Мертвые сраму не имут

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Мертвые сраму не имут

"Сегодня в Московском областном суде должно состояться первое слушание по уголовному делу # 59030 о расстреле в Чечне 2 марта 2000 года сергиевопосадского ОМОНа. На скамье подсудимых - бывший заместитель начальника ГУВД Московской области генерал-майор милиции Борис Фадеев (ныне начальник областного ГИБДД), бывший руководитель группы управления Объединенной группировки войск в Чечне полковник Михаил Левченко и бывший исполняющий обязанности начальника Подольского ОМОНа майор Игорь Тихонов. Офицеров обвиняют в преступной халатности, повлекшей гибель 22 милиционеров.

Уголовное дело по факту гибели сергиевопосадского ОМОНа по ст. 105 ч. 2 УК РФ было возбуждено спустя два дня после трагических событий 4 марта 2000 года Главным управлением Генпрокуратуры на Северном Кавказе и велось в обстановке строжайшей секретности. Это неудивительно: еще в 2000 году в прессу просочились слухи о том, что впервые за всю историю и первой и второй чеченской кампаний свои стреляли в своих, и в гибели сергиевопосадских омоновцев виноваты вовсе не боевики, а их сослуживцы из Подольска. Так ли это в действительности?
Перед боем 
Раннее утро 2 марта. В Грозном и его окрестностях - сильный туман. Накануне командир Подольского ОМОНа Николай Тихонов на "Урале" приехал в Моздок. Туда должен прийти спецэшелон из Москвы, в том числе с подмосковными милиционерами, которые сменят его подчиненных. Приблизительно в 6.30 прибывшие в Моздок сергиевопосадские омоновцы под руководством командира, полковника Дмитрия Маркелова, садятся в 11 армейских грузовиков. Колонна начинает движение в обратном направлении - в расположение базы подольского ОМОНа, дислоцирующейся на северной окраине Грозного, в районе села Подгорное (местные жители называют этот населенный пункт Собачевка). Около восьми утра в Подгорное въезжает голубая "Вольво-460" и белая "Нива". Из автомобилей выходят вооруженные люди и в густом тумане скрываются в промзоне. Машины уезжают. Спустя час, приблизительно в 9.00, продавцы местного рынка, расположенного в центре поселка, спешат покинуть торговые ряды - среди них распространяется слух о том, что вскоре на центральной улице может начаться серьезная перестрелка. 
В это время на находящемся в селе блокпосту # 53 появляется информация о боевиках, которые под видом гантамировских ополченцев попытаются пройти через Подгорное в сторону Грозного. Есть и иные данные: в Собачевку могут приехать настоящие гантамировцы на двух "УАЗах" или даже на бронетехнике - в этом случае ополченцев необходимо "спешить", изъять тяжелое вооружение и пропустить. Кроме того, на посту известно о приближении сергиевопосадского ОМОНа. 
В 9.20 в село со стороны Грозного входят два БТРа со свердловскими милиционерами - на случай, если гостями все же окажутся боевики. (Еще несколько дней назад одну из улиц, ведущих в Грозный, перегораживают старым "Икарусом" - таким образом, проход в сторону чеченской столицы стал возможен лишь через блокпост # 53.) Практически одновременно с БТРами в Подгорное въезжают "Вольво" и "Нива". Из них выходят люди в форме сотрудников милиции и идут в сторону домов в районе рынка. А к БТРам подходят чеченские милиционеры Гантамирова - в качестве подкрепления. Среди всех присутствующих витает слух о бандитах, движущихся на "УАЗах". 
"Уйдут, суки!" 
В 9.50 на окраину села въезжает головной "Урал" с бойцами из Сергиева Посада. Когда грузовик подъезжает к автосервису, путь неожиданно преграждает все та же "Вольво" - из иномарки выбегает человек и скрывается в промзоне. В этот момент раздается выстрел: пуля снайпера, засевшего неподалеку от "Икаруса", попадает в голову водителя головной машины. Неуправляемый "Урал" съезжает с дороги, и тут же начинается стрельба из гранатометов и крупнокалиберных пулеметов. Первые же выстрелы достигают цели: еще два "Урала" подбиты и горят. Под шквальным огнем омоновцы выпрыгивают из кузовов охваченных пламенем машин и пытаются спрятаться от непрекращающихся очередей в придорожной канаве. В первые минуты боя погиб Дмитрий Маркелов - пуля снайпера попала полковнику, сидевшему в предпоследнем в колонне "уазике", в голову. 
