Мертвые зоны в противоракетной обороне

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Мертвые зоны в противоракетной обороне

"Руководство североатлантического альянса на территориях новых членов НАТО в Прибалтике - в Латвии и Литве разместило не танки и сухопутные войска, а прежде всего мощные локаторы и ударные самолеты. Назначение авиации понятно. А вот локаторы, очевидно, предназначены не только для обеспечения полетов натовских боевых ударных самолетов. Известно, что если у РЛС дальность действия больше 400 км, то она вполне может обнаруживать баллистические ракеты и выдавать целеуказание на их уничтожение противоракетным комплексам (ПРО).

Однако мнения о прибалтийских натовских локаторах противоположные. Так, российские военные специалисты считают, что это вполне рядовые РЛС двойного назначения, которые работают в интересах боевой и гражданской авиации. А вот доктор технических наук Эфир Шустов, долгие годы создававший боевые локаторы в НИИ дальней радиосвязи (НИИДАР), предполагает, что в Латвии установлен модернизированный локатор, способный выполнять задачи ПРО. Выходит, что НАТО, размещая РЛС в Прибалтике, а ранее в Норвегии, прежде всего укрепляет противоракетную оборону стран альянса, которая логично входит в ПРО США. Впрочем, это законное право - обеспечивать безопасность стран блока от якобы ракетной террористической угрозы, исходящей от стран-изгоев и международных террористических организаций. Однако почему-то новые локаторы и самолеты электронной разведки НАТО "АВАКС" прежде всего просматривают воздушное пространство и территорию России, Белоруссии и других стран СНГ. Можно допустить, что это тоже в целях безопасности европейцев и американцев. Но тогда почему одновременно с оборонительными системами наращиваются и создаются такие наступательные вооружения, которые по мощности и точности не уступают ядерным. 
Возможности супероружия США и НАТО продемонстрировали в 1999 г. в Югославии, а в 2003 г. в Ираке. За сотни километров запускались высокоточные ракеты со сверхмощными боевыми зарядами с надводных кораблей, бомбардировщиков по уже выявленным космической, радиолокационной, агентурной разведкой военным и гражданским объектам, войскам и уничтожали их. Югославские и иракские военные ничего не могли противопоставить этому современному интеллектуальному оружию, которое поражает с точностью 90%. 
А в американских военных концернах разрабатываются еще более совершенные крылатые ракеты. В США стали строить несколько специальных боевых кораблей, на каждом из которых расположены десятки пусковых установок крылатых ракет с соответствующим запасом в трюмах. В дальнейшем американцы предполагают иметь несколько десятков таких ударных кораблей, которые в случае необходимости могут по любой стране мира одновременно нанести удар сотнями высокоточных крылатых ракет. Югославскую экономику и армию буквально парализовали удары в течение нескольких недель всего 200 таких ракет. Можно представить результат более массированного применения такого оружия. Кроме того, США активно разрабатывают высокоточные неядерные межконтинентальные баллистические ракеты, которые за 10 тыс. км уничтожат любую конкретную цель. 
По оценкам военных экспертов, высокоточное оружие, в первую очередь в возможной широкомасштабной войне с Россией, может быть применено против информационных разведывательных средств, которые круглосуточно следят за пусками и полетами межконтинентальных баллистических ракет, спутниками и за секунды выдают информацию руководству страны и армии для принятия решения по их уничтожению и возможному нанесению ответно-встречного ракетного удара. Это и есть тот самый ракетно-ядерный щит, который гарантирует безопасность России и ее союзников от возможной агрессии. В его состав входят: стратегические ядерные силы как ударная компонента; информационные стратегические системы и средства предупреждения о ракетном нападении (СПРН), контроля космического пространства (СККП), контроля воздушного пространства (ПВО); огневые системы противовоздушной, противоракетной обороны; системы боевого управления. В российской системе стратегического сдерживания, впрочем, как и в американской, важнейшей составляющей являются стратегические информационные разведывательные СПРН и СККП. В случае их уничтожения буквально "ослепнет" руководство страны и армии. Страна-агрессор вместо ответного удара, в том числе и ракетно-ядерного, сама получит возможность безнаказанно применить такое оружие и уничтожать российские войска, промышленные и оборонные объекты. 
