Мера пресечения жизни

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Мера пресечения жизни Дело Василия Алексаняна грозит перерасти в международный скандал

"Суд над смертельно больным бывшим вице-президентом ЮКОСа Василием Алексаняном, обвиняемым в хищении свыше двух десятков миллиардов рублей, грозит обернуться международным скандалом. Завтра Симоновский районный суд должен приступить к рассмотрению этого дела по существу. Несмотря на общую тенденцию, характерную для всей «уголовной эпопеи» некогда одной из крупнейших, а ныне обанкроченной нефтяной компании, когда следственные органы, а вслед за ними и суды наказывают ее владельцев, акционеров и топ-менеджеров по всей строгости закона, без всякого снисхождения, именно дело Алексаняна вызвало, пожалуй, наибольший общественный резонанс. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в конце прошлого года трижды издавал предписания, в которых настоятельно рекомендовал перевести страдающего смертельным заболеванием г-на Алексаняна из тюремной больницы в специализированную клинику. Скорее всего, теперь Страсбургский суд не замедлит еще с одним напоминанием о своей позиции относительно того, как должно поступить с обвиняемым, и совершенно очевидно, что если дело будет всерьез рассмотрено на заседании ЕСПЧ, санкции в отношении России могут быть самыми серьезными. Но российские правоохранительные и судебные органы непреклонны. Состояние обвиняемого удовлетворительное, утверждают они, и менять избранную для него меру пресечения в виде ареста на более мягкую нет никакой необходимости -- здоровье вполне позволяет ему сидеть в тюрьме и участвовать в заседаниях суда. СПИД и рак, диагностированные медиками у Василия Алексаняна, при этом, видимо, не считаются в нашей стране достаточно уважительной причиной, чтобы заслужить специализированное лечение. И не для лечения как такового -- это, увы, теперь вряд ли возможно, -- а хотя бы для продления жизни человека, который никак не заслуживает смертного приговора. Василий Алексанян, если верить Конституции, до сих пор невиновен, он пока только обвиняется в совершении далеко не самого тяжкого преступления. Но, судя по принципиальной позиции властей, ни под каким предлогом не соглашающихся на проведение комплексного обследования г-на Алексаняна квалифицированными, независимыми медиками, он уже рассматривается ими как завзятый преступник, не иначе как маньяк-убийца или террорист. С точки зрения следствия и суда, только арест -- исключительная, как гласит УПК, мера пресечения -- может способствовать торжеству правосудия. А Федеральная служба наказаний (ФСИН), в чьем ведомстве находятся все тюрьмы страны, даже готова судиться с адвокатами, посмевшими утверждать, будто бы врачи в «Матросской Тишине» недостаточно квалифицированны и обеспечены необходимым оборудованием, чтобы заботиться о смертельно больном арестанте. Они даже и статистику приводили, показывая, сколько тысяч таких зараженных ВИЧ сидят по тюрьмам и колониям, видимо, таким образом намекая, что и г-н Алексанян ничем не хуже их -- не он первый, не он последний. Вместе с тем не только адвокаты Василия Алексаняна бьют тревогу, всерьез опасаясь, что их подзащитный, оставаясь в тюрьме, и в отсутствие заботы квалифицированных медиков может даже до приговора не дожить. Правозащитники в минувшую пятницу провели митинг в защиту бывшего вице-президента ЮКОСа. Не смогли молчать даже официальные правозащитники, назначенные президентом. Так, уполномоченный по правам человека РФ Владимир Лукин предложил ФСИН и Генпрокуратуре «проявить инициативу, создать комиссию из очень авторитетных и знающих людей и провести независимые исследования здоровья Алексаняна». В противном случае, как заявил г-н Лукин, руководители этих ведомств «будут ответственны за последствия». Глава Совета при президенте по правам человека Элла Памфилова в свою очередь напомнила Верховному суду и Генпрокуратуре о существовании «принципов гуманизма и милосердия»: «Я полагаю, что ситуация просто чудовищная, -- заявила г-жа Памфилова. -- Бывший вице-президент ЮКОСа Василий Алексанян, который тяжело и неизлечимо болен, содержится в следственном изоляторе. Правозащитники призывают власти перевести его в гражданскую больницу, где он сможет получить необходимое лечение. Необходимо срочно менять чудовищную ситуацию с тяжелобольным Алексаняном. Хотелось бы надеяться на то, что Верховный суд и Генпрокуратура найдут возможность в рамках своих полномочий, духа и буквы Конституции подойти к решению проблемы этого человека на основе принципов гуманизма и милосердия». Г-жа Памфилова при этом обратила внимание на то, что решать проблему нужно не только с Алексаняном, но и вообще с тысячами других ему подобных. «Если ситуация с Алексаняном и другими тяжелобольными заключенными не изменится в лучшую сторону, то не стоит удивляться, возмущаться по поводу тех нелицеприятных оценок состояния прав человека в России, которые дают авторитетные правозащитные организации, к примеру Human Rights Watch», -- сказала она. Пытается морально поддержать Василия Алексаняна и бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, отбывающий в далекой забайкальской глуши восьмилетний срок по своему первому приговору. В знак солидарности со своим бывшим подчиненным он объявил о бессрочной голодовке, его тюремщики угрожают ему насильственным кормлением. Примечательно, что именно прокуратура, которая постоянно твердит о том, что ни в содержании Василия Алексаняна в СИЗО, ни в медицинском обеспечении его здоровья нет никаких нарушений, стала первым источником информации о наличии у обвиняемого СПИДа. Об этом ее представитель сообщил еще в середине января на заседании Верховного суда, где рассматривалось ходатайство адвокатов бывшего вице-президента ЮКОСа об изменении ему меры пресечения на более мягкую и помещении в специализированную клинику в связи с наличием у него ряда серьезных заболеваний. На плохое самочувствие г-н Алексанян жаловался с самого момента своего задержания и ареста в апреле 2006 года. А в октябре прошлого в своем открытом письме, распространенном через адвокатов, сообщил, что его заболевания приобрели критический характер: постоянная высокая температура 38 градусов, лихорадка неизвестного происхождения, практически полная слепота. Верховному суду с экрана телевизора (участие обвиняемого в процессе обеспечивалось посредством видеотрансляции из СИЗО) г-н Алексанян заявил, что следствие предлагало освободить его из-под стражи в обмен на показания против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. «28 декабря 2006 года меня под предлогом ознакомления с материалами дела увезли в здание Генпрокуратуры. Следователь Салават Каримов сказал мне: «Руководство Генпрокуратуры понимает, что вам необходимо лечиться, может быть, даже не в России. Нам нужны ваши показания, устраивающие нас, и тогда мы вас выпустим», -- рассказал он. -- Я отказался. Я не могу быть лжесвидетелем, оговорить невинных людей». По его словам, после отказа условия содержания его в СИЗО «стали ухудшать»: «Я побывал во многих камерах, которые еще Берию помнят. Там плесень, стафилококк съедают вашу кожу заживо. Это натуральная пытка, узаконенная. Меня держали в камерах, где два-три градуса. Я год в одежде спал». Верховный суд арест не отменил. Однако дело Алексаняна очень быстро было передано в Симоновский районный суд Москвы для его рассмотрения по существу. Предварительное слушание началось на прошлой неделе, в среду, 30 января. Но в тот день так ничего и не решили -- обвиняемому стало плохо, и его увезли на «скорой». На следующее утро Василий Алексанян сообщил еще одну страшную новость -- врачи обнаружили у него рак лимфатических узлов. Он также сообщил, что совершенно неожиданно для него самого администрация СИЗО вдруг улучшила условия его содержания в тюремной клинике. Да и прокуратура потом официально отрапортовала, что палата арестанта отвечает всем международным стандартам -- «имеются телевизор, холодильник, все необходимое оборудование, в том числе душ с горячей и холодной водой, микроклимат соответствует санитарным нормам и правилам». При этом, по словам адвоката Елены Львовой, сам начальник «Матросской Тишины» Фикрет Тагиев направил в суд ходатайство «с просьбой согласовать вопрос о направлении Алексаняна в специализированный стационар для обследования и лечения». «У нас в России нет суда. ГУЛАГ жив. Любой человек может быть схвачен, обвинен и уничтожен в тюрьме», -- заявил Василий Алексанян в пятницу в Симоновском суде. В тот же день суд объявил о своем решении: «доводы защиты о необходимости помещения Алексаняна в стационар специального типа не соответствуют действительности», -- объявила судья Ирина Орешкина. На этом предварительное заседание было закончено, а на 5 февраля назначено начало рассмотрения дела Алексаняна уже по существу, им по ходатайству подсудимого и адвокатов займется коллегия из трех профессиональных судей. Собственно, это одна-единственная просьба, в удовлетворении которой г-ну Алексаняну не отказали. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации