Щебетове

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.09.2010, Фото: "Коммерсант"

"Уголовных дел, где мы фигурируем, не так много, как кажется"

Ирина Парфентьева

Compromat.Ru

Георгий Лямин

Акционерный конфликт чуть не довел до банкротства крупнейший в России книготорговый холдинг "Топ-книга" (развивает сети BookLexica, "Книгомир", "Лас-Книгас", "Пиши-Читай", "Литера"). Основатель фонда прямых инвестиций Trifecta Capital Partners LLC, бывший управляющий телекоммуникационными активами АФК "Система" Сергей Щебетов, купивший в 2008 году 10% "Топ-книги" за 287,875 млн руб., летом 2009-го заявил, что его обманули — реальное финансовое положение ритейлера оказалось значительно хуже его представлений. Основной владелец "Топ-книги" и ее гендиректор Георгий Лямин в своем первом интервью с начала конфликта рассказал "Ъ" свою версию разногласий и объяснил, зачем продает сеть менеджменту торгового дома "Копейка".

— В какой момент испортились ваши отношения с Сергеем Щебетовым?

— Ситуация очень простая: за три месяца до начала кризиса, в июне 2008 года, мы (Георгий Лямин и его супруга Татьяна Воронова, которая также является владельцем "Топ-книги".— "Ъ") и Сергей Щебетов пришли к окончательному согласию о его вхождении в компанию при оценке всего бизнеса примерно в $100 млн. До этого были десятки встреч, пересылка всевозможных документов и т. д. Вся переданная информация была достоверной и исчерпывающей. На момент сделки мы считали компанию недооцененной. Инвестфонды, среди которых были и те, кто входит в российскую пятерку крупнейших, делали нам предложение исходя из стоимости всего бизнеса в диапазоне $200-400 млн. Но для нас было важнее не финансовое участие, поскольку в деньгах мы на тот момент не нуждались, а именно появление партнера, ориентированного на дальнейшее развитие и повышение стоимости компании, ее капитализации. Наиболее вероятным вариантом развития для "Топ-книги" мы видели именно IPO, а у Сергея был опыт двух размещений — "Комстара" и МТС, тот опыт, которого у нас не было. Плюс его интерес к книгам, компании, некая общность — мы оба окончили Новосибирский университет и т. д. И показалось, что это действительно тот партнер, который чувствует и понимает наши взгляды на развитие.

Но прошло три месяца, началась осень 2008-го, и возник тот кризис, который никто из нас не предвидел. И в этот период мы вошли с тремя большими проблемами. Первые две внешние: сам кризис и облигационный заем с досрочной офертой в середине срока обращения (четырехлетний выпуск на 1,5 млрд руб., срок погашения — декабрь 2010-го, оферта — 17 декабря 2008-го.— "Ъ") и невозможность получить на его погашение кредиты. Еще в августе у нас была очередь из банков, мы только выбирали условия — в сентябре уже не было никого. Третья причина внутренняя — перед началом сезона для книжной розницы, который приходится на август—сентябрь, мы стали внедрять систему управления Oracle Retail (консультантом выступила консалтинговая компания Deloitte СНГ.— "Ъ"). Любой project-менеджер знает, что после внедрения существует период объективного снижения показателей. Снижение как раз и пришлось на осень 2008-го... Все три фактора в итоге привели к тому, что мы оказались в тяжелых условиях. И если в начале кризиса Сергей вместе с нами искал варианты выхода: ездил по банкам, искал пути рефинансирования, привлечения капитала, то уже в начале 2009-го он посчитал, что его решение, принятое летом 2008-го, было неверным. [...]

И чем дальше заходил кризис, тем очевиднее менялась позиция Щебетова. Он стал говорить, что не видел многих данных и показателей компании. Вероятно, сам он их до сделки и не видел — деталями занимались его аналитики, которые перерабатывали всю информацию и давали ему готовую картинку. Самостоятельно он посещал торговые объекты, склады, где не менее полутора-двух десятков менеджеров, которые впоследствии оказались на допросах у следователей, рассказывали ему, как и что устроено. Он сам принимал решение о покупке! В итоге окончательный разрыв произошел 21 июня 2009-го. В этот день я получил от него письмо с угрозами, оскорблениями, обещанием всех возможных уголовных сроков и поездки на Колыму. После этого мы поняли, что это уже окончательный разрыв и так дальше работать нельзя. Этим письмом он практически принуждал меня либо увеличить его долю, либо выплатить ему все средства в долларах с доходностью, если я не ошибаюсь, 16% годовых.

