Ментовское ноу-хау

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сотрудники московских ОБЭП придумали эффективную схему шантажа мелких предпринимателей

1201443150-0.jpg Милиционеры конфискуют все компьютеры в офисе фирмы якобы для проверки, не стоит ли на них нелицензионное программное обеспечение, а затем предлагают «выкупить» компьютеры обратно. Большинство бизнесменов тут же соглашаются, поскольку конфискация может парализовать работу компании. Расследование «РР» показало, что отступные могут составлять $5–15 тыс.

В офис московской фирмы «Формика» сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) при¬шли 10 декабря и изъяли все компьютеры, кроме личного ноутбука генерального директора Ильи Хандрикова. Причина — подозрение, что на них установлены пиратские программы. 74 страницы лицензионных соглашений на милицию впечатления не произвели: «А может, они у вас тоже поддельные…»

Фирма «Формика», крупный производитель спецодежды, владеет двумя швейными цехами в Москве. Перед Новым годом Илье Хандрикову было не до смеха: «У меня современное производство, в компьютерах программный продукт, который позволяет кроить одежду. Там 95% лекал. Без них мы ничего делать не можем. Перед Новым годом у меня заказов было на 2,5 млн руб¬лей, а цеха стояли».

Предпринимателю относительно повезло: его предприятие не работало всего неделю, потом компьютеры вернули. «Не буду говорить, какие ресурсы мы для этого использовали, но фактичес¬ки условием возврата было, чтобы мы не задирались, не предъявляли претензий в связи с финансовыми потерями. И мы, можно сказать, “утерлись”, иначе сейчас были бы банкротами».

Елене Дыбовой, главе компании «Эллен-вест», торгующей сейфами, повезло меньше: ее компьютеры продержали в ОБЭП УВД Центрального административного округа Москвы пять месяцев. «Я когда начала обсуждать эту проблему со своими партнерами, они сказали: “Да ты что, у нас некоторые уже по два раза так компьютеры выкупали!”. Из разговоров я поняла, что с этой схемой столкнулось процентов 80 фирм, с которыми мы сотрудничаем. “Такса” — от $5 до 15 тысяч. Большинство платит — и компьютеры им тут же возвращают». Но Елене Дыбовой через посредника назвали совсем уж заоблачную для нее цифру. «Посредник пришел и передал: “С нее 25 тысяч баксов, потому что слишком борзо себя ведет”. Я тогда подумала: да я и трех рублей вам не заплачу! С какой стати, если у меня все лицензионное?»

Елена Дыбова оказалась для ОБЭП не подарком. Она подняла вопрос в Торгово-промышленной палате, дошла до первого заместителя начальника Следственного комитета при МВД. «И когда я ему ситуацию обрисовала, он со мной согласился, сказал, что, когда принимался закон об авторских и смежных правах, они предупреждали: коррупция возрастет в десятки раз. Очевидно ведь, что это идеальный механизм для шантажа». Через две недели после этого разговора уголовное дело по факту использования нелицензионного программного обеспечения закрыли, компьютеры вернули, а против сотрудников ОБЭП ЦАО Москвы начали служебную проверку. Но не у всех предпринимателей хватит сил и энергии дойти до самых верхов правоохранительной системы, чтобы добиться справедливости.

Ситуацию усложняет то, что на первом этапе милиция формально действует по закону. Сотрудники ОБЭП действительно могут изъять компьютеры для проверки, а сроки проведения экспертизы законом не ограничены. Все это время компания несет убытки, у налоговой инспекции могут появиться к ней претензии. Ведь что спасло фирму Елены Дыбовой от банкротства? Предусмотрительность и везение: вся финансовая информация из компьютеров была продублирована в бумажном варианте. Кроме того, за день до изъятия компьютеров в налоговую были сданы все квартальные отчеты. «Если бы мы этого не сделали, нам бы начислили штрафы, пени. Закон даже позволяет за несданную налоговую отчетность арестовать счета компании. То есть фирмы просто уже не было бы». Конечно, это не стало бы катастрофой для большой российской экономики, а вот личной трагедией для 16 человек, которые работают в «Эллен-вест», — наверняка.

Суд для решения этой проблемы не подходит: процесс займет около года, плюс расходы на юристов. Для небольшой фирмы и гораздо меньший простой — катастрофа. Да многие предприниматели никогда и не подадут в суд.

«По исследованиям, 80% российских фирм используют нелицензионные программы, — говорит Илья Хандриков. — В этой ситуации 146−я статья Уголовного кодекса (“Нарушение авторских и смежных прав”. — “РР”) в том виде, в котором она применяется, — это угроза экономической безопасности страны, ведь закрыть можно любое предприятие».

Руководители компаний рассказывают, что особо активно «компьютерная» схема наезда на бизнес начала использоваться в последний год. Елена Дыбова находит этому простое объяснение: «До сих пор самым простым способом срубить с предпринимателя деньги был поиск в офисе налички. Но бизнес потихоньку выходит из тени.

А теперь представьте: ребята из ОБЭП — шесть-семь здоровых мужиков — приходят, мыкаются, мыкаются, ищут наличку, не находят и хватаются за последнюю возможность — компьютеры».

По мнению бизнесменов, единственным выходом из сложившейся ситуации могло бы стать издание специальной инструкции, которая запретила бы милиционерам конфисковывать компьютеры при первом визите на фирму. Увидел нарушения — напиши предписание их устранить. Если на компьютере стоят лицензионные программы, к следующему визиту предприниматель подготовит нужные документы, если пиратские — ему проще будет купить и установить лицензионные, чем давать взятку и ждать новых «ходоков». За комментариями по этой теме редакция обратилась в ГУВД Моск¬вы, но на момент сдачи номера в печать ответа не получила.

Оригинал материала

«Эксперт» от origindate::24.01.08