Миллиардер спецназначения погорел на коррупции

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Миллиардер спецназначения погорел на коррупции Китайский инвестор "под прикрытием" Сэм Па (он же Сюй Цзинхуа) "мутил" в Африке и взялся за Москву

Оригинал этого материала

© ИА "РБК", 23.10.2015, Подпольный миллиардер: как сколотил состояние арестованный в Китае Сэм Па, Фото: Business Wire

Олег Макаров, Георгий Макаренко

E3b56461de7323f6754b03128b875c60.jpeg
Слева направо: Сэм Па (он же Сюй Цзинхуа), Марат Хуснуллин (мэрия Москвы) и Чженъи Ху (China Railway Construction Corporation)

Днем 8 октября 2015 года в одном из отелей Пекина был арестован гонконгский предприниматель Сэм Па. О его задержании стало известно лишь неделю спустя из сообщения китайского делового издания «Цайсинь». Текущее местонахождение бизнесмена не раскрывается.

Под арест Па, сколотившего состояние в размере $20 млрд, по оценкам The Sydney Morning Herald пятилетней давности, подвел коррупционный скандал в нефтяной корпорации Sinopec. Дисциплинарная комиссия Компартии Китая объявила о начале внутрипартийного расследования в отношении руководителя провинции Фуцзянь Су Шулиня, который с 2007 по 2011 год занимал пост генерального менеджера Sinopec. Анонимный источник «Цайсинь» сообщает, что основной интерес следователи проявляют к совместной работе Sinopec со структурами Сэма Па по развитию нефтяных месторождений в Анголе.

С 2008 года Sinopec вложила около $10 млрд в разработку пяти нефтяных блоков в этой стране, однако получила от них минимальную отдачу: компания оценивала резервы в трех основных блоках в 2,6 млрд барр. при реальных 1,1 млрд барр. По оценке Счетной палаты КНР, $1,6 млрд из общей суммы были потрачены на поиск и разработку месторождений, оказавшихся в итоге бесперспективными. Красной же карточкой, по выражению «Цайсинь», для аудиторов стал тот факт, что Sinopec выкупила у Сэма Па один из нефтяных блоков за $1,87 млрд при оценочной стоимости активов в $933 млн. По сути, госкорпорация подарила гонконгскому бизнесмену почти $1 млрд.

Китайский спрут

За последние десять лет Па превратился из малоизвестного предпринимателя в главу деловой империи, интересы которой простираются на пять континентов, а суммы сделок исчисляются миллиардами долларов. Он с нуля создал обширную сеть компаний с общими владельцами, директорами и единым адресом регистрации: Квинсвей (Queensway), 88, Гонконг, за которой закрепилось неофициальное название Queensway Group.

Группа ведет бизнес с BP, Total и трейдером Glencore. Ее бизнес охватывает добычу газа в Индонезии, НПЗ в Дубае, недвижимость класса люкс в Сингапуре и самолетный парк Airbus. У компании также есть интересы в КНДР и России. Под контролем Queensway Group находится около трех десятков дочерних структур, главные из которых нефтяная компания China Sonangol и инвестфонд China International Fund (CIF), специализирующийся на инфраструктурных и горнодобывающих проектах. Профессионалы добывающей отрасли, которым приходилось иметь дело с Queensway Group, называют ее конгломератом-призраком.

Данные о доходах и состоянии Па доподлинно не известны, однако, по оценкам экспертов, бизнесмен является долларовым миллиардером. В 2010 году австралийская The Sydney Morning Herald оценивала активы одного только фонда CIF в $20 млрд.

Ни в одном корпоративном реестре нет данных о том, что Па является акционером или директором какой-либо из компаний Queensway Group, но он всегда представляет интересы группы на встречах с президентами, шейхами и магнатами. Он приобрел влияние и заработал состояние, выступая посредником в сделках между Китаем и странами Африки, в первую очередь Анголой.

Китайские власти неоднократно отрицали свою причастность к бизнесу Queensway Group в Африке, но, как выяснила Financial Times (FT) в результате нескольких расследований, Па и его соратники связаны с влиятельными кругами Пекина, разведкой и госкомпаниями КНР.