Мне нелегко сейчас признавать, что я ошибся во многих вещах. Не надо было уходить в облигационные займы, хотя казалось, что впереди безоблачный мир. Надо было аккуратнее развиваться, поскольку у любого бизнеса (вне зависимости от внешнего кризиса) есть собственная синусоида успешности. Нам нужен был партнер, который помог бы нам вести этот корабль к успеху. Но партнер оказался пиратом. Бывает.

— Но ваш конфликт перерос в многочисленные уголовные и арбитражные дела против вас...

— Арбитражных дел действительно много, но практически по всем мы в настоящей момент выигрываем — претензии нашего оппонента суд считает необоснованными. Уголовных дел не так много, как кажется. Я снимаю шляпу перед Сергеем за качество PR-кампании в этом конфликте. Я и моя супруга сейчас фигурируем только в двух уголовных делах. Первое, возбужденное в Новосибирске,— это обвинение неустановленных лиц из руководства "Топ-книги" в мошенничестве. По этому делу прошло уже десяток очных ставок, допросов, обысков, в том числе и у нас дома, выемок документов и т. д. Дело идет, но все понимают, что оно бесперспективно. В чем состав преступления? В чем мы сознательно кого-то обманули?

— В предоставлении Сергею Щебетову недостоверной информации о состоянии компании, по его версии...

— Предоставление документов и обмен информацией перед сделкой с Сергеем не было классическим due diligence. Мы оперировали различными данными, в том числе из управленческой и бухгалтерской отчетности, отражающими фактический денежный и товарный поток. При этом вся бухгалтерская документация была подготовлена с соблюдением российского законодательства в полном объеме. Сделка принималась Сергеем, условно говоря, как и любым инвестором, например, на фондовой бирже — на основании предпринимательской интуиции, с расчетом и пониманием всех рисков. Мне удивительно, что сейчас сотрудники Сергея, которые непосредственно и готовили эту сделку, не участвуют в допросах и следственных мероприятиях.

— Второе уголовное дело — весьма, скажем так, специфическое — связано с подозрением в хищении более тысячи метров газопровода, проведенного к вашему складу в Подмосковье (см. "Ъ" от 8 июня)...

— Это дело вызывает непонимание и недоумение не только у меня и адвокатов, но и у самих следователей, по всей видимости. Сложная бюрократическая система согласований всей документации привела к неправильному оформлению документов собственности на этот газопровод. При этом весь складской комплекс как единый объект был передан в залог Сбербанку. Никто — ни мы, ни Мособлгаз (согласно инвестконтракту, министерство имущественных отношений Московской области должно было получить построенный газопровод в собственность на баланс Мособлгаза.— "Ъ") про проблемы с оформлением не знали, пока не возник Сергей Щебетов, раскопавший эту историю. Спасибо ему за это, кстати! Министерство имущества Московской области и "Топ-книга" решили этот вопрос в правовом поле, как он и должен решаться в таких ситуациях, а именно — признали права собственности Московской области на данный газопровод в арбитражном суде. При этом вызывает крайнее недоумение, что потерпевшим по данному уголовному делу признана не Московская область, а непосредственно Щебетов, который никакого отношения к данному газопроводу в принципе не имеет. Удивительно. Даже Сбербанк, после того как газопровод все-таки был передан на баланс Мособлгаза и арбитражный процесс закончился, спокойно согласился вывести его из-под залога. Следователь, который ведет это дело, так же, как и мы, пытается сейчас, вероятно, понять, кто тут пострадавший? Дело, как я считаю, бесперспективно. [...]

— И все-таки вам так или иначе придется решать конфликт с Сергеем Щебетовым. Есть какие-то варианты?