В это время подольские милиционеры, дислоцирующиеся на господствующей высоте 319 (южнее Подгорного), передают на свою базу, что видят, как по колонне стреляют неизвестные буквально со всех сторон: с элеватора, овощной базы, из самого села, с расположенных за Подгорным нефтяных вышек и даже со стороны самой омоновской базы - из-за расположенных рядом ангаров. Девять подольских бойцов начинают стрелять в ответ с высоты 319 по нефтяным вышкам и находящейся поблизости цистерне - именно здесь наиболее отчетливо видны силуэты нападавших. Неожиданно по высоте открывают огонь из расположенного неподалеку села Армянская балка. 
В 10.20 к месту боя со стороны Грозного прорываются несколько бойцов Софринской бригады: они помогают эвакуировать раненых, вытаскивая их из-под огня в укрытие (большинство было перенесено в здание бывшего автосервиса). 
Бой не утихает до 12.30 - в это время во стороны Сунженского хребта появляется тяжелая бронетехника, а в небе барражируют боевые вертолеты. Нападающие отходят в сторону нефтяных вышек - поближе к горам. За ними через Подгорное устремляется БТР, но стрельба по горам оказывается малоэффективной. Нападавшие уходят, унося с собой раненых. В это время на окраине поселка появляется толпа молодых женщин - их около 30, - которые держат в руках светлые кулечки. Издалека кажется, что это матери с совсем маленькими детьми. Бойцы, естественно, перестают палить в эту сторону, лишь танкисты делают в сторону толпы холостой выстрел устрашения. Преследование боевиков продолжается. В 13.03 бойцы еще координируют по рации действия вертолетчиков, красноречиво добавляя: "Давайте быстрее, уйдут ведь, суки!" 
К 14.30 в Подгорном стихает стрельба. Раненых - их 38 - грузят в машины и увозят. В селе проходит "зачистка", задержаны порядка 20 местных жителей, которых подозревают в причастности к произошедшему. 
Кто стрелял? 
Корреспонденту "НГ" удалось увидеть уникальные кадры любительской видеосъемки событий 2-го марта 2000 года в селе Подгорное (камера была у одного из бойцов, оказавшихся в самом центре событий). Даже при беглом просмотре становится ясно, что по колонне стреляли великолепно подготовленные снайперы. Первые же пули попали в водителя головного грузовика и старшего машины. Точно такая же ситуация и с двумя идущими следом автомобилями (над одним из них развевался флаг России и символика ОМОНа): пули безошибочно вошли в лобовые стекла "Уралов". Естественно, колонна остановилась и стала отличной мишенью для нападавших. Конечно, нельзя исключить, что в суматохе боя кто-то из подольчан выпустил очередь в сторону колонны. И вполне возможно, что со стороны cергиевопосадского ОМОНа была открыта ответная стрельба. Но сколько это могло продолжаться, при том что между стрелявшими было не более 50-ти метров? Поверить в то, что в течение часа подмосковные омоновцы не могли признать друг друга, практически невозможно. Тем более что в колонне находился и командир подольчан - Игорь Тихонов с радиостанцией. В таком случае неясно, по кому стреляли бойцы с высоты 319, кого преследовали БТРы и куда направляли вертолеты? 
Существует еще одно предположение о том, что по колонне стреляли прямо с базы подольского ОМОНа. Но, как выясняется, это невозможно физически: во-первых, территория обнесена бетонным забором, а во-вторых, поле боя загораживали ангары и еще один забор, находящийся непосредственно перед улицей, по которой шла колонна. Не могли стрелять и свердловские милиционеры - блокпост находится за углом улицы и происходившие события с него просто не были видны. Что касается БТРов свердловчан, подошедших незадолго до боя, то, как говорят очевидцы, их пулеметы молчали. 
Остается всего одно предположение: колонна сергиевопосадского ОМОНа попала в тщательно организованную засаду экстремистов. 
По данным источников 
в бандформированиях... 
По данным "НГ", 16 марта 2000 года в населенный пункт Первомайское прибыла следственно-оперативная группа Подмосковного ГУВД во главе с полковником Николаем Вагиным. Милиционеры попытались разобраться в случившемся в соседнем селе Подгорное. После многодневной оперативной работы и встреч с участниками того трагического инцидента были выдвинуты четыре версии произошедшего: 
- нападение совершено боевиками Руслана Гелаева; 
- нападение совершено боевиками из числа жителей населенных пунктов Подгорное и Первомайское; 
- нападение совершено группой боевиков, находящихся на нелегальном положении в Старопромысловском районе Грозного в соучастии с сотрудниками милиции из подразделений Гантамирова; 
- нападение совершено боевиками, которые 1 мая 1995 года в селе Подгорное совершили нападение на автоколонну сводного отряда ОМОНа ГУВД Московской области под командованием полковника Тинькова В.А. 
