Милиция будет качать права Михалкова?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Скоро каждый, кто скачает фильм из Интернета, станет преступником

1270200943-0.jpg Заместитель начальника ГУВД г. Москвы по экономической безопасности генерал-лейтенант Виктор Васильев озвучил истинную причину нашумевших событий вокруг закрытия файлообменных сетей Torrents.ru и iFolder: по его словам, «нашей задачей является пресечение деятельности создателей подобных ресурсов» . Особенно пикантно такое заявление прозвучало на фоне ранее опубликованных уверений Андрея Воробьева, директора по связям с общественностью компании RU-Center (той самой, что в конце февраля закрыла Torrents.ru), будто «сами представители прокуратуры говорят, что у них нет претензий к владельцам этого доменного имени». Может, у прокуратуры и нет, а вот у московской милиции, как оказалось, есть.

И атакой на такого рода сайты они не намерены ограничиваться, а полагают, что следует бороться и с пользователями. «Скачивая фильмы с ресурса, вы сами становитесь распространителями этой продукции среди других пользователей», — заявил Николай Назимок, начальник отдела УБЭП ГУВД по Москве.

Из высказываний Назимока ясно следует, что правоохранительные органы собираются действовать по образцу некоторых западных стран, например, Франции, где, по его словам, «люди, незаконно скачивающие программные продукты, подвергаются штрафу в размере 10 тысяч евро» (на самом деле во Франции пока предложено всего лишь отключать нарушителей от Интернета во внесудебном порядке, что уже вызвало негативную реакцию европейских правозащитников).

Интересно, что вся эта история происходит на фоне скандала, разразившегося вокруг открытого письма в Госдуму от представителей общественности, озабоченных будущим отечественной культуры. В этом письме, опубликованном в начале марта на сайте Ассоциации интернет-издателей (webpublishers.ru), подписавшиеся, в числе которых библиотекари, журналисты, научные работники, интернетчики, музыканты, дизайнеры, просят изменить законодательство в области авторских прав по ряду пунктов, мотивируя это тем, что «наше право закрепляет отжившие подходы индустриальной эпохи» и грозит «утратой Россией ее культурного достояния, перспектив и возможности для инновационного развития».

В ответ заинтересованные лица во главе с лидером Союза кинематографистов Никитой Михалковым и руководителями других творческих союзов (что характерно, кроме Союза журналистов), директором «Мосфильма» Кареном Шахназаровым, гендиректором Первого канала Константином Эрнстом и другими деятелями индустрии направили президенту Медведеву свое письмо, в котором фактически обвинили подписантов в лоббизме пиратства. Причем Михалков не погнушался это сделать напрямую в своем интервью «Коммерсанту»: «Судя по всему, те, кто крышует их (пиратов. — Ю.Р.), имеют там свою долю». Он также озвучил интересную цифру: якобы государство теряет на пиратстве $4 млрд. Известно, что примерно в эту сумму оценивается самими правообладателями ущерб фирм — причем американских и в основном программистских — от пиратства в РФ. Но при чем тут российское культурное наследие и при чем тут вообще государство?

Интересно, что среди прочих, по мнению Михалкова, «крышеванием пиратов» занимаются и основные инициаторы письма. Среди них — Михаил Якушев, бывший директор департамента правового обеспечения Мининформсвязи России (а до того работавший директором по правовым вопросам компании Microsoft—Россия), которого ну очень трудно обвинить в откровенных симпатиях к пиратам; гендиректор Российской государственной библиотеки Александр Вислый и представители «народной энциклопедии» Википедия. Михалков, обвиняя подписантов в желании национализировать авторское право, явно намеренно искажает их позицию, заключающуюся в том, чтобы деприватизировать советское культурное наследие, в создании которого лица, в чьих руках оно ныне находится, не принимали никакого участия. А также в том, чтобы ввести автоматический режим свободного распространения для работ, создающихся на бюджетные деньги. И в том, чтобы ввести в законодательство понятие «свободная лицензия», отсутствие которого не позволяет распространять свободно даже президентские пресс-релизы. Пресс-секретарю президента Наталье Тимаковой пришлось написать специальное разрешительное письмо в Википедию, но это все равно не помогло — раз в законе нет понятия «свободное распространение», то и никакие письма тут не сработают — формально разрешение нужно спрашивать каждый раз и притом оформлять его письменно.

Возвращаясь к файлообмену, заметим, что, очевидно, московское МВД с представителями индустрии категорически согласно, раз собирается ужесточать отслеживание нарушений авторских прав вплоть до борьбы с отдельными пользователями. В этой связи стоит упомянуть, что гражданские дела, согласно Гражданскому процессуальному кодексу РФ, должны возбуждаться согласно заявлению пострадавшего, а не по инициативе правоохранительных органов. И чтобы любой проходящий милиционер мог наказать нарушителя авторских прав, очевидно, придется сначала переквалифицировать дело в уголовное, т.е. оценить ущерб в соответствии со статьей 146 УК РФ как «крупный» — свыше 50 тысяч рублей. Что, как вы понимаете, в современных условиях — раз плюнуть, достаточно подобрать подходящего эксперта, желательно из рядов правообладателей.

Центральный экономико-математический институт РАН (ЦЭМИ РАН) недавно как раз представил доклад, в котором сделана попытка проанализировать реальный ущерб кинематографии от файлообменных сетей. Вывод научного сотрудника Дмитрия Пигорева таков: число скачавших популярный фильм «Суррогаты» с того самого Torrents.ru (крупнейшей российской файлообменной сети, превосходящей ближайшего конкурента по числу скачанных файлов в 8,4 раза) составляет примерно 11% от числа кинозрителей. Наивно было бы полагать, что эти 11% — чистый ущерб отрасли. Те, кто способен смотреть «экранку» (т.е. копию, снятую прямо в зале скрытой камерой), пусть их и меньшинство, в кино все равно не пойдут — им там делать просто нечего. Но и истинные любители, скачивающие копии DVD-качества (появляющиеся в файлообменниках обычно после завершения широкого проката в кинотеатрах), далеко не на любой фильм соберутся в дальний поход. И еще один риторический вопрос, ставший особенно актуальным в связи с последними событиями в московском метро: МВД что, больше совсем нечем заняться?

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::02.04.10