— Тот выбор, который он сделал в 2008-м, не был ошибочным, просто в кризисный 2009-й появились опасения за судьбу своего капитала и т. п. Я очень надеюсь на то, что, увидев выход из кризиса, который наметился в компании, Сергей сможет переосмыслить происходящее. Я считаю, что люди все ошибаются: и я ошибался, и он, но нужно договариваться. Известная фраза — "худой мир лучше доброй ссоры", я вполне очевидно вижу Сергея Щебетова среди владельцев "Топ-книги" и дальше. Он интересен и важен компании со своей компетенцией, это касается как стратегического планирования, так и текущих операционных процессов. Думаю, что ему стоит продолжить просто работать в компании. Я готов садиться за стол и обсуждать варианты повышения стоимости компании, конструктивно обсуждать. Пока мы такой диалог не начали, поэтому прогноз на итог давать очень непросто. Человеческие отношения гораздо более сложны, чем бизнес.

— Еще одно, уже арбитражное дело было связано с незаконностью залога вашей доли — суммарно 81% ООО "Топ-книга" в Сбербанке (см. "Ъ" от 15 сентября 2009 года). Доля по-прежнему находится в залоге?

— Да, доля по-прежнему находится в залоге под несколько кредитных линий, суммарно на сумму 0,9 млрд руб. Доля была оформлена как дополнительное обеспечение в кризис, в 2009-м. Не вдаваясь в подробности судебных решений всех инстанций, суд признал легитимность этого залога. Но, поскольку, к счастью или сожалению, судебные процессы у нас могут идти годами, пока окончательная точка в этом деле не поставлена. [...]


***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.09.2010

Холдинг "Топ-книга"

Крупнейший в России книготорговый холдинг "Топ-книга" был создан в 1995 году в Новосибирске. С 1997 года развивает розничное направление, в 2000 году открыл первые сетевые магазины. Сейчас объединяет пять логистических центров (Новосибирск, Тюмень, Москва, Ростов-на-Дону и Самара) и свыше 500 магазинов в более чем 230 городах России и ближнего зарубежья. Сетевые магазины работают под брендами "Книгомир", "Лас-Книгас", "Литера", "Пиши-Читай", "Сорока", BookLexica. Головной структурой холдинга является ООО "Топ-книга". Его выручка за 2009 год составила 6,34 млрд руб., чистая прибыль — 27 млн руб., выручка за первое полугодие 2010 года — 2,48 млрд руб., чистый убыток — 284 млн руб. В компании работает чуть более 4 тыс. человек.

По данным ЕГРЮЛ, 79% ООО принадлежит его гендиректору Георгию Лямину, 11% — его супруге Татьяне Вороновой, 10% — бывшему топ-менеджеру АФК "Система" Сергею Щебетову. Последний приобрел свой пакет в июне 2008 года за 287,875 млн руб. Но уже через год он обратился в арбитражный суд Новосибирска с иском о признании недействительной этой сделки, как "заключенной под влиянием заблуждений и обмана". В сентябре миноритарий направил в оперативно-розыскное бюро Главного управления МВД России по Сибирскому федеральному округу "заявление о совершении преступления" господами Ляминым и Вороновой, квалифицирующиеся по ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ ("Мошенничество"), ч. 3 п. "а", "б" ст. 165 ("Причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием") и др. В декабре 2009 года главное следственное управление при ГУВД по Новосибирской области возбудило уголовное дело по этому заявлению. В мае 2010 года по заявлению Сергея Щебетова следственным управлением при УВД по городскому округу Домодедово было возбуждено второе уголовное дело в отношении "неизвестных лиц, входящих в состав руководства "Топ-книги"". По версии следствия, в 2007 году "неизвестные лица путем обмана совершили хищение и обратили в собственность "Топ-книги" государственное имущество, а именно — участок газопровода общей протяженностью 1877,84 м общей стоимостью 5 354 604 руб.".

В августе стало известно о продаже контрольного пакета "Топ-книги" менеджменту продуктовой сети "Копейка". В середине августа Сергей Щебетов сообщил "Ъ", что "не получил официального предложения от (Георгия.— "Ъ") Лямина со всеми условиями сделки (с "Копейкой".— "Ъ")" и опасается, что могут "обойти его преимущественное право" на выкуп продаваемой доли.

[page_28790.htm Наверх]

Другие материалы раздела:

[page_28790.htm Шантажирует "Топ-Книгу"]
Щебетов "взрывает мозг" Грефу
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif