Меняю ожоговый центр на денежные знаки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::27.07.2007

Меняю ожоговый центр на денежные знаки

Зачем мэру Ставрополя Кузьмину понадобилось отдавать социальный объект коммерсантам?

Ольга Егорова

В Ставрополе гигантскими шагами продолжается разбазаривание городского имущества. С подачи мэра Дмитрия Кузьмина десятки объектов муниципального имущества уже перекочевали в руки коммерсантов. Если бы эти здания были проданы с аукциона, они принесли бы городу миллионы рублей. Но, видимо, мэр считает, что ни деньги, ни здания городу не нужны. Вот еще одна история о том, как городское имущество уплыло в руки дельцов.

Решили в Ставрополе строить роддом на 100 коек, назвали его «Акушерский корпус». Хорошее дело. Подрядчиком строительства выступило муниципальное унитарное предприятие «Стройинвест». Понадобились подрядчику деньги. Говорит, на строительство, а там кто его знает. Деньги, как водится, взяли в банке. АКБ «Русь-банк» дал 13 миллионов рублей под 8,5 процентов – очень по-божески. В залог город передал банку недвижимость - помещение и земельный участок, об этом даже было совместное решение мэрии и городской Думы, инициированное мэром Ставрополя Дмитрием Кузьминым. Все вроде бы нормально – городские власти поручаются муниципальным имуществом за муниципальное же предприятие. Да только имущество это не простое. Трехэтажное нежилое здание на улице Балакирева, как сухо именуется оно в документах, на поверку оказывается важнейшим объектом городского здравоохранения – это ожоговый центр. Неужели не подумал городской голова: а вдруг не сможет «Стройинвест» расплатиться, что тогда? А тогда заложенное имущество на законных основаниях переходит банку. И что тогда будет с Ожоговым центром? Зачем он банку, ведь это не коммерческое предприятие, выгоды не приносит. А для того, чтобы оно приносило выгоду, надо больных оттуда повыкидывать, а новых не принимать. И сделать из Ожогового центра офисное здание. На первом этаже можно магазин или пивную организовать. Или еще каким-то способом создать коммерческое предприятие, приносящее прибыль. А куда будут девать горожан с тяжелыми ожогами, это дело даже самое последнее – его вообще никто не рассматривал.

Может, кому-то трудно поверить, но так оно и вышло: через положенный срок выяснилось, что «Стройинвест» не в состоянии расплатиться за долги. «Чего ж вам боле», как писал классик по другому поводу, - суд в такой ситуации должен передать заложенное имущество банку.

Любопытно, как ведет себя руководство «Стройинвеста». Оно вовсе не мечется в поисках денег, чтобы уберечь муниципальное имущество от передачи частному банку. Директор С. Горло пишет спокойное и деловое письмо мэру Кузьмину: «В связи с тем, что «Стройинвест» является муниципальным предприятием и не имеет права распоряжаться принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения имуществом без согласия собственника имущества (а если бы имел, то наверное, спокойно бы передал банку этот ожоговый центр, а так надо еще формальное согласование с собственником -- городской властью – О.Е.), прошу вас рассмотреть возможность заключения дополнительного соглашения о переуступке прав и обязанностей залогодержателя». И что же – мэр Дмитрий Кузьмин запросто уступил Ожоговый центр.

Обычно, если нерадивого должника прижмут к ногтю с возвратом долга, он, как говорится, крутится, как уж на сковородке. Каких только хитростей не придумает, чтобы избежать выплаты долга, а тем более изъятия заложенного имущества. Люди уходят в бега, подделывают документы, предлагают взятки юристам противоположной стороны. Конечно, все это незаконно, но показывает, как дорого людям имущество. В нашем же случае расставание с Ожоговым центром проходит на удивление без печали. Наверное, потому, что ни копейки личной в это здание не было вложено, ни капельки собственного пота. Известно же, что даром достается, с тем легко расстаешься. А может, был и у кредитора и у заемщика общий интерес в том, чтобы побыстрее «ушло» заложенное имущество? Иначе чем объяснить ту торопливость, с которой вело дело к собственному поражению руководство «Стройинвеста»? 29 марта АКБ «Русь-банк» направил в его адрес письмо с требованием выплатить долг, и в тот же день (!!!) «Стройинвест» ответил о невозможности это сделать «в виду отсутствия денежных средств». Закон позволяет месяц тянуть с ответом, какая же сила гнала руководство муниципального предприятия поскорее распроститься с городским имуществом? И какая пелена закрыла глаза ставропольскому мэру Кузьмину, что он е увидел этой странной торопливости? А может быть, была у кого-то и личная заинтересованность?

Дальше все развивалось по накатанной в Ставрополе схеме, по которой уже не один десяток городских объектов перекочевал в частные руки. Банк переуступил свои права столичному ООО «РГС Недвижимость», который и обратился в Арбитражный суд. Суд в два дня рассмотрел это дело и передал Ожоговый центр и земельный участок московскому предприятию. По информации наших источников в Ставропольской администрации, ООО «РГС Недвижимость» -- не первая попавшаяся контора. И к банку она имеет гораздо более далекое отношение, чем к представителям ставропольской властной элиты. Органам прокуратуры еще предстоит проверить, как и почему в юридическом споре между ставропольскими предприятиями вдруг появилась московская фирма – кому это выгодно?

Примечательно, что судья М. Керимова, которая «отписала» ставропольскую недвижимость в частные руки, в прошлом руководитель правового управления администрации Ставрополя. Вроде должна бы радеть за городское имущество, а получается, что наоборот. Или это свой игрок в судейской команде? Она же, Керимова, вела и аналогичное дело в отношении ЗАО «Хлебозавод №3», в результате чего его имущество перешло в частные руки. Снова совпадение? Но не слишком ли много совпадений в делах, когда городское имущество переходит в частные руки? И не слишком ли легко расстаются с ним городские власти, которые, казалось бы, должны радеть за каждый кирпичик? А может быть им это выгодно?