Каждая из приведенных версий имела подтверждения из оперативных источников. Было доподлинно установлено, что перед выходом из Грозного бригадный генерал Руслан Гелаев оставил в районе Подгорного и Первомайского группу боевиков численностью до 150 человек. В основном это были снайперы, минеры и гранатометчики, задачей которых было совершение провокаций и террористических актов в отношении российских военных и сотрудников МВД. Эта информация подтверждалась боевиком одного из гелаевских подразделений Иссой Нальгиевым, который рассказал, что этим отрядом командовал родной брат Гелаева (достоверность этих показаний была проверена с использованием полиграфа). А торговавшие на базаре женщины рассказали, что узнали одного из нападавших - это бывший начальник отдела вневедомственной охраны Старопромысловского РОВД Адам Исаев. 
Кроме этого имелись и оперативные данные, например, о том, что первый выстрел по колонне был сделан неким В.Аскаевым - братом работавшего в то время в Грозном одного из руководителей городской милиции. По некоторым сведениям, в нападении на колонну принимал личное участие полевой командир Бакуев, которого после боя вывезли и спрятали гантамировцы. 
Весьма примечательно, что вечером 2 марта близ села появились около полутора десятков свежих могил, а насколько известно, по мусульманской традиции покойников хоронят в день смерти… 
Кто крайний? 
В настоящее время в деле о гибели сергиевопосадского ОМОНа три обвиняемых. Суть обвинений прокуратуры сводится к следующему: должностными лицами не был согласован маршрут движения колонны с Объединенным штабом ОГВ и командиры не организовали должного прикрытия колонны вертолетами и бронетехникой. Между тем почему-то никто не задается простым вопросом: как, собственно, согласовывать маршрут движения, если дорога, ведущая из Моздока в Грозный, всего одна? И мог ли только что приехавший на место московский генерал милиции распорядиться чужой бронетехникой и вертолетами? Ведь, насколько известно из документов, военный эшелон из Москвы в Моздоке не встречал никто из местного армейского или "эмвэдэшного" руководства. По данным "НГ", по прибытии в Моздок начальник эшелона генерал-майор милиции Александр Вельдяев дал команду Фадееву сопроводить эшелон по железной дороге в конечный пункт назначения - Гудермес. Что касается сергиевопосадского ОМОНа, то бойцов этого подразделения почему-то было решено отправить на грузовиках. Старший группы - полковник Маркелов. А о том, что ОМОН погиб, генерал Борис Фадеев узнал только в 18.00 2 марта, когда прибыл в Гудермес. Но выехать на место событий не мог: в соответствии с приказом начальника он должен был заниматься вновь прибывшими. Кроме того, обстановка в Гудермесе оказалась напряженной: в центре города на фугасе подорвался "уазик" с милиционерами, и по радиостанции поступила команда "Военное положение" - бойцы под руководством Фадеева до 23 часов находились в состоянии круговой обороны. 
На следующий день генерал Фадеев вновь прибыл в Моздок, где встретился с заместителем министра МВД генерал-полковником Иваном Голубевым, который приказал разобраться с "грузом 200". 
Но у прокурорских работников почему-то не возникло вопросов ни к Голубеву, ни к Вельдяеву. А крайними назначены люди, выполнявшие чужие приказы. Конечно же, не стоит забывать, что с формальной стороны обвинение в халатности верное: например, Тихонов должен был дождаться приказа руководства о начале движения. Хотя обстановка тех дней - а события происходили спустя считанные недели после взятия федералами Грозного - вряд ли способствовала томительному ожиданию. 
До сих пор неясно, интересовали ли следователей прокуратуры очевидные факты, своеобразные армейские аксиомы. Например, может ли вертолетное или танковое прикрытие спасти подразделение от попадания в засаду? В истории обеих чеченских кампаний есть примеры, когда боевики играючи расправлялись с колоннами, состоящими только из тяжелых танков. Вызывает интерес и еще одна деталь: инцидент произошел на территории Старопромысловского РОВД Грозного, сотрудникам которого надлежало обеспечивать безопасность в своей зоне ответственности. Почему же ни один представитель Старых Промыслов не вызван в Москву? И наконец, какова в этом деле роль свердловских милиционеров? 
Постскриптум 
26 апреля 2000 года увидел свет Указ президента РФ # 738 о награждении сотрудников ГУВД Московской области, принимавших участие в проведении антитеррористической операции. В списке награжденных орденом Мужества - погибшие бойцы и сергиевопосадского, и подольского ОМОНов... 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации