Милицейский бизнес "оборотней"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Милицейский Бизнес "Оборотней"»)
Перейти к: навигация, поиск


"АОЗТ "МУР" — ОПС с ограниченной ответственностью

1082102738-0.jpg Они называли себя АОЗТ «МУР» и «бригадой». Причем оба этих определения довольно точно описывают род занятий группы сотрудников легендарного подразделения, имевшей мало отношения к правоохранительной деятельности. Сейчас расследование в отношении «оборотней в погонах» завершено. Высокопоставленным сотрудникам МУРа Евгению Тараторину, Игорю Островскому, Юрию Самолкину, Николаю Демину, Александру Брещанову и Вадиму Владимирову предъявлено обвинение в окончательной редакции. Последнего «акционера», бывшего начальника управления безопасности МЧС РФ генерала Владимира Ганеева, это ожидает сегодня. Еще четверо подозреваемых — муровцы Владимир Лысаков, Валерий Демин, Александр Евстегнеев и Юрий Козар — находятся в розыске. Членам группы вменяется создание ОПС, рэкет, незаконные задержания, фальсификация доказательств и другие тяжкие преступления.

Начало милицейского бизнеса

Будущие «акционеры» познакомились в 1995-1996 годах, когда почти все они работали в 13-м («оружейном») отделе МУРа. К 1997 году компания сложилась окончательно. В это же время они установили контакты с руководителем управления безопасности МЧС Владимиром Ганеевым. Этому способствовало то обстоятельство, что в середине 1990-х годов в подчинении у Ганеева находилось спецподразделение МЧС «Лидер» по конвоированию грузов. После его расформирования некоторые бойцы устроились на работу в Московский уголовный розыск. Они-то и познакомили бывшего шефа с сотрудниками 13-го отдела. По словам оперативников, проводивших разработку муровцев, первые контакты Ганеева и милиционеров носили характер разовых услуг. К генералу, случалось, обращались за помощью знакомые предприниматели, у которых вымогали деньги бандиты. Ганеев переадресовывал их к знакомым оперативникам МУРа, а те помогали.

Всерьез преступное сообщество, по версии следствия, начало действовать с 1999 года. Причем его деятельность развивалась по двум основным направлениям: служебному и «экономическому». С одной стороны, для достижения высоких служебных показателей, успешного карьерного роста, получения государственных наград и внеочередных званий оперативники стали фальсифицировать уголовные дела. Делалось это просто — намеченным жертвам подбрасывались оружие (как правило, расточенные под боевые патроны пистолеты «ИЖ»), пластид, гранаты и патроны, после чего возбуждалось уголовное дело. Нередко «преступниками» становились лица без определенного места жительства, без определенных занятий и т.п. Случалось, необходимый арсенал подбрасывал кто-то из агентуры муровцев. Один из руководителей ГУСБ МВД по этому поводу грустно пошутил: «Бывало, как начнется операция «Арсенал», почитаешь сводки — и складывается впечатление, что распространением оружия у нас в городе занимаются только бомжи и алкоголики». По такой же схеме, считают оперативники ГУСБ, подбрасывались и наркотики.

Второе направление деятельности ОПС — вымогательство денег у бизнесменов. Некоторые предприниматели соглашались делиться доходами сразу. Другим, по данным следствия, угрожали расправой, также подбрасывали оружие, а затем за невозбуждение уголовного дела требовали определенную ежемесячную дань или долю в бизнесе. Несогласных сажали за решетку.

Структура милицейского акционерного общества

По данным сотрудников следственно-оперативной бригады, преступное сообщество имело четкую структуру, где роль каждого члена была расписана до мелочей. Начальник управления безопасности МЧС генерал-лейтенант Ганеев, по мнению следствия, был организатором ОПС и своего рода идейным руководителем. Муровцы, зная о связях генерала в самых разнообразных государственных структурах, считали Владимира Ганеева «крышей» на случай непредвиденных осложнений (об этом можно судить по их телефонным разговорам, записанным на пленку в ходе расследования). Кроме того, как говорится в материалах уголовного дела, «Ганеев …определял объекты преступных посягательств, принимал участие в учете и распределении между участниками преступного сообщества денежных средств, добытых преступным путем, а также лично участвовал в составе преступной организации в совершении отдельных тяжких и особо тяжких преступлений».

Повседневной деятельностью ОПС, по данным следствия, руководили заместитель начальника 2-й ОРЧ МУРа Евгений Тараторин и два замначальника 5-го отдела 2-й ОРЧ Владимир Лысаков и Юрий Самолкин. Полковник Тараторин, будучи прямым начальником остальных муровцев, входивших в группировку, «покрывал незаконные действия участников преступного сообщества, обеспечивая видимость законности их действий, а также лично участвовал в совершении отдельных преступлений». Евгений Тараторин считался в МУРе очень перспективным сотрудником. Его подчиненные, судя по записям их разговоров, рассчитывали на то, что дальнейший карьерный рост полковника и в будущем позволит им чувствовать себя в безопасности.

Владимир Лысаков контролировал финансовые поступления, а Юрий Самолкин непосредственно занимался разработкой «операций» и следил за исполнением.

Исполнителями в ОПС, по мнению оперативников ГУСБ, являлись сотрудники 5-го отдела братья Николай и Валерий Демины, Вадим Владимиров, Александр Евстегнеев, Александр Брещанов, Юрий Козар и Игорь Островский. По данным участвовавших в расследовании оперативников, наиболее юридически подкованные Островский и Владимиров следили за тем, чтобы вся документация по фальсифицированным уголовным делам была безукоризненной, а на братьях Деминых помимо прочих обязанностей лежала функция «получателей налогов». В группировке был установлен «день выплат», когда вторую «зарплату» получали не только члены сообщества, но и их помощники, а также «полезные» чиновники и т.п. По данным оперативников, доля генерала Ганеева ежемесячно составляла 20 тыс. долларов. Любопытно, что сами участники группировки стали именовать себя «АОЗТ «МУР». В изъятой записной книжке Лысакова обнаружили любопытные фразы: «АОЗТ МУР срочно нужен бухгалтер… У. — 200 тыс.!». Позже муровцы стали именовать себя «бригадой» по названию популярного телесериала.

У группировки была специальная группа помощников, в которую входили агентура, постоянные понятые, водители, коммерсанты… Последние добывали деловую информацию о заинтересовавших милиционеров предпринимателях и фирмах.

Некоторое время назад «АОЗТ «МУР» установило контакты с группировкой вымогателей, которую возглавлял бывший адъюнкт Академии ФСБ подполковник Алексей Филатов (сейчас он скрывается за границей). Эта группировка также занималась вымогательством денег у предпринимателей. По оперативным данным, обе «бригады» договаривались о том, как поделить сферы влияния, обменивались информацией о бизнесменах. В некоторых случаях при наездах на коммерсантов группа Филатова оказывала «АОЗТ «МУР» силовую поддержку.

Футбольное поле и вилла в Испании

Сотрудники ГУСБ вплотную занялись муровцами еще в 2000 году, после появления первой конкретной оперативной информации об их злоупотреблениях (позже подключилась и ФСБ). Расследование проходило трудно: муровцы сами были опытными операми, поэтому умели, в частности, вычислять за собой «хвост», к тому же из-за их обширных знакомств в правоохранительных органах опасность утечки информации была весьма высокой. Одной, кстати, избежать не удалось: в 2002 году члены группировки и их близкие знакомые разом сменили номера мобильных телефонов. От кого именно муровцы узнали о прослушке, так и не выяснили.

Через некоторое время неизвестные вскрыли служебный кабинет одного из участников расследования, видимо, рассчитывая найти материалы по этому делу. К счастью оперативников, бумаги находились в другом месте.

Были и забавные эпизоды. За одним из москвичей (предполагалось, что нечистые на руку милиционеры пользуются его квартирой для хранения оружия) установили наружное наблюдение. Первым же вечером «наблюдатели» позвонили оперативникам и взмолились: «Так никакого здоровья не хватит! Сколько можно за ним по одному и тому же маршруту бегать?» Оказалось, что объект имеет нетрадиционную сексуальную ориентацию и по вечерам трусцой перемещался между памятником героям Плевны и Большим театром, где искал себе партнеров на вечер.

