Метания владельца «Агросоюза» увенчались отзывом лицензии самарского банка «Приоритет»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Амир Фейзулин

30 сентября Центральный Банк РФ объявил об отзыве лицензии у самарского банка «Приоритет» который с объемом вкладов физических лиц 1 млрд. 64 млн. рублей занимал 522-ое место в банковской системе Российской Федерации. Отметим, что все прошедшие перед отзывом лицензии «Приоритета» месяцы характеризовались резким оттоком вкладов — так только за август 2014 года объем вкладов физических лиц уменьшился примерно на 40%.

Закрытию самарского банка предшествовала почти детективная история попыток спасения тонущего финансового института, сильно осложнявшаяся разгоревшимся конфликтом акционеров. И если переговоры о возможной продаже с компаниями — крупными клиентами «Приоритета», такими как ООО «Современные медицинские технологии» (принадлежит крупному самарскому бизнесмену Сергею Шатило), обещавшими в обмен над контроль не выводить свои средства из банка, можно признать лишь вынужденными попытками найти выход из ситуации, то два переговорных эпизода едва не привели в итоге к спасению банка.

Вначале с фактически контролирующим банк ключевым акционером Виктором Развеевым (его семья контролирует 39,95% акций банка) через одного из крупных клиентов «Приоритета» связались представители недавно попавшего под западные санкции крупного банка, принадлежащего лицам из ближайшего окружения руководства страны. Цена, предложенная за «Приоритет», не совсем устраивала акционеров, но была на тот момент фактически единственным серьезным предложением, сопровождавшимся «живыми» деньгами, а не схемами и зачетами.

Однако, вскоре появился новый серьезный покупатель. На нового председателя правления «Приоритета» Дениса Дербилова вышли представители московского банка «Агросоюз» с весьма заманчивым предложением, значительно превышавшим сумму, предложенную крупным федеральным банком. Правда, сделка должна была проходить в два этапа и значительная часть средств должна была быть переведена только в 2015 году. Со своей же стороны представлявший его на переговорах председатель совета директоров «Агросоюза» Амир Фейзулин обещал включить свои связи для сохранения лицензии банка.

У самарских банкиров связи Фейзулина в правильных банковских кругах сомнений не вызвали. И дело было даже не длительной карьере Амира Зюфяровича в компании «ТНК-BP», где он занимал ряд руководящих позиций, а в наличии у него могущественного и влиятельного брата — подполковника милиции Дамира Зюфяровича Фейзулина, который долгое время работал начальником 5 отдела (по борьбе с преступлениями в сфере выявления финансовых схем при применении налоговых льгот и вычетов, он же на местном сленге — «отдел по НДС») ОРБ № 7 МВД России (по борьбе с преступлениями в кредитно-финансовой сфере). Будучи одним из самых доверенных людей скандально известного генерала Андрея Хорева, заместителя начальника ДЭБ МВД РБФ, Дамир Фейзулин отвечал за исключительно важную сферу: получение средств от «неприкасаемых» банков. Именно Андрей Хорев занимался в ДЭБ практически всеми крупными делами, связанными с незаконным оборотом наличности и мог влиять на результаты расследований, открытие и закрытие уголовных дел по банкам. Работал генерал Хорев естественно не один, а в тесной связи с людьми из ФСБ и следственного комитета при МВД, причем в роли главного коммуникатора выступал именно Дамир Фейзулин.

Также Дамир Фейзулин отвечал за «крышевание» схем по возврату НДС: при возникающем подозрении со стороны других сотрудников МВД по незаконному возврату средств из бюджета, именно он должен был с помощью своего босса Андрея Хорева затребовать материалы проверки в свой отдел, ссылаясь на то, что подобная проверка уже им проводится.

Амир Фейзулин в ходе своей добанковской карьеры также занимался весьма важным делом: именно через него шли средства Андрею Хореву за фактически «крышевание» деятельности по реализации некачественной нефтепродукции.

Неудивительно, что в итоге братья Фейзулины обзавелись множеством важнейших знакомых среди банкиров и высокопоставленных сотрудников ЦБ. Поддерживает они и прекрасные отношения с известным «решальщиком» Максимом Каганским, который недавно освободился по УДО и теперь снова, можно сказать, рвется в бой.

Дело в итоге шло к совершению сделки между «Агросоюзом» и «Приоритетом» — влиятельном федеральному банку, очевидно, не хотелось участвовать в конкурентной борьбе за не самый привлекательный объект, и итоге его представители отказались от приобретения. Но тут Виктором Развеевым и менеджментом «Приоритета» была совершена стратегическая ошибка. Дело в том, что с началом проблем самарского банка, его владельцы, что называется, подстраховались. Компаниям, принадлежащим Виктору Развееву, были выданы значительные кредиты, чтобы деньги, так сказать, «не пропали» вместе с банком.

Подразумевалось, что если «Приоритет» переходит под контроль Фейзулина, то эти деньги должны быть превентивно возвращены. Однако, как выяснилось, делать этого никто не собирался и, наблюдая за растущим валом непроведенных платежей «Приоритета» и собрав через свои многочисленные связи в банковских и «силовых» источниках информацию о реальном положении дел в самарском банке, в «Агросоюзе» пришли в ужас. «Дыра» в «Приоритете» оказалась таких масштабов, что полностью исключала какие-либо выгоды от работы с ним.