БОЕГОТОВНОСТЬ "ЭЛЕКТРОННЫХ ЛОВЦОВ РАКЕТ" 
Советский Союз начиная с 60-х годов прошлого века создавал мощные информационно-разведывательные и боевые оборонительные средства. Вот какую характеристику этому чисто оборонительному вооружению дал "НВО" генерал-майор, бывший командир дивизии надгоризонтных радиолокаторов СПРН, который из-за особой секретности его прежней работы просил не указывать фамилию: "Страна, обладающая стратегическими наступательными ядерными силами без системы СПРН, без информационно-разведывательного обеспечения ядерных сил напоминает слепого и глухого человека с огромной дубиной в руках. Неизвестно, какая страна применила свое ядерное оружие? По кому наносить ответный ракетно-ядерный удар? Поэтому систему ядерного сдерживания можно сейчас рассматривать только в совокупности ударных и информационных сил". Однако вполне закономерно, учитывая нынешнее состояние Российской армии, возникает вопрос: способны ли сейчас средства предупреждения о ракетном нападении надежно, как и прежде, обнаруживать агрессора, а противоракетная оборона уничтожать баллистические ракеты? 
Наибольшей эффективностью оборонительная система ПРН обладала в 1985-1990 гг. Тогда в России была создана сеть мощных РЛС дальнего обнаружения баллистических ракет и космических объектов: в Печоре, Мурманске, Иркутске; в Латвии - в Скрунде; на Украине - в Мукачево, Севастополе; в Азербайджане - в Габале; в Казахстане - в Балхаше. В интересах СПРН действовали все локаторы ПРО и СККП. Над страной было создано круговое радиолокационное поле. Под контролем находились все ракетоопасные направления. Правда, оставался незакрытым северо-восток страны, который должна была прикрыть возводимая Енисейская надгоризонтная РЛС. Однако США обвинили СССР, что размещение локатора в этом районе страны противоречит Договору по противоракетной обороне и потребовали его демонтировать. К тому времени огромная РЛС, на которую было израсходовано 220 млн. полновесных советских рублей, уже была создана на 90%. 
Напору американцев, как рассказал информированный высокопоставленный генерал Минобороны РФ, уступили генсек коммунистической партии Михаил Горбачев и министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе. Именно эти руководители надавили на министра обороны СССР Дмитрия Язова и других сторонников локатора. В результате тот демонтировали. Только на разборку огромного количества аппаратуры и циклопического здания локатора ушло еще 40 млн. советских рублей. Для примера, на эти деньги в переводе их на нынешнюю покупательную стоимость можно построить жилье для 100 тыс. бездомных офицеров. 
"Мощные РЛС ракетно-космической обороны России, - как некогда сообщал генеральный директор концерна "Радиотехнические и информационные системы" Сергей Боев, - это своего рода многопрофильные заводы по производству, излучению, приему электромагнитной энергии, "тонкой" обработке информации об объектах в контролируемой зоне воздушно-космического пространства и передаче данных об обстановке в реальном масштабе времени". 
Из-за чрезвычайной наукоемкости, технической сложности и стоимости такие РЛС в настоящее время могут производить только две страны в мире - США и Россия. Нам удалось узнать, что в России локаторами СПРН занимаются и ныне два научно-исследовательских института - Радиотехнический институт им. академика А.Л. Минца (РТИ) и Научно-исследовательский институт дальней радиосвязи (НИИДАР). 
Вот некоторые сравнительные характеристики такого радара. "Состав и объем аппаратуры относительно простых РЛС "Днепр", - указывает Сергей Боев, - из-за большого количества передатчиков (1000-1500 штук) и приемников (до 10 000 штук) в 30-40 раз больше аппаратурного комплекса обычной РЛС ПВО обнаружения воздушных целей. В 100-200 раз больше РЛС дальнего действия с фазированной антенной решеткой. Наиболее мощные РЛС потребляют столько же электроэнергии и воды, как город с населением до 100 тысяч человек". 
