Меценат и экс-член ОП РФ Максим Викторов сколотил состояние, обслуживая Шалву Чигиринского и Ахмеда Билалова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

«Скрипка «Молитор» работы Антонио Страдивари, датируемая 1697 годом, будет предоставлена российской скрипачке, лауреату множества международных музыкальных конкурсов Алене Баевой. Инструмент музыканту предоставит предприниматель и меценат Максим Викторов, обладатель крупнейшей в России частной коллекции раритетных музыкальных инструментов и учредитель Московского международного конкурса скрипачей имени Паганини». Такие сообщения, написанные как под копирку и вышедшие из-под пера одного автора, облетели недавно большинство информагентств.

Как же этот 42-летний меценат, владеющий юридической фирмой Legal Intelligence Group LTD, сколотил капиталы, сопоставимые с капиталами 70-летних мэтров российской адвокатуры? Состояние он выстроил, вначале выступая посредником (фактически «решальщиком») между бизнесменами и властями Московской области, а потом, обслуживая интересы трех человек - ныне опальных бизнесменов Шалвы Чигиринского и Ахмеда Билалова, а также экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. Причем, делал он это, можно предположить, не очень умело - в отношении всех троих были возбуждены уголовные дела. Но Викторов с ловкостью виртуоза успевал выскочить из команд своих былых покровителей как раз в момент, когда им, как никогда, была нужна юридическая помощь. Что и понятно. Одно дело «пилить» миллиарды, а совсем другое - отбиваться от силовиков.

«Решальщик» для губернатора

Максим Викторов родился в 1972 году в Москве в семье влиятельного партийца, руководящего сотрудника оборонных предприятий (в частности, Научно-исследовательского института технического стекла, разрабатывавшего продукцию для военной авиации и космических кораблей) Валерия Николаевича Викторова. Особенно Викторов-старший прославился, когда в 1988 году выпустил книгу «Курсом ускорения и перестройки». Родители беспокоились о культурном воспитании сына, поэтому отдали его в детский хор Большого театра Союза ССР и Кремлевского Дворца съездов, а также учиться игре на скрипке. Ни то, ни другое у Максима не получалось достаточно хорошо, чтобы можно было продолжить карьеру музыканта или солиста. В 1989 году родители пристроили его стажером в прокуратуру РСФСР. Сам Максим Викторов в своей официальной биографии так обозначает свою дальнейшую судьбу: «1991 по 1992 гг. - служба в войсках КГБ СССР и Федеральном агентстве правительственной связи и информации при Президенте РФ». Непонятно, как в них можно отслужить всего год. Зато существовало «блатное» Высшее военное командное училище связи (готовило офицеров для войск КГБ СССР), которое как раз в 1992 году было переименовано в Военный институт правительственной связи (готовило специалистов для ФАПСИ).

Судя по всему, именно в этот вуз Валерий Николаевич и отправил своего сына. А через год тот его покинул: не то отчислили, не то Максим не выдержал армейских будней. Но не будешь же об этом сообщать в своей биографии. А служил в «войсках КГБ и ФАПСИ» звучит очень красиво. Более того, почти в каждом своем интервью Максим Викторов многозначительно говорит, что служил в армии и ему отлично знаком офицерский дух. Правда, никогда не вдается в подробности своих армейских будней. После бегства из училища в 1992 году Викторов-старший пристроил отпрыска уже на юрфак МГУ.

Валерий Николаевич в первую очередь поддерживал отношения с другими партийцами и «оборонщиками», которые в 90-е годы задавали «тон» во властных структурах и бизнесе. Среди его приятелей был и Анатолий Тяжлов, назначенный в 1991 году главой Московской области. Когда Максим учился на первом курсе МГУ, Викторов-старший попросил Тяжлова взять к себе сына стажером. Пусть набирается опыта. Викторов-младший быстро освоился на новом месте. При связях отца в бизнес-сообществе и имея доступ к первому человеку Подмосковья, он стал посредником между предпринимателями и областными чиновниками. Вначале молодой человек активно помогал в решении проблем представителям банковского сообщества. Но потом под «свое крыло» его взял один из самых богатых людей того времени президент Центральной топливной компании Шалва Чигиринский.