В итоге вышло, что «Агросоюз» сыграл, как говорится, «ни себе, ни людям» — активно вступил в переговоры по приобретению «Приоритета», предложив сумму большую, чем его влиятельные конкуренты (как известно, весьма могущественные люди, не забывающие тех, кто перешел им дорогу), которые реально мог спасти самарский банк в критической ситуации, а затем, испугавшись, стремительно «отскочил» от сделки.

В чем смысл такого непоследовательного поведения и зачем «Агросоюзу» вообще приобретать другие банки? А ответ на этот вопрос весьма прост: все дело в том, что «Агросоюз» являет собой настоящую «дыру» и даже куда большую, чем «Приоритет». И потому Амиру Фейзулину как воздух необходимы любые средства для улучшения показателей ликвидности своего банка, хотя бы временного. Без слияния же ему просто не выжить. Лишь связи брата в банковских кругах пока позволяют удерживать ситуацию в «Агросоюзе» на плаву и сохранять лицензию — но продолжаться до бесконечности так не может. Нельзя все время привлекать ликвидность только за счет кредитования на рынке МБК. Так, за последние полгода объем высоколиквидных активов у «Агросоюза» сократился почти вдвое.

И причины этого вполне очевидны. Дело в том, что «Агросоюз» никогда не являлся обычным банком — основным направлением его деятельности было отмывание разнообразных коррупционных доходов, с последующим переводом отмытых средств за границу. Для этого в банке имелось несколько отработанных схем, из которых самая актуальная — это приобретение евробондов «Альфа-банка».

Но с поступлением коррупционных доходов как раз в последнее время и возникла «напряженка». Так, после широко освещавшегося в прессе скандала с отмыванием банком средств, похищенных главой Федерального агентства по обустройству границы РФ (Росграница) Дмитрием Безделовым, отец которого Александр Безделов был еще совсем недавно одним из крупных акционеров банка, «Агросоюз» стал не самым лучших местом легализации преступных доходов. Излишнее внимание правоохранительных органов явно не радовало клиентов-коррупционеров, ведь «деньги любят тишину». И хотя серьезные связи братьев Фейзулиных помогли «прикрыть» банк и избавить его от уголовного дела, из него стали активно забирать свои средства юридические лица. В том числе и обычные держатели счетов, которых банк ранее активно пытался привлечь весьма подозрительными огромными процентами по вкладам. Отметим, что еще недавно «Агросоюз» входил в пятерку банков с самыми высокими ставками по вкладам для юридических лиц.

В итоге объем высоколиквидных активов «Агросоюза» уменьшился на 44,8% с 1182,3 млн руб. на 1 марта 2014 года до 652,2 млн руб. на 1 сентября 2014 года. Связи — связями, но за помощь «силовиков» и чиновников ЦБ надо платить, и приостановка преследования банка по «делу Росграницы» исключительно негативно отразилась на балансе «Агросоюза». Финансовую дыру частично удалось компенсировать за счет межбанковских заимствований — так, банк занимает позицию активного нетто-заемщика рынка МБК. Фактически ликвидность банком привлекается только под залог ценных бумаг — но в настоящий момент отданы в залог уже почти все имеющиеся ликвидные ценные бумаги.

Да и обычные вкладчики не очень-то доверяют банку, к которому регулярно демонстрируют внимание правоохранительные органы, что выражается в значительном оттоке и средств физических лиц. Хотя это фактически последняя надежда банка — вклады граждан составляют 39,0% ресурсной базы (3 162,5 млн руб.) и их объем пока сохраняется исключительно благодаря высокой ставке в 11,35%.

Но главной проблемой «Агросоюза» является снижение собственных средств (капитала банка) на 5,5% из-за резкого роста резервов по выданным кредитам — с 180,8 млн руб. до 304,8 млн руб. за 2-ой и 3-ий квартал 2014 года. Налицо резкое ухудшение качества кредитного портфеля и не сложно догадаться, каким именно фирмам и с кем именно аффилированных «Агросоюз» выдает кредиты. Видимо, как и в самарском банке, в «Агросоюзе» явно предчувствуют приближение «судного дня». Отсюда же, в основном, и происходит рост просроченной задолженности по кредитам сразу в три раза за последние два квартала.

Так что до Нового года Амиру Фейзулину будет необходимо предпринять что-то решительное и выбора у него фактически не остается — либо банку удастся произвести успешное слияние, либо, что теперь весьма вероятно, мы услышим об отзыве лицензии «Агросоюза». Отсюда и исходит та дикая спешка, с которой «Агросоюз» бросается на подворачивающиеся небольшие региональные банки, не боясь перейти дорогу влиятельным конкурентам. Ему-то иначе просто не выжить...

А вот поможет ли это терпящим бедствие банкам? Печальная судьба самарского банка «Приоритет» рождает в этом большие сомнения!

Ссылки

Источник публикации