Однажды некий крупный противовоздушный военачальник неодобрительно отозвался об одной подмосковной РЛС ракетно-космической обороны страны, мол, одну станцию обслуживает тысяча специалистов, когда в ПВО офицеров не хватает. Тогда генерал из РКО сравнил этот локатор с целой армией ПВО по обороне Москвы. Оказалось, что в РЛС в полтора раза больше аппаратуры, чем в целой противовоздушной армии, где служат 50 тыс. специалистов. После этого военачальник не пытался проводить сокращения - себе дороже. Он узнал, какую роль играет эта РЛС в системе стратегического сдерживания, какая должна быть точность данных. В свое время российские и американские военные провели весьма примечательный эксперимент по обнаружению в космическом пространстве малоразмерных объектов. Наш локатор РКО "Дон" смог за 1500 км обнаружить в космосе шарик с отражающей поверхностью 5-10 кв. см. 
До конца 90-х годов ХХ века система предупреждения о ракетном нападении СССР состояла из трех эшелонов средств стратегической электронной разведки - космического, надгоризонтного, загоризонтного. Первый эшелон отечественной обороны и сейчас контролирует США и расположенные там ракетные базы. Однако по своим техническим характеристикам только наземные локаторы СПНР с высокой точностью определят страну-агрессора, масштабы атаки, траектории полета ракет, места их падения. Более того, в считанные секунды определят, что это - одиночный случайный пуск ракеты или массированная атака. Таким образом, эти РЛС дают военно-политическому руководству страны возможность определить: отвечать или нет массированным ударом или другим ответным действием. Характерен пример работы СПРН по геофизической ракете, которая была запущена в свое время с территории Норвегии. СПРН обнаружила не заявленную иностранным государством вертикально стартовавшую ракету и определила, что она будет падать не на территорию России. И это не единичный случай. 
Таким образом, основу СПРН в соответствии с боевыми возможностями и характеристиками прежде всего составляют мощные надгоризонтные локаторы, которые тесно взаимодействуют с РЛС противоракетной обороны. На первый взгляд, система СПРН и в настоящее время довольно устойчиво работает. Более того, в прошлом году НИИДАР достроил и сдал в эксплуатацию мощную РЛС "Волга" в Белоруссии, которая долгое время после распада СССР стояла законсервированной. Даже, говорят, ее бетонные огромные сооружения пытались некоторые деятели приспособить под зерно- и овощехранилища. 
Однако в России из единой мощной сети надгоризонтных РЛС остались лишь три локатора - в районе Печоры, Мурманска, Иркутска. Белоруссии отошел радар под Барановичами. Украина "приватизировала" локаторы под Севастополем и Мукачевом. Азербайджан стал хозяином модернизированного самого мощного в мире локатора "Дарьял У" в Габале. В независимом Казахстане остался радар под городом Балхаш. Но дальше всех пошла Латвия. По ее требованию были демонтированы и взорваны две российские станции в Скрунде. Так что большинство бывших советских РЛС СПРН, которые в свое время обошлись казне в 3 млрд. полновесных советских рублей, стали иностранной собственностью. А у России в начале 90-х годов прошлого века не было финансовых возможностей воссоздать на национальной территории информационную инфраструктуру систем СПРН и СККП. К слову, по боевым характеристикам мощные надгоризонтные локаторы могут следить за космическими объектами, которых в околоземном космическом пространстве по различным оценкам около 30 тыс. Старые спутники, обломки ракет и другой космический мусор весьма опасны для ракет-носителей и орбитальных станций. Так что мощные локаторы являются и составной частью СККП, которая состоит: из центра контроля космического пространства, радиолокаторов распознавания космических объектов "Крона" в районах станицы Зеленчукская на Северном Кавказе и города Находка, оптико-электронном комплексе "Окно" распознавания высокоорбитальных космических объектов в Таджикистане, радиотехнических комплексов пеленгования, мощных локаторов ПРО и СПРН. 