Задержали сотрудников МУРа и генерала Ганеева 23 июня 2003 года (правда, подозреваемым Владимиру Лысакову, Валерию Демину, Александру Евстегнееву и Юрию Козару удалось скрыться). Вскоре по решению суда они были арестованы. Когда начались обыски, выяснилось, что офицеры отстроили себе целый коттеджный комплекс в Подмосковье стоимостью более 3,5 миллиона долларов. Там с семьями обосновались Юрий Самолкин, Владимир Лысаков, Евгений Тараторин, а также братья Валерий и Николай Демины. Помимо шикарных коттеджей оперативники соорудили несколько бассейнов, теннисный корт, футбольное поле с дорогостоящим искусственным покрытием и даже собачий питомник. Комплекс зданий контролировался несколькими вооруженными охранниками. А недавно полиция Испании в курортном городе Марбелья обнаружила апартаменты семьи Владимира Ганеева, занимающие целый этаж элитного особняка, стоимостью около миллиона долларов. Рядом находятся особняки звезд Голливуда Шона Коннери и Антонио Бандераса. Сейчас продолжается поиск зарубежной недвижимости и банковских счетов фигурантов дела.

«Добросовестное заблуждение»

Обвинение в окончательной редакции содержит множество схожих эпизодов. В частности, в документе говорится, что 18-19 февраля 1999 года члены группировки подбросили оружие предпринимателю Якупову, который отказался уступить им часть своего бизнеса. Поскольку все необходимые протоколы были оформлены безукоризненно, на жалобы Якупова о подбросе ни следствие, ни суд внимания не обратили — «в связи с добросовестным заблуждением», как говорится в материалах дела. В результате бизнесмен получил четыре года лишения свободы. В августе того же года также на четыре года попал за решетку еще один предприниматель — Фаустов. Ему, как считает следствие, подбросили не только «ствол», но и наркотики. Еще один эпизод основывается на заявлении Шарипа Джабраилова, который являлся фигурантом двух уголовных дел. В 2001 году он был задержан за незаконное хранение оружия и наркотиков. Суд приговорил его к 2 годам и 1 месяцу лишения свободы. В ходе следствия выяснилось, что Джабраилов также причастен к покушению на заместителя главного санитарного врача Москвы Александра Мельникова летом 2000 года. За это он был приговорен к 11 годам лишения свободы. Позже Джабраилов написал заявление, в котором утверждал, что в октябре 2001 года Вадим Владимиров сфальсифицировал доказательства по его первому уголовному делу. Это стало одним из оснований для задержания муровца. Отметим, вопрос о реабилитации незаконно задержанных, а следовательно, и осужденных будет решаться, если факты фальсификации дел найдут свое подтверждение в суде.

Не все предприниматели выдерживали прессинг. В ходе расследования были установлены несколько фирм, в число учредителей которых при подозрительных обстоятельства вошли жены и родственники некоторых членов «АОЗТ «МУР». А руководство ООО «Компания Алмед» было вынуждено отдать 234 тыс. долларов. В противном случае муровцы угрожали расправой и распространением компромата на фирму.

Впрочем, сами подследственные милиционеры и генерал МЧС никакой вины за собой не признают. Оптимистично настроены и их адвокаты. «Явно надуманные обвинения, — сказал адвокат Игоря Островского Владимир Жеребенков. — Это сочинение на заданную тему. Заданную Борисом Грызловым. Мой подзащитный во время следствия давал показания и объяснял, как все было на самом деле. В частности, он утверждает, что показания одного из потерпевших по делу Петросяна — чистой воды оговор. Не исключено, что мы потребуем суда присяжных. Они умные люди и разберутся, что к чему, что обвинения не выдерживают критики».

После того как обвиняемые и защита ознакомятся с обвинением, материалы дела будут переданы в суд. Кстати, не исключено, что перед судом муровцы предстанут без Владимира Ганеева. Как стало известно, в последнее время в Генпрокуратуру поступил ряд ходатайств о выделении дела в отношении генерала МЧС в отдельное производство с тем, чтобы впоследствии его рассматривал военный суд.

Александр Игорев

Оригинал материала

«Газета»