Метод Сергея Данкверта

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Метод Сергея Данкверта FLB: Полевой дневник «откатчика» Россельхознадзора. Как под прикрытием «дружбы» с Путиным руководитель Россельхознадзора Данкверт способствует опустошению казны. Расследование обозревателя газеты «Совершенно секретно» Алексея Челнокова

"    Руководитель Россельхознадзора  Сергей Данкверт и министр сельского хозяйства Елена Скрынник            «Оценщики» качества зерна: Александр Хатунцев и Пётр Пузырьков                Владимир Путин и теперь уже бывший министр сельского хозяйства Алексей Гордеев       [1] Чиновники Минсельхоза в битве за урожай «откатов» дают фору любому другому ведомству страны «Вот и лето прошло, словно и не бывало… Только этого мало», – вдохновенно сокрушался поэт о скоротечности времени. Вот и лето прошло, только этого – мало, тужит важный чиновник, прикидывая практичным крестьянским умом, сколько распилено «откатов» и собрано «заносов». А летом-то день год кормит, прокрадывается лихорадка по Орликовому переулку и соседней Ольховке. В зданиях, где расположились службы Минсельхоза, прикидывают толщину бакшиша агрономы, ставшие большими московскими начальниками. «Томографы отдыхают» …Урожай давно уже начинается не с пахоты, а в лабораториях Россельхознадзора, где зерно сперва разглядывают в лупу или другой исследовательский аппарат, а уж затем выдают путёвку в борозду. Для этого в 2004-м даже было создано особое федеральное учреждение «Центр оценки качества зерна» (ФГУ). Чтобы продовольственная безопасность страны оставалась неколебимой, из бюджета даются миллионы и миллиарды рублей на приобретение современной техники. Формально Россельхознадзор обзаводится оборудованием по закону о госзакупках – на аукционах или конкурсах. По рассказам участников таких торгов, дело обстоит совсем не просто. Чиновники создали такую теневую систему «модернизации» ведомства, которая обогащала их не меньше, чем пресловутые томографы. Эта система, пожалуй, ничем не отличалась от любой другой схемы фиктивных аукционов. Однако, просуществовав более десяти лет, она, как колорадский жук, доказала свою «жизнестойкость» и заслуживает описания. Если верить подробным рассказам разоблачителей, первым делом чиновники регистрируют фирму-однодневку на имя какого-нибудь алкоголика или бедного студента. Потом решается вопрос о том, кто будет победителем конкурса или аукциона. Для этого чиновник ищет таких «лояльных» директоров компаний, которые готовы безропотно давать взятки «откатами». «Кабинетные победители» сами для себя составляют техническое задание, условия аукциона и, разумеется, выигрывают ещё до старта. В самом ведомстве царит круговая порука: чтобы молчали о завышенных ценах на оборудование, директорам филиалов и сотрудникам, готовящим конкурсные документы, выдаются в конвертах «серые премии». «Откат» в течение 15 дней переводится на счета фирмы-однодневки как плата за дорогостоящие приборы или услуги. Специальный финансист из Россельхознадзора обналичивает «откат» и везёт купюры в «Центр оценки качества зерна». Деньги «пилятся», и большая их часть уходит на верхние этажи министерства. (Кстати, говорят, руководство ФГУ работает по совместительству в Россельхознадзоре и наоборот.) – Томографы, по которым сейчас возбуждаются уголовные дела, в сравнении с откатами Россельхознадзора – копейки! – утверждает далее в разговоре с «Совершенно секретно» петербургский бизнесмен, изнутри знающий систему поборов в сельском хозяйстве. С группой единомышленников-предпринимателей он начинал около года назад борьбу против взяточников. В письмах в прокуратуру и следственные органы называл фамилии коррумпированных высокопоставленных чиновников, перечислял подставные фирмы, описывал схемы получения откатов. Ноль внимания. Нынешним летом борец с «откатами» обратился, наконец, к президенту Дмитрию Медведеву: «По поводу взяток мы прописывали всю цепочку прохождения откатов, называли взяткодателей и взяткополучателей, указывали десяток фирм-«однодневок» с ИНН и ФИО директоров, предлагали копии платёжных поручений-взяток на откатные фирмы, свою помощь и консультации – бесполезно!» Эмоции перехлёстывают