Мертвые души российского электората

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За полгода численность избирателей выросла на 2 миллиона человек. Откуда они взялись?

1070353041-0.jpg Данные о численности избирателей, которыми пользуется ЦИК, не внушают доверия. Общеизвестный факт: население России из года в год убывает, за последние 10 с половиной лет россиян стало на 3,8 миллиона меньше. Это данные Госкомстата РФ. А вот данные ЦИК: избирателей в России за это же время стало на 4 миллиона 546 тысяч больше!

Последний по времени пересчет электората проводился в начале июля, предпоследний — в январе. Население России за это время сократилось на 454,2 тысячи человек, а число избирателей выросло почти на 2 миллиона! Откуда за полгода могло набежать такое количество половозрелых граждан? Как это вообще возможно, чтобы людей становилось все меньше, а избирателей — все больше?

В принципе такое демографическое чудо, оказывается, может иметь место. В официальном ответе начальника Управления переписи населения и демографической статистики Госкомстата Ирины Збарской говорится: «Несмотря на сокращение численности населения России, отмечающееся с 1992 года, население в возрасте 18 лет и более за последние 10 лет выросло на 3,7 млн. человек, что в свою очередь повлияло на рост числа избирателей. Это произошло за счет вступления в данную возрастную группу многочисленных поколений, родившихся в конце 1970-х — начале 1980-х годов, и положительного миграционного прироста».

Госкомстату, разумеется, виднее, где убыло, а где прибыло. Но в ответе Ирины Збарской есть фраза, которая откровенно озадачивает: «По прогнозу, прирост численности населения в данном возрасте за 2003 год может составить около 300 тысяч человек». Иначе говоря, за год возможно увеличение контингента избирателей примерно на 300 000 душ. Но мы уже знаем: по сведениям ЦИКа, только за первое полугодие прирост электората составил 2 млн. человек. То есть данные избиркомовского учета почти в 7 раз превышают демографические возможности.

Самое поразительное: и людей, и избирателей считают одни и те же счетчики. «По закону, учет и регистрация избирателей — обязанность глав муниципальных образований, — разъяснила член Центризбиркома Нина Кулясова. — Затем муниципальные данные суммируются на уровне субъекта РФ. Руководитель исполнительного органа субъекта Федерации подписывает их, заверяет печатью и вместе с избирательной комиссией региона они представляют эти данные нам».

Такова законная процедура. Теперь остается выяснить, откуда берут сведения руководители муниципалитетов. Официально считается, что они берут их в паспортных столах. Однако компетентный источник в центральном аппарате МВД утверждает, что на деле процедура регистрации избирателей выглядит несколько иначе: «В настоящий момент паспортно-визовая служба ЦИКу ничего не предоставляет. Когда-то давно, на заре демократии, один раз мы передавали туда сведения о регистрации граждан по участкам. На практике это происходило так: представители местных избиркомов «допрашивали» руководителей паспортных столов. Потом было решено, что такая работа малоэффективна, так как в МВД отсутствует единая система учета. Сейчас, насколько нам известно, избиркомы запрашивают в ЖЭКах данные о жильцах, а затем через адресно-справочное бюро уточняют, кто зарегистрирован по данному адресу. У нас в настоящее время избиркомы ничего не запрашивают». На вопрос, насколько точна информация ЖЭКов и адресно-справочных бюро, наш собеседник ответил, что поручиться за это не может. «МВД не располагает данными об общей численности населения России. Посчитать можем, но до сих пор никто не считал»,- заявил наш информированный конфидент.

Таким образом, достоверность статистики, получаемой вышеописанным способом, ничего, кроме подозрений, вызывать не может. Хотя бы потому, что ее невозможно и некому проверить. Какую бы цифру ни намалевали муниципальные регистраторы, ее придется принимать (или не принимать) на веру. В 1996 году был такой случай: за две недели, в интервале между первым и вторым турами президентских выборов, прибавилось 100 тысяч избирателей. Поскольку никто в эти две недели электорат не пересчитывал, прибавка могла образоваться только в результате манипуляций со статистикой. Либо в первом случае число избирателей было занижено, либо во втором было приписано 100 тысяч «мертвых душ». И не исключено, что это сделали задним числом, после выборов, чтобы результаты голосования выглядели так, «как надо».

Зачем избиркомам или муниципальным начальникам фальсифицировать данные о численности избирателей — вопрос почти риторический. Вот как ответил на него заместитель гендиректора Центра политических технологий Борис Макаренко: «Понятно, что «мертвые души» голосовать не придут. А коль скоро они не придут, то бюллетень за них может опустить дядя по имени «административный ресурс». Иначе говоря, за счет несуществующих, но якобы зарегистрированных избирателей можно подбросить «нужному» кандидату или «нужной» партии недостающее до «планового задания» количество голосов. Из практики известно, что проще всего это сделать при голосовании на дому, когда используются переносные урны, или во время предварительного голосования, когда за руками избиркомовцев никто не следит.

Сколько «мертвых душ» числится среди тех 2 миллионов выборщиков, что неожиданно появились перед нынешними выборами, вряд ли кто скажет. Но очевидно, что это рекордный за все время наблюдений прирост. Следовательно, возможности для фальсификации результатов выборов в этот раз велики как никогда.