Поэтому в целях сохранения единой СПРН и СККП пришлось России со всеми вышеуказанными независимыми государствами подписать договоры. За аренду локаторов или информацию от них России приходится немало платить. Например, Азербайджану ежегодно 7 млн. долл. Однако использование РЛС в других государствах, по мнению экспертов, все-таки должно иметь временный характер, так как явно негативно для противоракетной безопасности прежде всего России. Наши СПРН и СККП стали непосредственно зависеть от доброй воли хотя и дружественных, но все же независимых государств. Ведь нет никакой гарантии в устойчивом поступлении информации от заграничных локаторов в штаб Космических войск, руководству Минобороны, Генштаба, Верховному главнокомандующему. Просто в одно прекрасное время из-за вполне возможных межгосударственных разногласий эти радары могут быть отключены. В этом случае не надо никакого удара высокоточных баллистических или крылатых ракет. В результате Россия может оказаться в положении слепого великана с гигантской ракетно-ядерной дубинкой в руках. Без стратегического разведывательного информационного обеспечения наш ракетно-ядерный щит потеряет свое политическое и оборонит 
КАК ЗАЩИТИТЬСЯ ОТ ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОГО НАПАДЕНИЯ? 
Нынешняя ситуация по СПРН и в целом по ракетно-космической обороне настоятельно требует создать в ближайшее время национальную воздушно-космическую оборону нашего государства. Еще в 1993 г. был принят специальный указ президента РФ по ВКО. Но дебаты по этой дорогостоящей программе пока не привели к конкретным, четко выраженным и обоснованным решениям. И прежде всего - какие силы и вооружения смогут на все 99,9% обезопасить россиян от неожиданного ракетно-ядерного или высокоточного удара? Пока у нас идут споры, в США еще в 80-х годах ХХ века до 70% вооруженных сил уже составляли средства воздушно-космического нападения. А у нас до 90-х годов наклепали 80 тыс. танков, а потом с распадом единой страны на независимые республики почти развалилась мощнейшая система предупреждения о ракетном нападении. А теперь еще решаем, быть или не быть ВКО и на какой основе создавать такую оборону. В то же время в тех же США давно уже действует национальная система воздушно-космической обороны, а теперь еще создается ее главный компонент - национальная ПРО. Поэтому, может быть, пора и России определиться, как оснащать, вооружать и строить свою армию и оборону, если не хотим уже в этом веке повторения у нас югославского варианта расчленения страны. 
Конечно, строительство новых мощных локаторов СПНР - дело весьма дорогостоящее и может растянуться на годы. В советское время только один локатор удалось построить в рекордно короткие пять лет. Поэтому в настоящее время выгодно эксплуатировать и локаторы стран СНГ. Но они уже порядком устарели, разнотипны по конструкции. Их трудно совместить с российскими современными ЭВМ для обработки информации. Для дальнейшей эксплуатации мощных радаров в интересах единой системы предупреждения о ракетном нападении СНГ желательно уже в ближайшее время провести их модернизацию. Но для этого необходимы новые межгосударственные договоры. Иначе наши технические тайны и новшества могут быть запросто проданы за рубеж. 
С учетом финансовых возможностей страны желательно строить ВКО из нынешних средств СПРН, СККП, локаторов дальнего обнаружения ПРО. Только теперь эти системы следует эксплуатировать комплексно. Так, из-за ведомственности локаторы СПРН не используются для контроля воздушного пространства. Они, обнаружив самолеты, не сопровождают их с выдачей информации на противовоздушные командные пункты, а следят лишь за космическими объектами и ракетами. В будущей ВКО все обнаруженные самолеты и вертолеты будут передаваться для дальнейших действий войскам ПВО ВВС. Это будет и экономически выгодно. В том же Радиотехническом институте имени академика А.Л. Минца уже найден способ резкого снижения стоимости гигантских радаров. Ранее до 50% стоимости составляли циклопические капитальные сооружения и инженерные комплексы. Теперь создана "РЛС высокой заводской готовности". Все сложнейшие системы монтируются в специальных контейнерах. Строители сооружают только специальную площадку. На ней контейнеры соединяются кабелями и локатор готов к боевой работе в интересах всех Вооруженных сил РФ. 