через край: он уверяет, что «на базе Россельхознадзора создана организованная преступная группировка по вымогательству взяток, хищениям и обналичиванию денежных средств». Этот бизнесмен наотрез отказывается обнародовать свои персональные данные. Боится: один чиновник ФГУ высшего ранга как-то предупредил друзей бизнесмена: «Пишите, пишите! Только не забудьте, что у вас семьи, вы сами и дети пока здоровые. И не забудьте, что все вы под налоговой инспекцией, а значит, и под тюрьмой ходите. Всё у нас в руках». Говорит, чиновники не боятся воровать, потому что их босс лично знаком с Путиным, якобы, находится под покровительством премьера. В личном разговоре бизнесмен называет фамилии руководителей служб Минсельхоза и их сотрудников, создавших «откатный механизм» в сельском хозяйстве страны. – Вообще-то государственные органы должны рассматривать даже анонимные письма о коррупции, – отметил собеседник. – Но если государство начнёт принимать меры, сообщим ещё много фактов и представим документы. Например, имеются копии платёжных поручений за пять лет – «откаты», которые официально победившие на конкурсах и аукционах компании перечисляли на счета фирм-«однодневок». Бизнесмен готов подробно изложить предысторию каждого конкурса, тендера и аукциона, дать экспертную оценку, как формируется рыночная стоимость приборов, рассказать о размерах и видах «откатов» и пр. «Сколько же нужно украсть у сельского хозяйства России, чтобы хоть кто-то как-то отреагировал, чтобы хоть кого-то в Минсельхозе посадили?» – недоумевал правдоискатель в письме к президенту Дмитрию Медведеву. Полевой дневник «откатчика» В качестве примера бизнесмен представил отчёт директора московского филиала петербургской компании «Э-с» о ходе «переговоров и согласовании» откатов. Этот документ, имеющий, на наш взгляд, неплохую судебную перспективу, даёт достаточно полное представление о технологии обогащения коррупционеров и мере их непосредственного участия в преступных делах. (По соображениям безопасности, фамилии чиновников и названия фирм даём в буквенном обозначении.) «23.04.08. Получена информация от М. (работника высшего звена Россельхознадзора). 24.04.08. Позвонил П. П. (работник высшего звена ФГУ «Центр оценки качества зерна») и сообщил о необходимости встретиться. Встретились в 18-30, разговаривали 40 минут. Обозначил регионы нашей работы и предложил конкретно освоить следующие суммы: 1. Калининград – 18,8 млн руб.; 2. С-Петербург – 32,8 млн руб.; 3. Ленинградская область – 75,8 млн руб.; 4. Белгород – 49,8 млн руб. Всего 177,2 млн руб. Откат в размере 15 % от указанных сумм в министерство (для С. Д., работника высшего звена) и некоторых дополнительных сумм в ФГУ. С Калининградом велено общаться напрямую, все вопросы обсуждать с директором, откат передаем в Калининград. При мне П. П. позвонил директору филиала ФГУ и дал вводные. По Калининграду обозначил РСП (расчеты с партнёрами – откаты) в размере 10 – 15 %. По другим регионам будут работать фирмы «А-н» и «С-Т», освоят около 300 млн, им уже всё озвучено. 227,5 млн рублей выделено под В. (заместителя С. Д.). По этим деньгам у П. П. ещё нет окончательного решения, кому осваивать – может быть, разделить между всеми тремя участниками. 25.04.08. В 7-30 начался разговор опять с 227,5 млн рублей. Думаю, П. П.специально взял тайм-аут, чтобы проконсультироваться по этому вопросу со своим руководством в министерстве. Затем П. П. пригласил в свой кабинет помощника по финансово-экономическим вопросам Ш. и сообщил, что аукционы передаются нам. Помощник обратил внимание на то, что знак вопроса в «секретном списке» поставил «Сам», на что П. П. сказал «работаем». Ш. сообщил ФИО директоров, кому нужно поставлять товар в рамках 227,5 млн (все регионы РФ). Велено общаться с директорами, прописывать технические задания (ТЗ), менять приборы на дешевые или исключать их совсем: главное, чтобы «экономика» была «правильная» – 15 % отката и дополнительные суммы. Деньги будут переводиться на подставные фирмы. Конкурс курирует В., проведёт его «правильно», а ТЗ мы должны сделать под себя. Ш. разговаривал о 227,5 млн только со мной, а по оставшимся 177,2 млн проинструктировал всех участников