Месть обиженного

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ИА InterRight, origindate::21.05.2013, Фото: "Хронограф"

Месть обиженного

Экс-менеджер РАО ЕЭС Василий Никонов сводит счеты с бывшим шефом Владимиром Аветисяном

Игнат Веремейчик

Compromat.Net

Василий Никонов

В прошлый четверг в 12:25 на сайте МВД России появилось сообщение о том, что «сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России выявлена схема хищения денежных средств, выделенных на реконструкцию филиала теплогенерирующей компании ОАО «ОГК-2» — Сургутской ГРЭС-1.»

По данным следственных органов, в 2007-2008 годах компания заключила договор подряда с ЗАО «Кварц — Западная Сибирь» на выполнение работ по ремонту генерирующих мощностей. После этого средства, якобы, были выведены на счета фирм-однодневок, в результате чего "ущерб государству составил более 63 млн рублей." Никаких фамилий в сообщении не называлось.

За полчаса до того, как МВД официально сообщило об обысках в "Кварце", куда более подробная информация появилась на сайте "Известий". Там прямым текстом говорилось, что одним из основных подозреваемых является Иван Аветисян — сын Владимира Аветисяна, занимавшего некогда пост заместителя председателя правления РАО «ЕЭС России». А для тех, кто всё еще не понял, на сайте Pasmi.ru тем же вечером был опубликован пересказ статьи в "Известиях" с совсем откровенным заголовком: "Сын Владимира Аветисяна может попасть в число подозреваемых".

Ситуация, когда журналисты сообщают об обысках раньше полицейских, называется "утечка" или "слив". Просто так они не происходят — только когда в деле есть заинтересованные лица. Источники в энергетической отрасли рассказали нам, кто является реальным заказчиком дела "Кварца".

Ты помнишь, как всё начиналось

История эта, как утверждается, началась в далеком 2004 году, когда Анатолий Чубайс пригласил успешного самарского бизнесмена Владимира Аветисяна возглавить бизнес-единицу №2 РАО «ЕЭС России», управляющую половиной энергетических компаний страны. Его заместителем стал некто Василий Никонов, до того особенно ничего в жизни не добившийся. Однако амбиции и аппетиты Никонова значительно опережали его возможности.

Сперва он попытался добиться от Аветисяна разрешения стать управляющим его многочисленных неэнергетических активов. Но опытный менеджер Аветисян не готов был довериться человеку, ни в чем себя не проявившему. Тогда Никонов решил зайти с другой стороны. Активно пиарясь в качестве «самого перспективного менеджера РАО ЕЭС», он сумел добиться назначения на пост главы «Волжской ТГК». Тут у него появилась возможность показать себя, так сказать, во всей красе. И результат оказался крайне плачевным для всех, кроме самого свежеиспеченного директора.

При Василии Никонове экономические показатели компании непрерывно ухудшались. Прибыль снизилась в несколько раз. Издержки возросли. Состояние энергооборудования вообще не выдерживало никакой критики. Причина оказалась крайне проста — Никонов поручал ремонт объектов «Волжской ТГК» собственным компаниям, в которых он был, по данным ЕГРЮЛ, контролирующим акционером. И ремонт делался только на бумаге, а деньги капали на оффшорный счет Никонова. Сложно оценить, сколько казенных денег ему удалось превратить в личные, но при Никонове одна только ремонтная программа ТГК выросла на миллиард рублей. А какие премии он сам себе выписывал за "успешную работу"...

В результате Никонов покинул ТГК весьма обеспеченным человеком, а вот РАО ЕЭС еле-еле удалось продать глубоко убыточную энергокомпанию "КЭС-Холдингу" Виктора Вексельберга.

Всем стало понятно, что директор из Никонова — как из навоза пуля, но по старому знакомству его снова взяли на пост заместителя Аветисяна, когда тот перешел в одну из госкорпораций. Но и на этом, казалось бы, вполне синекурном посту Никонов умудрился "накосячить". Например, договорился о получении кредита от Банка Москвы в размере 5 млрд. руб. на банкротящееся предприятие. А также разработал стратегию работы госпредприятий, при которой все основные активы признаются убыточными.

В общем, терпение Аветисяна оказалось не безграничным и по итогам года работы Василия Никонова попросили уволиться. По-тихому и без скандалов, тем более, что его и без того немалый капитал, вероятно выкачанный из "Волжской ТГК", увеличился до суммы, позволявшей не работать еще как минимум трем поколениям Никоновых. Но неожиданно потерявший все перспективы менеджер этого совсем не оценил и затаил обиду.

Если друг оказался вдруг

Как известно, если у человека в России не задается бизнес — он идет работать на государство. Никонову удалось устроиться в Минэнерго в департамент электроэнергетики — с важным видом он разъезжал по регионам и "инспектировал" работу энергокомпаний. На этом посту он познакомился с заместителем начальника 47 отдела ГУЭБиПК МВД России Андреем Бахваловым. Рабочие отношения быстро переросли в крепкую мужскую дружбу. Никонов и Бахвалов стали настоящими товарищами.

Однажды, «за рюмкой чая» энергетик пожаловался полицейскому о нанесенной Аветисяном несмываемой обиде. Предположить, что его уволили за профнепригодность, Никонов, разумеется, не мог. «А давай его к нам…» — предложил самый знакомый ему способ решения проблем Бахвалов.

На поиски компромата на Владимира Аветисяна ушло немало времени — Никонов успел в очередной раз доказать руководству свою профнепригодность и сменить место работы, теперь уже на «Роснефть». Было понятно, что Аветисян-старший, как говориться, « не по зубам». Несмотря на крайнюю степень коррумпированности отечественного энергорынка, никакой информации, на основании которой можно было бы возбудить уголовное дело, не нашлось. Тогда было решено ударить по сыну — Ивану Аветисяну. Ведь никто же не поверит, что отец не был в курсе дел своего сына. Схема оказалась крайне простой — были отправлены запросы в банки, в которых находились расчетные счета компании «Кварц». Из банков, в ответ, были получены первичные материалы, в том числе список субподрядных организаций. В рапорте руководству писалось об обнаружении признаков состава преступления в действиях руководства «Кварца», при этом субподрядные организации назывались «однодневками». И все, дело сделано — есть формальные основания для возбуждения уголовного дела, проведения обысков и запуска кампании в СМИ.

Цена вопроса

Проблемы были созданы практически «по дружбе». Говорят, в последние дни Никонов ходит радостный — потратил на весь проект всего порядка 500 тыс. долларов. Как отмечает наш источник, меркантильных целей у Никонова, по крайней мере, в данный момент, никаких нет. Причина нынешнего «наезда» на Аветисяна даже не денежная: в конце концов, денег Никонов и так успел «напилить», как и многие менеджеры РАО ЕЭС, на многие годы вперед. Это именно обида — за то, что не поняли, не оценили, не доверили.

Нужно понимать, чего его лишил в свое время Аветисян-старший. Ведь некогда Никонов входил в узкий круг «высших топ-менеджеров» РАО, в какой-то период обладал правом прямого доступа к Анатолию Чубайсу. Он буквально купался в славе и упивался могуществом, и все это, поддержанное умелым самопиаром, сулило ему еще большие карьерные перспективы (и еще большие барыши, хотя Никонов и без того никогда не жаловался на бедность). Произошедшее же по воле Аветисяна развенчание этого «эффективного топ-менеджера», по отзывам очевидцев, буквально его надломило. И этот фактор делает дальнейший исход событий непредсказуемым — с обычным рейдером можно договориться за определенную сумму, а вот обиженный неудачник с деньгами и связями крайне опасен.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif