Мертвый свидетель не выдаст. Коляк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В Городском суде Петербурга – очередное сенсационное оправдание. На этот раз повезло
«бригаде» Игоря Сбитнева, обвиняемого в двух покушениях на убийства таких видных людей, как Михаил Ошеров, советник спикера Госдумы Геннадия Селезнева и легендарный адвокат и предприниматель Руслан Коляк.

Уголовное дело в отношении Сбитнева и его помощников Дмитрия Антипова, Виктора Дуданова, Максима Хомылева, Константина Курганского и Дмитрия Редкина было возбуждено в сентябре 2002 года и на удивление быстро раскручено. Спустя всего полгода оно было направлено в суд, хотя и не успело обрести достаточную доказательную базу. Например, не были проведены очные ставки между главным свидетелем обвинения Виктором Марковым и теми персонажами, на которых он давал - показания. Восполнить эти пробелы в суде не удалось из-за смерти Маркова и одного из потерпевших, - Руслана Коляка. Второй потерпевший, Михаил Ошеров, практически ослеп в результате полученного им ранения и на опознании также выглядел неуверенно. Строго говоря, оправдательный приговор не стал неожиданностью ни для зрителей, ни для подсудимых - судя по их уверенному поведению во время прений и на последнем заседании суда. Впрочем, прокурор продолжал поддерживать обвинение до последних дней слушаний и во время прений запросил для большинства фигурантов весьма существенные сроки. Но этого не случилось...

Напомним, что покушение на Михаила Ошерова произошло 16 октября 1998 года. В советника стреляли в подъезде его дома на Сенной площади. Впоследствии Марков (известный больше под кличкой Марчелло) рассказывал убоповцам, что он и его знакомые Кекс, Макс и Саша, получив заказ на убийство чиновника, несколько дней подряд курсировали на машине вокруг его дома и офиса, а сам он в их компании ездил тренировать руку на импровизированное стрельбище в Гатчинском районе. Правда, фамилий подельников он или не называл вовсе, или в них путался. Все же следствию удалось установить, что кличка Кекс принадлежала Курганскому, Максом звали Хомылева, а Сашей - наркомана Александра Серикова. Почти все они трудились в некой ООО «Родник», где Игорь Сбитнев занимал должность заместителя генерального директора. Учитывая бурное прошлое Сбитнева - судимости за кражи, грабежи, хищение госсобственности, хранение оружия, - немудрено, что в организации банды обвинили именно его. Примечательно, что в то же ООО «Родник» или еще в какую-то организацию, принадлежащую Сбитневу, якобы пытался устроиться и Марчелло, но ему отказали из-за пристрастия к наркотикам. После этого-то Марков-де должен был затаить на Сбитнева и его соратников жгучую обиду, которая, по версии защиты, и вылилась в заведомо ложный донос. Вдохновителем заговора вроде бы оказался Руслан Коляк, который когда-то предлагал Сбитневу свое покровительство и партнерство, невыгодное для последнего. Когда Сбитнев отказал, предприниматель-адвокат пообещал отомстить, что и проделал, убедив наркомана Маркова оговорить честного бизнесмена Сбитня.

Сам Коляк еще в начале этого года рисовал ситуацию совершенно иначе. После того как авторитетного адвоката обстреляли из двух стволов возле бани на Большой Озерной улице, он сам принял активное участие в расследовании покушения и нашел неподалеку от бани брошенную киллерами машину. По оставленным в ней следам и документам он ухитрился выйти на одного из участников нападения Марчелло. Виктор Марков, который сам не принимал участия в убийстве, рассказал Коляку о том, что заказал его именно Сбитень, на чьей совести, кстати, есть еще покушение на Михаила Ошерова, а также приготовление к убийству директора охранного предприятия «Балтик-эскорт» Романа Цепова. Коляк убедил Маркова сдаться властям. Прошло еще не менее года, прежде чем были арестованы все члены сбитневской «бригады», занимавшие в «Роднике» должности слесаря, администратора и механика. Правда, непосредственный исполнитель покушения на Ошерова Александр Сериков к тому времени уже погиб в результате несчастного случая, а главный свидетель - Марков - был убит на улице, оставив в активе обвинения только протоколы допросов годичной давности. Так что на стороне «сбитневских», дружно опровергавших марковские инсинуации, был и количественный перевес.

Судья Владимир Каширин заявил, что «то обстоятельство, что Сбитнев, а также Антипов, Курганский и другие были хорошо знакомы, в сочетании с лидерскими качествами Сбитнева, а также данными, что Коляк и Сбитнев испытывали друг к другу неприязнь, не дает оснований признать Сбитнева виновным в организации банды, а других - в том, что они в ней состояли...»

За решеткой остались только те, кому прочили самые маленькие сроки. Например, Виктор Дуданов по прозвищу Кулибин, обвиняемый в изготовлении оружия (доказать, что это оружие не только хранилось в доме, но и активно использовалось, не удалось). Он был приговорен к двум годам колонии-поселения. Угонщики автомобиля (того самого, из которого велась стрельба по Коляку) Дмитрий Редкий и Дмитрий Антипов получили по три года, причем первый - условно. Игоря Сбитнева, которого в ходе прений просили приговорил» к 22 годам строгого режима, оправдали вчистую, так же как и Хомылева с Курганским."