Олигарх вынашивал планы по строительству НПЗ в Коломенском районе Московской области, а Максим Викторов сделал так, чтобы данные планы «активно поддержал губернатор Подмосковья Анатолий Тяжлов». В 1998 году Анатолий Тяжлов доверил Викторову крайне ответственное направление - обеспечить избирательную поддержку в намеченных на 1999 год выборах губернатора. Глава региона даже посодействовал, чтобы его советник по юридическим вопросам стал зампредседателя Мособлизбиркома. Но Максим работу, как считают эксперты, полностью «завалил». Тяжлов занял на выборах лишь четвертое место и оказался среди депутатов Госдумы. Максиму он помог занять должность члена комиссии Экспертно-консультативного совета по проблемам национальной безопасности парламента.

Впрочем, Викторову все это нужно было лишь для того, чтобы иметь какую-нибудь красивую официальную должность (он всегда был падок до возможности написать в своей биографии массу регалий). Выпавший из властной обоймы Тяжлов стал уже Максиму неинтересен. Всю свою деятельность он сосредоточил на обслуживании интересов Чигиринского. А созданная адвокатом фирма Legal Intelligence Group LTD фактически стала юридическим департаментом бизнеса Чигиринского. Работы у нее было много, поскольку олигарх постоянно вел с кем-то и за что-то войны. Максим активно принимал участие в этих войнах, налаживая неофициальные отношения с представителями арбитражных судов, прокуратуры, силовых ведомств и т. д. Особенно заметную роль он принял в схватке Чигиринского за Московский нефтеперерабатывающий завод, сопровождавшейся убийствами, сомнительными уголовными делами и т. д.

Чигиринский, как и Тяжлов, крайне доверял своему юристу, направлял его в советы директоров почти всех подконтрольных ему компаний - Sibir Energy Ltd ОАО «МНГК», ОАО «МНПЗ», Moscow NPZ Holdings B.V. и т. д.

Юридический «колобок»: от Чигиринского к Билалову

В 2009 году Чигиринский попал в опалу, поругавшись с тогда еще могущественным мэром Москвы Юрием Лужковым и его женой Еленой Батуриной. В результате олигарх сбежал за границу, у него «отжали» значительную часть бизнеса, еще и возбудили дело о неуплате налогов на 600 млн рублей. Высший суд Лондона наложил по одному из исков арест на имущество олигарха за рубежом. Вместо того, чтобы встать горой на юридическую защиту своего босса, Максим Викторов сразу отошел в сторону. До 2011 года он продолжал числиться в советах директоров бывших структур Чигиринского, помогая уже их новых хозяевам «пилить» активы. Среди таких новых хозяев оказались на тот момент очередные олигархи, обласканные властью на недолгий период, - братья Ахмед и Магомед Билаловы.

Шалва Чигиринский владел рядом олимпийских объектов, в частности, Олимпийским центром в Красной Поляне. После его бегства и разорения они достались Билаловым. По некоторым данным, им перепал и ряд его нефтяных активов. И Максим Викторов с прежней самоотверженностью стал обслуживать уже интересы Ахмеда и Магомеда. А его Legal Intelligence Group LTD стала юридическим департаментом уже бизнеса Билаловых - главных на тот момент строителей олимпийских объектов в Сочи.

Максим Валерьевич вошел в совет директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа», которое принадлежало братьям. Причем, он так увлекся олимпийскими проектами, что по протекции Билаловых вошел в комиссию по совершенствованию деятельности Олимпийского комитета России (ОКР) и даже рассматривался как претендент на должность президента Федерации конькобежного спорта и шорт-трека России. За время сотрудничества с Билаловыми и работе в «Курортах Северного Кавказа» Викторов еще значительно увеличил свои капиталы.

Более того, в 2012 году Викторов нашел себе еще одного покровителя. Он был назначен советником по юридическим вопросам министра обороны Анатолия Сердюкова. Произошло это как раз в период, когда из военного ведомства «выводили» имущество, стоившее миллиарды рублей. И помощь юриста со столь богатым опытом работы с крупными активами была неоценима.

А дальше произошли истории, которые долгое время не сходили с ТВ-экранов и страниц газет. В октябре 2012 года СКР возбудил уголовное дело о миллиардных хищениях в системе Минобороны, за которым последовала отставка Сердюкова. А в феврале 2013 года президент РФ Владимир Путин поручил уволить Билалова с должности вице-президента Олимпийского комитета России в связи с допущенным им срывом графика строительства олимпийских объектов и нецелевым использованием кредитов. В отношении Ахмеда и Магомеда Билаловых были возбуждены уголовные дела. В первую очередь, связанные с деятельностью ОАО «Курорты Северного Кавказа», в совет директоров которых входил Викторов. Максим сразу же отвернулся от своих некогда влиятельных покровителей, благодаря чему, видимо, и сам избежал неприятностей со следователями.

«Сплав» Общественной палаты и бизнеса

Максим Викторов, по мнению наблюдателей, обладает какой-то патологической любовью к разным регалиям. Вот какие звания он имел в разное время: председатель совета Фонда инвестиционных программ, зампред президиума Российской Ассоциации содействия науке, член попечительского совета Большого театра, попечитель Суворовских училищ, член совета Фонда Его Королевского Высочества Принца Майкла Кентского, заместитель председателя Экспертного совета по массовым коммуникациям при Министерстве культуры и массовых коммуникаций РФ, организатор Московского международного конкурса скрипачей им. Паганини, член Общественной палаты РФ.Ну, с конкурсом Паганини и покупкой раритетных скрипок все понятно. Многие люди в определенном возрасте пытаются реализовать свои неосуществленные в детстве амбиции. Сам скрипачом не стал, зато организует конкурс скрипачей, дает поиграть на скрипке Страдивари. Активно пиарит это направление в СМИ.

Что касается других его регалий, то все они общественные. Понятно, эти регалии придают вес среди потенциальных клиентов, помогают обзаводиться новыми связями. А их у Викторова немало: от «звезд» эстрады (например, Аллы Пугачевой) до высокопоставленных силовиков. Однако, как сообщал Новосибирский бизнес-портал, членство в Общественной палате помогало Викторову и увеличивать свой капитал. Вот выдержки из этой статьи: «Осенью прошлого года акционеры корпорации «Сплав» выступили против дробления и растаскивания предприятия, после чего исполняющий обязанности генерального директора Н. Федоров, причастный к этому, решением совета директоров был отстранен. В декабре 2011 г. новый директор А. Дмитриев... обратился в правоохранительные органы с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту перечисления $1,23 млн на счет английской фирмы Legal Intelligence Group Limited. Судя по дальнейшим событиям, этому заявлению ход дан не был...

А что выяснилось бы, если бы началось официальное расследование? Прежде всего, то, что огромная сумма предназначалась для оплаты «консалтинговых» услуг... И тут вылезает компромат - скандальные подробности сделки, оплаченной уведенными из корпорации средствами.

В Интернете опубликованы документы, раскрывающие предназначение $1,23 млн, - это и счет на оплату 100% суммы в качестве аванса, и соглашение за №4.114/11 о предоставлении услуг, и даже предварительный план действий . Изучив эти документы, можно получить представление, во что заказчикам обходится привлечение правозащитников. В свою очередь, прилагаемый к договору предварительный план описывает алгоритм действий, которые необходимо произвести, чтобы к защите уголовного преступника подключить Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества, Комиссию по правам человека и даже Национальный антикоррупционный комитет».

По мнению новосибирских журналистов, деньгами корпорации оплачены услуги юристов, перед которыми была поставлена задача подключить Совет по развитию гражданского общества, Хельсинкскую группу, Комиссию по правам человека и Национальный антикоррупционный комитет к тому, чтобы те добивались освобождения бывшего генерального директора корпорации «Сплав» Федорова, приговоренного к 10 годам за мошенничество и отмывание денег. «Мы не располагаем сведениями, что кому-то из правозащитников что-то платилось, однако ситуация выглядит весьма двусмысленно. Из песни слова не выкинешь... То, что делом Федорова занялись правозащитники федерального уровня, тоже получило подтверждение. А то, что полицейский генерал не дал ход заявлению, объясняется предельно просто - английскую фирму возглавляет Максим Викторов..., член Общественной палаты РФ», - полагает Новосибирский бизнес-портал.

Сейчас Максим Викторов находится на перепутье - не то продолжить действовать как самостоятельному игроку, не то опять найти богатого покровителя и отстаивать уже его интересы. Понятно, пока этот покровитель не попадет в опалу.

Источник

© The Moscow Post