Месть за любовь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Собчак бегает за Волочковой

Оригинал этого материала
© "МК-Бульвар", origindate::27.12.2004, "Блондинка в законе", Фото: Телекомпания "Эхо"

Анастасия Волочкова: "Мне просто отомстили за мою любовь"

Тамара Астапенкова

Converted 17979.jpg

Анастасию Волочкову знают даже те, кто имеет весьма слабое представление о балете, а под классическую музыку с удовольствием засыпает. Еще бы. Она постоянный персонаж светской хроники и участница громких скандалов. В ее женихах ходят самые богатые и влиятельные мужчины, причем не только наши, но и западные. За разбирательствами “Большой — Волочкова” и “Волочкова — Большой” страна следила похлеще, чем за страстями какого-нибудь мексиканского сериала. Ее ненавидят и считают стервой, обожают и называют богиней. А Настя к сложившемуся вокруг нее бурлению относится философски. И самое интересное — знает причину его возникновения. [...]

— В прессе вас постоянно выдают замуж, а по-настоящему хотя бы раз вам делали предложение?

— Предложений мне делали очень много, но замуж я ни разу не выходила. Многих людей, кстати, которых приписали мне в женихи, я даже не знаю. На самом деле это случилось после показа Натальи Дригант, в финале которого я вышла в платье невесты. Именно после этого во многих газетах вышли мои фотографии в свадебном, скорее даже подвенечном, платье с примонтированными женихами (Игорь Николаев, английский миллионер и адвокат Энтони Керман, Джим Керри, и т.д. — МКБ.). Моя мама еще смеялась, что эти мужья очень бедные люди, раз не могут купить мне новое платье. На всех снимках я была в одном и том же наряде.

— Кстати, вы общаетесь с Керманом?

— Он продолжает быть моим адвокатом и моим другом. Но ни о каких других отношениях здесь речи не идет. Только большая человеческая дружба, которой я очень дорожу.

— Он вел ваши судебные разбирательства с Большим? 

— Нет. У меня были русские адвокаты.

— Какие у вас сейчас отношения с театром?

— На данный момент я имею право приходить в класс заниматься, репетировать. Спектакли мне, конечно, не предоставляют. То есть наблюдается, может быть, унизительная такая тенденция, как перевод меня на второстепенные роли или даже в кордебалет. Но это мне кажется настолько абсурдным! И я не могу позволить себе соглашаться на эти предложения. Да, если бы нужно было доказывать мастерам, что я могу, то я бы с удовольствием это сделала. Но я уже доказала все и Владимиру Васильеву, в постановках которого я танцевала, и Юрию Николаевичу Григоровичу, примой театра которого я сейчас являюсь. И я не считаю нужным тратить силы и энергию, чтобы что-то еще доказывать администрации Большого театра.

— Ну взяли и плюнули бы на них.

— Возможно. Но я отстаивала свои права быть в Большом театре, потому что не хотела его потерять по прихоти тех людей, которые давили на администрацию и просто унизительным методом выкинули меня оттуда в одночасье. [...]

Я не держу на администрацию зла, даже отчасти мне их немножко жаль. Жаль, что они так поступают в общем-то не по своей воле, потому что я прекрасно знаю, что никто не мог в мой адрес даже замечания сделать. Не было повода. Тяжело было, когда отвернулись очень сильные люди, которые могли протянуть руку помощи. Отвернулись или заняли позицию наблюдателя.

— Обиды на них нет? Сейчас-то вы с ними, наверное, опять общаетесь?

— Все вновь повернулись и вновь рукоплещут. А обиды нет никакой, я вообще стараюсь отказаться от этого чувства. Я его заменила на огорчение. Вот оно есть.

— А с артистами? С тем же Цискаридзе, который весьма нелестно о вас отзывался?

— Я знаю все, что обо мне говорил Николай, но тем не менее я уважаю его как танцовщика и считаю одаренным человеком. И когда меня выгоняли из театра, он помог мне провести еще несколько репетиций балета “Раймонда”. Ну, ему дано право говорить обо мне все, что он думает и что хочет.

— Что касается театра. Согласитесь, если к вам захотят придраться, то придерутся в любом случае. 

— В этом плане да. И сейчас я уже могу не скрывать, что для меня были поставлены жесточайшие условия моего возвращения. На меня был заведен специальный файл, куда сбрасывали не то чтобы промахи, а даже мелочи, к которым можно было придраться. Отмечали каждое мое появление на уроке балетного класса. Были выстроены жесточайшие графики моих репетиций. Навязывали время занятий, допустим, с трех до шести, хотя до меня и после зал мог пустовать. Знаете, что касается моих отъездов, то я была вынуждена утром приходить на урок Большого театра, чтобы меня отметили галочкой, затем садиться в дневной самолет и после перелета танцевать спектакль. А утренним рейсом в 6.30 или в 7 часов возвращаться обратно. Сразу идти на урок, вставать к балетному станку, чтобы никто не заметил моего отсутствия. И я выдержала этот испытательный срок, который длился больше полугода.

— С вами постоянно случаются какие-то скандалы, может, вас сглазил кто-то?

— Нет. Дело в том, что я прекрасно знаю, в чем причина. Она в личных отношениях, сложившихся или не сложившихся. Опять же, люди могут поступать так, как считают нужным, и тем более мужчина, в жизни которого много денег, возможностей и связей. Я не могу сказать — власти, потому что власть принадлежит только Господу Богу.

— Ну, власти земной. 

— Я даже так бы не сказала. Потому что власть земная принадлежит творческим людям, которые имеют истинную власть над душами. А если мужчина поступает недостойно, мелочно, использует свои возможности, те же связи или деньги против женщины, я думаю, тем самым он проявляет свою истинную слабость. Или, может быть, это проявление каких-то комплексов.

— Может, он вас таким образом добивается?

— Скорее это была месть. Но я ни о чем не жалею. Я не жалею, что в своей жизни искренне любила человека, дарила ему душу, свое сердце и была этим счастлива. Потому что можно быть счастливым не только оттого, что ты любим, но и когда ты любишь. Вот если все, что со мной произошло, месть за это — я все равно счастливый человек, потому что достойно выдержала это противостояние, хотя оно было не на равных.

— Вас считают светским монстром и полагают, что, кроме посещения всевозможных вечеринок, вы больше ничем не занимаетесь? 

— Я не так часто бываю на светских мероприятиях. И прекрасно понимаю — и это не секрет ни для меня, ни для остальных, — против меня организована антипиаровская кампания. [...]

— Настя, скажите, Ксения Собчак действительно выплескивала на вас вино? 

— Это было и не единожды, причем случалось при каких-то невероятных обстоятельствах: на конкурсе красоты, когда я была членом жюри “Мисс Россия”. Однажды перед встречей с Версаче в одном из ресторанов. Конечно, я много читала и знаю, какие она говорит слова, какие происходят нападки в мой адрес с ее стороны. Причины этого не могу понять. Если честно, то и за этим я вижу тех же людей, которые стоят в целом за всей этой ситуацией. Видимо, они выискивают недоброжелателей или скандальных личностей, которые могут пролить на меня грязь. [...]