Месть "черны полковников"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::05.06.2007

Месть "черных полковников"

Обвинения против судьи Букреева основываются лишь на показаниях, полученных спустя несколько лет после предполагаемого преступления

Александр Елисов

Завтра Московский гарнизонный военный суд рассмотрит очередное ходатайство Главной военной прокуратуры России (ГВП) о новом продлении срока содержания под стражей судьи Владимира Букреева – седьмой месяц, с 21 ноября 2006 года, находящегося в московском СИЗО №5 на Водном стадионе. Именно Букреев, бывший первый зампред Северо-Кавказского окружного военного суда, отправил за решетку полковника Юрия Буданова. А чуть больше года спустя и сам стал фигурантом уголовного дела. Еще через год, 8 августа 2005-го, он и вовсе оказался под следствием. Его даже заключили под стражу, что само по себе беспрецедентное для России событие.

Без судьи и следствия

Дело Владимира Букреева ГВП расследует уже больше двух лет. Обвинения против судьи основываются лишь на показаниях двух взяточников — высокопоставленных офицеров Северо-Кавказского военного округа (СКВО). Причем полученных спустя несколько лет после предполагаемого преступления.

В феврале 2004 года в Ростове был осужден за казнокрадство бывший начальник продовольственной службы СКВО Сергей Серкин. Приговор оказался мягким и условным. Однако полковник Серкин опасался, что в окружном суде приговор могут отменить и позднее — ужесточить. Тогда заместитель военного прокурора СКВО Шариф Ахмедов предложил ему за 50 тыс. долларов договориться, чтобы «закрепить» мягкий приговор. Взятка якобы предназначалась судье Букрееву. Приговор был действительно одобрен. Хотя, как уверяют опытные юристы, у окружного суда просто не было законных возможностей отменить приговор.

Но даже спустя четыре месяца после вступления приговора в силу Ахмедов продолжал вымогать у Серкина 50 тыс. долларов — опять-таки якобы для Букреева. Военная прокуратура, «раскопав» эту историю, возбудила уголовное дело. В итоге часть денег (около 10 тыс. долларов) была обнаружена у Ахмедова, который, несколько раз изменив показания, сообщил, что остальные 40 тыс. долларов отдал-таки судье.

Одновременно, в рамках другого уголовного дела, родилось еще одно обвинение против Букреева: прокурорский работник Мирошниченко, обвиненный во мздоимстве, вдруг начал давать показания о том, что якобы платил Букрееву за обеспечение «нужному человеку» мягкого приговора.

Ростовский адвокат бывшего судьи Елена Орлянкина утверждает, что есть доказательства, опровергающие все доводы обвинения. Поэтому следствие, по ее словам, идет не по пути объективного сбора улик, а главным образом пытается опорочить аргументы защиты. Причем с самого начала к этому сугубо уголовному делу была привлечена почему-то военная контрразведка.

Адвокаты Букреева документально зафиксировали факты лжесвидетельства, давления на свидетелей, некоторым из которых даже угрожали переводом в разряд обвиняемых, открыто требуя дать показания против бывшего судьи.

Самое веское доказательство в деле — доллары, якобы полученные Букреевым в качестве взятки, хотя с поличным его никто не ловил. Обнаруженные сыщиками в банковской ячейке судьи деньги даже не были его личными сбережениями — он одолжил их на покупку квартиры у своего друга-предпринимателя. Среди множества банкнот сыщики выявили восемь «подозрительных», которые, как выяснилось, помечены не были. И опера не изъяли банкноты, а спокойно вернули их судье Букрееву.

— Но это еще не все, — дополняет московский адвокат судьи Андрей Лещиков. — Во время расследования сыщики активно допрашивали фигурантов других дел (даже 10-летней давности), которые рассматривал Владимир Букреев. А гособвинитель Рамил Шакуров на заседании Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) заявил даже, что в планы прокуратуры входит проверка всей судебной деятельности Букреева. Очевидно, что следствие пыталось любой ценой собрать компромат на находящегося под стражей судью.

По словам адвокатов, подобное называется «обвинение косвенным образом через компрометацию». И действительно, Букреев ведь не серийный убийца, и следствию нет нужды копаться в его далеком прошлом, устанавливая причины давних потрясений, чтобы выйти на след, связанный с преступлениями в настоящем.

Судьи капитулировали перед прокуратурой

В России декларируется независимость судей. Судьям предоставлена определенная автономия в рамках своей корпорации. И чтобы защитить судью, существует несколько ступеней, на каждой из которых обвинитель — в данном случае ГВП — должен доказать судейскому сообществу необходимость заключения их коллеги под стражу. Сама по себе процедура долгая, сложно выполнимая, требующая в условиях нашей страны гигантских административных ресурсов. И ГВП процедуру эту провела через все судейские инстанции. За полгода.

Уже одно только это говорит об уникальности дела судьи Букреева. Но 9 марта 2007 года в судейской корпорации страны произошла и вовсе революция — Владимир Букреев, не лишенный, заметьте, официального статуса судьи, был оставлен под стражей решением Московского гарнизонного военного суда. Хотя по закону такое решение должна принимать ВККС. Судьи, отказавшиеся от законной процедуры, создали прецедент: теперь прокуратура может начать уголовное преследование в отношении любого служителя Фемиды, не спрашивая разрешения судейской корпорации.

Впрочем, надеяться на защиту ВККС после того, как 21 ноября прошлого года она безропотно сдала ГВП Владимира Букреева, судьям не стоит. Выступая тогда перед коллегами, Владимир Букреев подчеркивал, что следствие по его делу почти закончено, никаких оперативных действий в течение довольно длительного времени не проводится и, соответственно, нет необходимости держать его под стражей.

Букреев сообщил, что он тяжело болен, не так давно перенес сложнейшую операцию. Несколько раз акцентировал внимание судей на том, что его недуг не позволяет отбывать наказание за решеткой даже в том случае, если его вина будет доказана. Тем не менее члены ВККС, со многими из которых Букреев знаком лично, остались глухи к его доводам.

Зато они хорошо услышали аргументы обвинения — в большинстве своем не совсем адекватные. Основной причиной, почему ГВП потребовала изменить судье меру пресечения, стало то, что Букреев пользуется большим авторитетом в Ростове, что мешает расследованию. То есть хорошая репутация — это повод для заключения под стражу?

Букреева задержали прямо в холле «Президент-отеля», где проходило заседание ВККС — аккуратно подхватив его за рукава, потащили в неизвестном направлении.

Никогда еще в новейшей истории страны столь высокопоставленный представитель судейской корпорации не оказывался в заключении. Означает ли это, что судейский корпус капитулировал перед прокуратурой?

Роковой приговор

Сегодня в России прокуратура действует с большим напором. Чем больше известных обществу, значимых фигур оказывается под следствием, тем большее значение и влияние приобретает прокуратура.

Конечно, большинство известных дел возникли не на пустом месте. И дело судьи Букреева, если исходить лишь из официальной информации, хорошо укладывается в русло борьбы с коррупцией. Высокопоставленный судья, известный всей России, попадается на взятках, и судьи беспощадно отправляют своего за решетку. Красиво…

Но все это выглядит так, если только не знать подробностей, а также подоплеку процесса над Будановым, в ходе которого Букреев был поставлен перед нелегким выбором. И он сделал этот выбор: суд все же вынес жесткий приговор Буданову. Приговор, после которого все крупнейшие газеты мира признали, что Россия, где юстиция имеет в себе силу принимать такие решения вопреки всему, является все-таки правовым государством.

О том, что это был за выбор для Букреева, сегодня мало кто знает.

В среде высокопоставленных военных и депутатов Госдумы некогда бытовало мнение, что подоплека дела Буданова — это интриги против одного из руководителей операции в Чечне генерала Владимира Шаманова — покровителя, однополчанина и старшего друга Юрия Буданова.

Когда 31 декабря 2002 года суд признал полковника невменяемым, многие посчитали, что дело Буданова было логически завершено — признанный сумасшедшим полковник выводился из игры. Но 28 февраля 2003 года Верховный суд неожиданно вынес иное решение: никакой Буданов не сиюминутнопомешанный, был вполне вменяем, когда похищал и душил несчастную жертву, и, значит, не лечение ему следует прописывать, а дальнейшее судебное разбирательство. И причем в другом составе.

Летом 2003 года, когда второй судебный процесс над полковником был в самом разгаре, благодаря журналистским расследованиям стало очевидно: основные свидетели защиты Буданова врали. Судью Букреева, который пересматривал дело, не раз вызывали в Москву для консультаций, в том числе и с председателем Верховного суда. Обстоятельства дела разбирались на Старой площади. В итоге Букрееву сказали в Москве — мол, решай сам.

И хотя обвинения в изнасиловании были сняты, Буданов получил десять лет реального срока. Невиданный и беспрецедентный приговор. Однако нужно понимать, что Букреев вырос в системе военного судопроизводства, где судья носит погоны и подчиняется воинскому уставу. Все эти годы он был идеально встроен в эту систему, успешно поднимался по служебной лестнице, пройдя путь от военного судьи в Забайкалье до первого зампреда Северо-Кавказского окружного военного суда. У Букреева — 8 медалей, за 20 лет работы судьей у него не было ни одного (!) отмененного приговора. Потому и доверили вести этот процесс.

Вынести именно такой приговор Буданову — это был еще и личный поступок для Букреева. Переломный момент всей его карьеры и жизни.

Месть «черных полковников»

Подробности дела Букреева тщательно скрываются от общественности. Прокуратура и спецслужбы очень болезненно реагируют на любую публикацию. Что неудивительно. Ведь если знать все детали этого дела, то оно с любых сторон будет выглядеть, мягко говоря, сомнительно. Как в части отсутствия доказательств, так и с точки зрения декларируемой судьями борьбы с коррупцией в собственных рядах.

Такое отношение к высокопоставленному судье наводит на мысль, что любому служителю Фемиды в стране могут отомстить за принятое вразрез с чьими-то интересами решение. И адвокаты не сомневаются, что в исходе дела Букреева так или иначе заинтересована бывшая военная элита.

Можно строить любые предположения, но, как бы то ни было, мартовское продление срока содержания Букреева под стражей, без соответствующего решения ВККС, продемонстрировало слабость судейского сообщества перед военной прокуратурой. Так ли это на самом деле, станет окончательно ясно после завтрашнего решения Московского гарнизонного военного суда.

А пока будущее Владимира Букреева неизвестно. Его адвокаты рассказывают, что в ноябре прошлого года уголовное дело было выделено из общего дела о взяточничестве. Букреев был арестован, и они начали знакомиться с материалами, но вскоре Московский гарнизонный военный суд признал такое разделение дела незаконным.

— Таким образом, незаконным является и дальнейшее содержание Букреева под стражей, — объясняет адвокат Андрей Лещиков, — но никто не спешит выпускать его на свободу.

По сути, завтрашнее решение Московского гарнизонного военного суда по делу Букреева станет и вердиктом всему судейскому сообществу страны. Остается надеяться, гуманным.