вчера. П. П. дал координаты своего «финансиста» С. (Россельхознадзор) и реквизиты подставных фирм. Вечером после разговора с П. П. позвонил М. и подтвердил готовность выехать с нами для подстраховки в любой филиал, чтобы директора не сопротивлялись. (По моему мнению, П. П. и М. близко не знакомы.) Система такая. Ш. находит фирму по профилю, проводит с ней предварительную беседу, договариваясь о 5% от общей суммы контракта. Далее он ведёт директора фирмы к П. П., который объявляет 15% от суммы «для передачи в министерство сельского хозяйства Д. С.» и несколько миллионов себе, в зависимости от суммы контракта. Итого: 25%». Таков деловой отчёт бизнесмена, больше похожий на дневниковые записи криминального авторитета, «решающего вопросы». Создаётся впечатление, что высокопоставленные взяточники Россельхознадзора большую часть своего рабочего времени посвящают улаживанию проблем, мешающих получению многомиллионных откатов. Примечательно, что чиновники даже придумали эвфемизм для этого слова, завуалировав неприличный «откат» нейтральной аббревиатурой РСП (расчеты с партнёрами). В конце концов, до конца декабря 2008-го, 300-миллионный госзаказ был благополучно «освоен» фирмами «А-н», «С-Т» и «Э-с». Откаты ФГУ «Центр оценки качества зерна» были перечислены на банковские счета фирм «И-с», «П-А», «В-П», «П-н», «А-а», «М-н», «А-а» и других. Все реквизиты этих фирм, платёжки хранятся среди другого компромата в архиве осведомлённого петербургского бизнесмена: «Проверьте любой аукцион и увидите завышенные в 2,5 – 3 раза цены и то, что фирма-победитель перечисляла деньги на вышеуказанные «однодневки». (Ещё борец с коррупцией показал документы, которые относятся к аукциону 2 августа 2010 года по закупке лабораторного оборудования на 17,5 млн. Его победителем стала уже знакомая фирма «С-Т». 3,5-миллионный откат ушел на счета подставной фирмы «П-т» из подмосковной Балашихи.) Всего в 2008 году государство выделило 1, 2 миллиарда рублей для оснащения лабораторий Минсельхоза. Свыше 200 млн из них, уверяет бизнесмен, исчезли в карманах чиновников. В 2009-м Россельхознадзор вновь израсходовал более 1 млрд бюджетных рублей на закупку дорогостоящего лабораторного оборудования. Тогда же Генпрокуратура, проведя проверку, вынесла заключение: «В Россельхознадзоре не создана эффективная система, которая позволила бы не допускать ввоз в Россию некачественных и фальсифицированных продуктов, а также продовольственного сырья, опасных для здоровья. Это создает угрозу национальной безопасности государства». Очевидно, прокурорские сотрудники были немало удивлены тем, что санитарные пункты на границе были оснащены лишь микроскопами и лупами, а некоторые и вовсе ведром с верёвкой «для взятия проб». «Большинство пунктов пропуска через таможенную границу РФ не имеют специального оборудования, необходимого для проведения ветеринарного, карантинного либо фитосанитарного контроля. Это не позволяет выявлять некачественную, опасную для жизни и здоровья пищевую продукцию, предотвращать её ввоз и распространение на территории России», – таково было сенсационное заключение Генпрокуратуры. Летом 2011 года Счётная палата также обнародовала результаты проверки Россельхознадзора. Выявлены нарушения финансовой дисциплины почти на 800 млн рублей. Аудитор делает вывод о «непрозрачной организации контрольно-надзорной деятельности Россельхознадзора, а также о недостаточном уровне финансового менеджмента службы». (Это касалось не только проведения аукционов, но и выдачи разрешений на ввоз и вывоз мяса и овощей.) «Так, в ходе осуществления закупок дорогостоящего лабораторного оборудования искусственно создавались ограничения, не позволяющие непосредственным производителям этого оборудования принять участие в торгах. В результате оборудование приобреталось у посреднических организаций по ценам, значительно превышающим рыночные», – говорилось в официальном сообщении Счётной палаты. – Сейчас чиновники руки потирают, ждут денежных вливаний в сельское хозяйство, – говорит разоблачитель. – Никогда мы его не поднимем! Бизнесмен продолжает сетовать на то, что все требования сделать проведение аукционов прозрачным власть не слышит. – Хоть бы немного испугались, – удивляется он. – Чиновникам из Минсельхоза, похоже, всё разрешается и всё прощается. У нас «крыша», говорят они, «властная». А за ним «пырей ползучий» Теперь взглянем на это «проблемное место» с парадного входа. Здание ФГУ «Центр оценки качества зерна» находится на Ольховской улице, в трёх шагах от площади трёх вокзалов. Вполне возможно, именно здесь поезд высадил несколько лет тому назад двух уроженцев Орловщины. Тот, что помоложе, Александр Хатунцов, усядется в кресло директора ФГУ. Солидный мужчина «в годах», Петр Егорович Пузырьков, станет его заместителем. О биографиях этих тружеников тучной орловской нивы не поведает, пожалуй, ни один сайт на свете. Лишь по отрывочным сведениям, чудом занесённым из черноземной глубинки, можно теперь сложить картину превращения провинциального фермера и чиновника в больших начальников. Пузырьков, возможно, пользовался покровительством орловского губернатора Егора Строева, матёрого управленца советской закалки, который сейчас заседает в сенате. Чем ещё можно объяснить, что в 2002-м Петр Егорович стал генеральным директором агропромышленной фирмы «Орёл Нобель-Агро»? Его нанимателем (партнёром?) был Григорий Гуревич, владелец нефтяной компании «Нобель Ойл» из Коми. Гуревич был обласкан Строевым в последние годы своего губернаторства, когда, выражаясь словами орловского журналиста, у главы Орловской администрации «возникает потребность «сбросить» богатый куш (земля с недвижимостью) в «надежные руки» не без выгоды для себя». Тогда и происходит сближение Строева с очередным «стратегическим инвестором». Вместе с почётным статусом Гуревич получает в полувековую аренду сельскохозяйственные земли в трёх районах Орловщины. Как управлял Пузырьков и его преемники делами орловской агрофирмы, судить не нам из столичного далека. Можно лишь сослаться на письмо крестьян, работников «Орёл Нобель-Агро», опубликованное в январе 2011-го в районной газете «Уездный город». «…С осени начинается кочевание по мукам. Нам 6 месяцев не платят зарплату ни одной копеечки», – жаловались хлеборобы. Крестьяне не назвали своих имён так же, как и группа петербургских бизнесменов, написавших письмо о коррупции в Минсельхозе президенту страны. – Мы хотели бы пожаловаться открыто, подать в суд, назвать свои фамилии, – пояснили жалобщики свою позицию. – Но мы боимся за себя и своих жён (мужей), которые ещё работают и получают зарплату круглый год, что их уволят, а ведь у нас полнейшая безработица и произвол. Потом проверка областной Гоструд-инспекции показала, что в «Орёл Нобель-Агро» не существует ни сверхурочных, ни трудового кодекса. Так, водитель Лихов с 1 по 4 сентября проработал по 24 часа в сутки. Столяр-плотник Тычинский за труд по 10 часов в сутки получил 6 200 руб., механизатор Болотский – 6 146 руб. Работая за гроши в полевой сезон, осенью и зимой полеводы и механизаторы не получают ничего, хотя, по закону, владельцы производства, находящегося в вынужденном простое, должны выплачивать своим работникам минимальную зарплату. Такие порядки действуют в трёх отделениях агрофирмы уже нескольких лет, отмечает журналист из «Уездного города». Терпение крестьян лопнуло только в нынешнем году. Кроме того, «проверками было установлено неиспользование земельных участков, арендованных ЗАО «Орёл Нобель-Агро» на 49 лет» на площади более 11 тысяч гектаров, «период неиспользования – с лета 2006 года», пишет «Орловская правда». Поля заросли «злостным сорняком пыреем ползучим». Правительственный трипс Главный босс у Пузырькова – Сергей Данкверт, руководитель Россельхознадзора, занимающий кабинет в Орликовом переулке. Он до сих пор памятен для многих тем, что в 2009 году включил подержанные иномарки в один список с сушёными грибами, желудями, льном-сырцом, зелёным чаем и прочими товарами, которые на границе должны были получать «импортное карантинное разрешение». Речь шла о достаточно широком спектре автомобилей: сюда попали легковые и грузовые машины различных классов и автобусы. Такое неожиданное соседство разнородных товаров, по официальному заявлению представителя ведомства, появилось, потому, что в предыдущие два года сотрудники Россельхознадзора, якобы, нашли на иномарках «14 опасных карантинных объектов – азиатской хлопковой совки, американской белой бабочки, непарного шелкопряда, японского жука». Немного подзабылось, что в августе 2008 года управление Россельхознадзора по Приморскому краю категорически запретило разгружать суда «в тёмное время суток». Тогда было заявлено, что в подержанных японских иномарках, ввозимых через Приморье, обнаружилось очень много бабочек и яйцекладок непарного шелкопряда. А в 2005-м Россельхознадзор ввёл запрет на ввоз из Нидерландов цветов, овощей и фруктов одновременно. «Есть опасения, что трипс может попасть в Россию не только с цветами, но и с овощами и фруктами», – заявлял тогда Данкверт. Трипс – не какой-то возбудитель опасной болезни вроде свиной чумы, как могло показаться. Трипс – один из самых распространённых вредителей декоративных и сельскохозяйственных культур. «В Нидерландах это насекомое повсюду, да и другие европейские страны никогда не имели проблем, связанных с трипсом», – недоумевал представитель Минсельхоза Нидерландов Синди Хедра. Впрочем, заметим, что странные «агрономические» запреты следовали почти сразу за призывами правительства поставить заслон от «конкурентов отечественного автопрома». Или вслед за очередными провалами переговоров о вступлении в ВТО, или за бесплодными обсуждениями перипетий вокруг строительства газопровода «Северный путь». Например, в 2002 году запретом ввозить американскую курятину российский Минсельхоз ответил на изгнание стальных компаний с рынка США. После обнаружения сальмонеллы в 15 контрольных пробах Данкверт твердо заявил, что экспорт «ножек Буша» будет запрещён не меньше, чем на несколько месяцев. Уже тогда, десять лет назад, чиновник оказался субъектом мировой политики, можно сказать, одним из когорты вершителей судеб мира, хотя цены на курятину в России после этого выросли почти на треть. А в 2004-м, когда был создан Россельхознадзор, это главное в сельском хозяйстве контрольное учреждение возглавил Данкверт, четыре предыдущих года занимавший должность заместителя Первого Министра сельского хозяйства. Чиновник, наконец, обрёл полную самостоятельность в накладывании запретов, разрешений и в проведении госзакупок. …В госбюджете 2005-го отдельной строчкой была записана некая фирма «Агроплемсоюз». Возглавляет её Алексей Данкверт, отец руководителя Россельхознадзора. Среди акционеров «Агроплемсоюза» – ООО «Агробизнес», которым владеют Инна Данкверт (жена главы Россельхознадзора) и Татьяна Гордеева (полная тезка супруги бывшего министра сельского хозяйства Алексея Гордеева?). Семейная фирма располагалась прямо в здании Министерства сельского хозяйства в Орликовом переулке. Когда Минсельхоз дотировал по 3 тыс. рублей за голову на содержание племенного скота, в список получателей были включены многочисленные предприятия «Агроплемсоюза». «Наше чиновничество ещё в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса», – удивительно точно и вовремя было подмечено. Ещё более удивительно, что эти слова принадлежат Путину. Может быть, какие-то особые способности и заслуги оттеняют неприятные факты из жизни руководителя Россельхознадзора? Сведущие люди поговаривают о том, что Данкверт-младший якобы напрямую общается с премьером… Но знает ли премьер, что в России, по утверждению специалистов, действует только одна (!) аккредитованная лаборатория по проверке зерна. А пункты пропуска Сельхознадзора на границах вынуждены руководствоваться принципом: принимайте, всё равно проверить нечем. – Определят визуально лаборанты наличие в зерне жучков, а остальные анализы делать не на чем. О какой кишечной палочке вообще может идти речь? – возмущается питерский бизнесмен. – Разрешают ввозить продукты на основании сертификатов страны происхождения. Понятно, с таким контролем на границе не остановить вал просроченных, некачественных продуктов из Бразилии, Китая, Аргентины и других «проверенных поставщиков». Но когда-то надо положить конец ключевой российской государственной максиме: «Решения чиновников – это просто бизнес»! Алексей ЧЕЛНОКОВ, специально для газеты «Совершенно секретно», № 9 сентябрь 2011 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации