Местные разборки федерального масштаба

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кто  стоит за обострением ситуации в Кабардино-Балкарии?

10553-150x112.jpgПриход бизнеса в политику – один из популярнейших сюжетов постсоветской России, много раз отыгранный и на федеральном, и на региональном уровне. Особая тема – движение местных олигархов в политику в регионах с, так сказать, не совсем спокойной обстановкой, а сейчас это в первую очередь Кавказ.  Регион по российским меркам небольшой, местным крупным предпринимателям здесь тесно, амбиции у каждого наполеоновские.  И периодически случавшиеся попытки «приватизировать» ту или иную республику никогда тут до добра не доводили.

Наиболее известный пример – события в Ингушетии в 2002 году. Тогда на всенародных выборах власть пыталась взять бизнес-команда, ведомая известными братьями Гуцериевыми (один тогда уже был преуспевающим бизнесменом,  а другой возглавлял республиканское МВД). Федеральный центр вынужден был прямо вмешаться, дабы не превращать всю республику в «семейное дело».

Нынешнюю политическую конъюнктуру на Северном Кавказе определяют два главных фактора – рост террористической угрозы и приближающиеся федеральные президентские выборы 2012 года (и ожидания связанного с ними очередного всероссийского «передела»). И если с началом предвыборной «движухи» местные олигархи активизируют свои попытки встроиться во власть, то террористическая тема тут как правило становится пропагандистским инструментом для борьбы с политическими оппонентами.

Раньше это было более характерно для республик восточной части Северного Кавказа, но сейчас такая мода распространяется и по западным субъектам региона. Во многом это объясняется, конечно, активизацией местного  бандподполья в последние несколько месяцев. Особенно от террора пострадала в конце прошлого – начале этого года до недавних пор  тихая и мирная Кабардино-Балкария. Впрочем, усиление террористической угрозы тут, как раз часто и связывают с обострением борьбы за власть.

Осенью 2010 года федеральный центр переназначил президента КБР Арсена Канокова. С его приходом в республику в 2005 году в местном политическом ландшафте произошли серьезные изменения — с упорядочением бюджетной и налоговой политики от бесконтрольного «распила» федеральных трансфертов и других традиционных кормушек были отстранены крупнейшие элитные кланы, давно поделившие между собой всю республику. Конечно, у старой элиты это вызвало серьезные возражения. И именно к моменту переназначения Канокова, с весны прошлого года террористической подполье, ранее основательно зачищенное, прямо-таки расправило плечи. Самым громким терактом тогда стал взрыв Баксанской ГЭС в июле.

В том же году активизировались по максимуму и местные националистические организации, в частности Совет старейшин балкарского народа.  Его активисты уже давно с успехом экплуатировали тему борьбы за пастбищные земли, традиционно входившие в состав нескольких балкарских сел и еще до Канокова выделенных оттуда по федеральному закону о межселенных территориях. Впрочем, после того, как в 2009 году парламент  республики проголосовал за передачу балкарским населенным пунктам  территорий даже чуть большей площади, чем «изъятые» ранее, апеллировать по существу этим активистам по большому счету стало не к чему. Но это не помешало им снарядить несколько пожилых людей на долгосрочную сидячую акцию протеста в Москву на Манежную площадь.

По общераспространенному в республике мнению, одним из фактических лидеров «антиканоковского» объединения обиженных влиятельных людей является руководитель местной дочки «Роснефти» Валерий Карданов. Теперь уже фактически бывший, поскольку сейчас он отстранен от должности и формально не уволен из госкомпании только потому, что  находится на больничном. По неофициальным данным, активное участие  Карданова в местных политических интригах давно раздражало руководство «Роснефти», а после  обострения террористической активности  в республике, сопровождающегося громкой антиканоковской риторикой в подконтрольных Карданову  местных СМИ, терпение федералов лопнуло.

По другой версии, решающим моментом стало выявление в конце лета 2010 года (как раз перед апофеозом борьбы вокруг назначения Канокова на второй срок) фактов «обналички» через структуры возглавляемой  Кардановым роснефтевской «дочки»  крупных сумм -  назывались цифры от 500 до 800 млн. руб.   Впрочем, разного рода финансовые шалости случались и ранее. Например, по сей день не известна судьба миллиона долларов, которые «Роснефть»  выделила по предложению Карданова для помощи жителям Тырнауза, пострадавших в 2000 году от сели. По изначальному замыслу на эти деньги должно было покупаться жилье пострадавшим, но до людей деньги не дошли.

Впрочем, отставка Карданова едва ли враз снизит накал политической борьбы в КБР. Да, его нефтяной  ресурс долгое время был материальной базой местной клановой оппозиции. Но многие ее публичные лидеры, такие как активисты Совета балкарских старейшин набрали такие обороты в своем «оппозиционной» гонке, что теперь притормозить они уже просто будут не в состоянии, даже после того, как их снимут с «нефтяного» довольствия.  Бывшие милицейские  чины, составляющие костяк руководства   Совета,  отлично понимают свои перспективы в ближайшее время – реальным доверием балкарского населения они не пользуются, хотя бы поскольку в свою милицейскую бытность еще до Канокова с должным служебным рвением «работали» по лидерам национального  балкарского движения.    На истинных борцов «за правду» они тоже не тянут – честные оппозиционеры и страдальцы за счастье народное не живут в шикарных особняках, да и полковничье милицейские погоны им по законам жанра не положены.

Впрочем, милицейское прошлое участников политической борьбы в КБР может быть интересно еще по одной причине. До момента введения режима контртеррористической операции а марте, члены ваххабитского подполья в КБР, сами совершая одну убийство за одним, были совершенно неуязвимы для местных силовиков. «Ясно совершенно, что «ваххабы» имеют свои источники в местной милицейской среде, им кто-то льет информацию о всех планах республиканского МВД» — говорит на условиях анонимности эксперт, ветеран спецслужб, хорошо знакомый с кавказскими реалиями. «И поэтому реальные результаты по зачистке подполья пошли  только после введения КТО, когда в республику прибыло усиление из «спецов» ФСБ и ВВ из других регионов. Планирование крупных операций перешло к ним, утечки по местным милицейским каналам прекратились. В результате за месяц ликвидировали или взяли уже около десятка «духов».  Так что еще большой вопрос, не возобновится ли прежняя игра «в одни ворота» после снятия режима  КТО.

Сергей Мельников