Кроме того, весьма желательно восстановить и оборонительный эшелон загоризонтной локационной разведки воздушного и космического пространства. На последнем этапе перестройки в конце 80-х годов, словно по указке из-за океана, в СССР начались гонения на загоризонтную локацию. Ее создателей из НИИДАРА объявили чуть ли не казнокрадами, которые из корыстных соображений построили гигантские и абсолютно никчемные радары. Главный конструктор ЗГРЛС Франц Кузьминский был снят с работы в НИИДАРе. Несправедливые гонения привели к преждевременной смерти талантливого русского ученого, когда он был максимально близок к разгадке возникших в ЗГРЛС технических проблем. А тем временем в США и других странах создавались такие радары. Ныне все ученые мира согласны с выводами американского главного конструктора загоризонтных радаров Дж. Ф. Томсона, что "ЗГРЛС - одно из значительных достижений радиолокации после Второй мировой войны". 
В России, несмотря на обструкцию загоризонтной локации, нашлись ученые и конструкторы, которые продолжили дело Кузьминского. Ведь именно русский ученый открыл это уникальное явление. Теперь есть такие радары и у России. По критерию эффективность-стоимость, по данным военных экспертов, именно сравнительно недорогие ЗГРЛС, работающие в коротковолновом диапазоне радиоволн, могут эффективно использоваться в ВКО. Можно приоткрыть завесу секретности и сказать, что по заказу Минобороны РФ загоризонтные радары уже строятся. Один такой локатор просматривает зону от 900 до 3000 км. "Если несколько их штук правильно разместить, рассказал эксперт "НВО", то они будут контролировать огромные территории, прилегающие к России, фиксировать старты и полеты ракет, самолетов", перекрывать ту зону обнаружения, которая ныне недоступна надгоризонтной РЛС. Правда, у ЗГРЛС меньшая точность определения координат целей, чем у надгоризонтных станций. Но, по мнению нашего эксперта, такой локатор - весьма эффективное средство разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении. 
Эффективная СПРН своевременно обнаружит ракетно-ядерное нападение на Россию и СНГ и выдаст информацию военно-политическому руководству страны, а также на боевые средства противоракетной обороны. Они давно уже созданы и обеспечивают в соответствии с международными договорами безопасность прежде всего московского административно-промышленного региона. Мощные радары с высокой точностью направляют противоракеты системы А-135, которая успешно проверена на полигонах по баллистическим целям. Достигнута очень большая вероятность уничтожения до взрыва боевых частей ракет. Однако по ряду причин и в первую очередь, очевидно, рыночной конкурентной борьбы, у этого не рекламируемого российского высокоточного оружия появились отечественные конкуренты, весьма афишируемые на международных и отечественных выставках. Высокопоставленные военные, маститые ученые доказывают, что ныне действующие и создаваемые отечественные зенитные ракетные комплексы ПВО способны бороться со всеми типами нестратегических баллистических ракет. Только при этом сами же их создатели говорят, что это оружие может лишь инициировать, то есть подрывать в воздухе, боевой заряд атакующей ракеты. Выходит, после подрыва не исключена вероятность того, что опаснейшая бактериологическая, химическая или иная начинка может разноситься по воздуху на большие расстояния. В настоящее время даже неспециалистам ясно, что наиболее эффективно могут бороться с баллистическими ракетами уже проверенные А-135, их дальнейшие модификации и новейшие образцы. Эксперименты по средствам боевого поражения ПРО могут дорого обойтись. Так что при создании ВКО, очевидно, Минобороны и Генштабу придется определить наиболее эффективные огневые средства противоракетного поражения. 
В современном мире все больше государств становятся обладателями ракетно-ядерных технологий. Ведущие мировые державы настойчиво разрабатывают более изощренное ракетное вооружение, гиперзвуковые самолеты для действий в космическом и воздушном пространствах. Наверное, и в России будут основательно пересмотрены подходы к национальной обороне. Прежде всего необходимо создать из РКО, куда входят СПРН, СККП, ПРО, надежную ВКО государства. А все остальные войска, флот, авиация будут защищать эту систему и всю страну в целом.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации