Миледи "Росзагрансобственности" Оля Елкина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::21.08.2003

Миледи "Росзагрансобственности" Оля Елкина

34-летняя хозяйка будуара распоряжается собственностью на 30 млрд. долларов

И. П.

Знаете ли Вы, сколько в Москве будуаров, скрывающих за своими тяжелыми портьерами тайны деловой и великосветской столицы? Из этих чудных, с тончайшим ароматом французского или восточного парфюма норок управляют сердцами сильных мира сего, заставляя их биться в такт капризам своих счастливых обладательниц, к ухоженным ручкам которых падают золотым дождем бриллианты, кредитные карточки, шубки, а иногда и замки, земельные угодья, лучшие дома Парижа и Лондона, пусть даже и принадлежащие государству российскому. Но разве может быть жалко дать поиграть какими-то 30 млрд. долларов, в которые оценивается загрансобственность, восхитительной хозяйке такого будуара? Тем более, если этот будуар на первый взгляд обычный кабинет обычного чиновника, пардон, чиновницы.

Кто же эта 34-летняя кошечка, которая так легко может отрезать Вам кусочек от пирога росзагрансобственности из баловства или ради сиюминутной выгоды, называя, однако, все это серьезным бизнесом?

Хотя слова даются ей, Эллочке, то есть, Олечке, не так уж легко. Как утверждают Ильф и Петров, словарь Эллочки Людоедки не превышал и 30 слов, которыми она обходилась свободно и легко. Словарь Олечки Елкиной гораздо шире и богаче – их целых 300, и по своему многообразию может быть приравнен к словарному запасу людоеда из племени Умба-Юмба. Да это и не удивительно, Олечка ведь филолог по образованию (Ташкентский Университет – шутка ли!). Этих слов, словечек и так необходимых для связки междометий (когда двухэтажных, а иногда и повыше) вполне хватает для выражения эмоций «столичной» во всех отношениях дамы (Оля уже 3 (!) года называет себя гордым именем москвички, лишь иногда при случае, как бы невзначай, вспоминая, что «сами мы не местные, сами мы питерские»).

А еще Оленька знает с полсотни самых модных словечек «от бизнеса»: лизинг, франчайзинг, рентабельность, ликвидность и т.п. И это совсем не важно, что значения этих словечек так и остались для нее набором буковок русского алфавита, выговорить которые сходу можно лишь после изрядной тренировки. Зато как здорово она жонглирует ими в обществе удачливых и не очень бизнесменов и аферистов. «Вот, знаете ли, господа, давеча думала о лизинге. Слово-то какое чуднóе, а что за пустячок означает: утром деньги, вечером стулья, или наоборот… ах, право, какая разница. Хотя как бы придумать так, чтобы и деньги получить, и стулья не отдать..?» Тут глаза Оленьки поднимались к небу, или к потолку ресторации, или хаятовского номера, как бы ища там ответ. Вот, пожалуй, в такой почти рембрантовской позе мы можем рассмотреть ее повнимательней.

Если взглянуть на Оленьку не так, мимолетом, а внимательно глазами охотника, высматривающего подходящую цель его многочасового пребывания в скрюченном состоянии в кустах-камышах, то нетрудно заметить на ее бледном (иногда с намеком на загар) личике лоб приятной [для джентльменов] вполне скромной высоты и выпуклости; маленькие черные глазки, которые становятся заметны лишь после изрядного количества усилий стилиста и переведенных на это тонн косметики; милейший носик, так красноречиво подчеркивающий неугасающую связь с предками Земли обетованной, и подбородок с маленьким, нарисованным губной помадой пятнышком.

Фигура Оленьки говорит о больших усилиях ее хозяйки и некоторых победах над прослойками жира, которые, не предупреждая, вылазят то тут, то там, с треском разбивая новейшие методики похудения, пожирающие вовсе не жир, как этого ожидают миллионы женщин и к числу которых принадлежит наша героиня, а денежки. И лишь одно остается в этой фигуре всегда неизменным: грудь, наличие которой всегда подчеркивается отсутствием необходимой детали женского белья, при этом исключения не делаются даже для о-о-очень важных переговоров.

Пятьсот долларов, которые Оля получает в кассе «Росзагрансобственности», служат для нее ежемесячным оскорблением. Они никак не могут помочь той грандиозной борьбе, которую она ведет уже 3 года с тех пор, как заняла место заместителя генерального директора этой достославной организации. Война с государством за право распоряжаться загранобъектами ведется по всем фронтам и направлениям с полным напряжением сил и поглощением неимоверных ресурсов. Наградой в этой жесточайшей схватке служат милые безделушки от Картье и Шопард, которые как нельзя кстати смотрятся на российской чиновнице новой формации, делая ее почти богиней витрин ювелирных бутиков.

Тесный кабинет чиновницы стеснил широкую натуру Оленьки. Муза дальних странствий хватала ее за горло. Ницца, Париж, Вена, Токио, Лондон, Нью-Васюки – все это, конечно, не Рио-де-Жанейро, но они манили и носили ее по глобусу. И все же карта этого мира так мала, и так сильно уже истоптана Ольгой, что, господа, давайте поможем и подарим ей новый неизведанный глобус! Может, он спасет миледи загрансобственности? Хотя торг здесь, безусловно, неуместен.

Попрошу делать взносы, господа.
Заграница нам поможет!