Queensway сотрудничает с правящими режимами богатых природными ресурсами стран — от Зимбабве и Гвинеи до Анголы и Нигерии. Именно этой стратегии Па обязан тому, что в прошлом году влиятельное подразделение Минфина США OFAC (офис по контролю над иностранными активами) включило его в санкционный список SDN (Special Designated Nationals) за «подрыв демократического и экономического прогресса в Зимбабве». В пресс-релизе OFAC отмечается, что китайский предприниматель известен не только как Сэм Па, но еще под шестью другими именами и имеет три паспорта — КНР, Анголы и Великобритании.

Сэм Па постоянно находится в разъездах. В первые месяцы 2014 года его самолет успел побывать в Гонконге, Сингапуре, на Маврикии, Мальдивах, в столицах Анголы и Зимбабве — соответственно Луанде и Хараре, а также в Джакарте и Пекине, писала FT со ссылкой на публичные данные об авиаперелетах, добавляя, что у предпринимателя при себе всегда есть крупные суммы.

Мистер посредник

Существует несколько версий биографии Сэма Па, все неполные: например, нигде не указывается дата его рождения. Вероятно, Па родился в материковом Китае, а в 1958 году ребенком его отправили в Гонконг. Как следует из гонконгских корпоративных реестров, в 1990-е имя Па фигурировало в данных о нескольких местных компаниях, которые впоследствии обанкротились.

В конце 90-х, то есть спустя примерно два десятилетия после начала реформ Дэн Сяопина в Китае, Пекин принял новую стратегию «выхода вовне». Для китайских госкомпаний, прежде ограниченных в возможностях инвестировать за рубеж, был открыт доступ к иностранным природным ресурсам, рынкам сбыта и масштабным строительным проектам. Африка оказалась привлекательной со всех трех точек зрения для пекинских функционеров: им требовались посредники, способные открыть эти рынки, на этом можно было заработать целое состояние. Па обладал сразу двумя ценными качествами для такой работы — преданностью делу и, несмотря на взрывной характер, умением находить контакт с нужными людьми.

«Порой он бывает очень серьезен и напряжен, — рассказывал Махмуд Тиам, бывший менеджер банка UBS, работавший c Па в Гвинее и занимавший тогда пост министра по делам горнодобывающей промышленности. — Его взгляды о том, какую роль Китай должен играть в мире, имеют прочную идеологическую основу. При этом у него хорошее чувство юмора и он умеет себя подать».

"Захват" Анголы

В начале 2003 года Па приехал в Лиссабон, чтобы встретиться с Элдером Баттальей, главой работающей в Анголе компании Escom Group, интересы которой широки — от горной добычи до недвижимости. Батталья родился в Португалии, но вырос в Анголе, где стал одним из крупнейших частных инвесторов в экономику страны, а впоследствии вышел и на соседние рынки. Бизнесмен вспоминал, что Па хотел создать совместное предприятие для работы в Южной Америке и Африке. Португальцу идея понравилась, но он хотел узнать своего потенциального партнера получше, и Па пригласил его в Китай.

Батталью и его помощников встретили в зале официальных лиц и делегаций аэропорта Пекина. Па устраивал официальные обеды и встречи с представителями госкомпаний КНР, они слово в слово повторяли предложения Па: «Давайте сотрудничать, нам не хватает опыта в этих сферах». В стране, где нет ничего важнее личных связей, у Баттальи не осталось никаких сомнений насчет статуса его загадочного знакомого. «Конечно, я решил, что Сэм работает на правительство... Он выходец из спецслужб, перед ним поставили задачу — помочь вывести Китай на мировые рынки», — добавляет Батталья.

По словам источника FT, близкого к спецслужбам одной из африканских стран, Па работал на внешнюю разведку КНР с начала 1980-х годов. Собеседник издания вспоминает, что он в то время пользовался другим именем: «Сэм — крупный игрок на африканском рынке оружия. Нефть, алмазы и вооружения всегда связаны. Все разведчики в те годы уходили в бизнес».

Батталья согласился вести дела с Па и командой, которую тот начал собирать вокруг себя. Вначале их интересовали энергетические и инфраструктурные проекты в Южной Америке, затем партнеры переключились на Анголу.

После 27 лет гражданской войны, тянувшейся с 1975 года, Ангола лежала в руинах. Правительству второго президента страны Жозе Эдуарду душ Сантуша нужны были деньги на восстановление инфраструктуры. Западные доноры с опаской смотрели на режим с высокими коррупционными рисками. Душ Сантуш обратился на Восток, и так получилось, что Па оказался в нужное время в нужном месте. На последнем этапе гражданской войны Па занимался поставками оружия войскам правительства Анголы. Как и в других случаях, тут ему пригодились связи, которые Батталья наработал в стране за полтора десятилетия до этого. «Тогда в Анголу можно было приехать только в составе официальной делегации», — объясняет португалец.

Летом 2003 года нефтяной гигант Royal Dutch Shell выставил на аукцион свои 50% в нефтяном блоке 18, одном из крупнейших месторождений у берегов Анголы. Пользуясь своими связями, Па перекупил долю через совместные предприятия с ангольской нефтяной корпорацией Sonangol. Для этого его фонд и Sonangol создали два совместных предприятия — China Sonangol International (CSI) и China Sonangol International Holdings (CSH). В свою очередь, CSH договорилась с одной из «дочек» Sinopec о создании своего СП — компании Sonangol Sinopec International (SSI). Формально Shell продала свою долю в месторождении компаниям CSH и SSI за $864 млн.

Параллельно другое совместное предприятие Па — фирма CSI — начало скупать доли в других прибрежных месторождениях Анголы и продавать их с наценкой структурам Sinopec. За несколько лет Па стал ведущим посредником между китайскими госкорпорациями и ангольскими нефтяниками. Попытки совершить сделку в обход его структур Па жестко пресекал. Например, в 2009 году французская Total собиралась продать свою долю в одном из месторождений Анголы напрямую Sinopec за $393 млн. Па через совместные с Sonangol структуры перекупил этот пакет и продал Sinopec уже за $786 млн.

Нецелевая карта

Несмотря на жесткий стиль ведения бизнеса, менеджеры Sinopec ценили уникальные связи и возможности Сэма Па. По информации «Цайсинь», в 2008 году концерн подарил бизнесмену кредитную карту с ежемесячным «потолком» в гонконгских долларах, эквивалентным $130 тыс. До момента деактивации карты в начале 2015 года Па потратил с нее около $7,5 млн.

С картой Па пришлось расстаться в связи с расследо​ванием китайских властей по нецелевым тратам в Sinopec, которое стартовало осенью 2014 года на фоне падения нефтяных цен. По итогам прошлого года основные три из пяти нефтяных блоков Sinopec в Анголе показали общий убыток в размере $1,6 млрд. После этого корпорация приняла решение выйти из убыточных проектов, но по условиям договора не может сделать этого без согласия соинвесторов — Sonangol и структур Сэма Па.

Как заявил FT юрист сингапурского офиса China Sonangol, с арестом Па бизнес всей группы компаний не пострадает, поскольку бизнесмен якобы является «одним из советников» корпорации Queensway.

Положение в мировой экономике затрудняет существование посреднического бизнеса Па. Замедление в экономике КНР вынуждает Пекин сокращать закупки африканских полезных ископаемых. Падение нефтяных цен, в свою очередь, заставляет страны Африки, завязанные на экспорт энергоресурсов, сокращать бюджеты.

Пока что Ангола — второй по величине экспортер нефти в Китай, после Саудовской Аравии. Всего с помощью китайских партнеров власти Анголы запустили более ста проектов в области энергетики, водоснабжения, здравоохранения, образования, телекоммуникаций, рыбного хозяйства и общественных работ.

      • Бизнес Сэма Па в цифрах

Свыше $20 млрд

управляет инвестфонд Сэма Па CIF

780 кв. км

занимает площадь новой столицы Анголы, проектируемой CIF

498 км

железных дорог планировал построить CIF в Анголе

60 млрд руб.

стоит проект линии метро в Новой Москве, соинвестором которого выступил CIF

$1 млрд

стоят недвижимые активы Па в Нью-Йорке

1,1 млрд барр.

составил реальный объем залежей нефти во владении Sinopec в Анголе

Источники: China Investment Fund, Haaretz, The Sydney Morning Herald, правительство Москвы, Счетная палата КНР

      • Па и метро в Новой Москве

19 мая 2014 года в рамках визита делегации правительства Москвы в КНР подконтрольный московским властям «Мосинжпроект» [#ankor1 подписал соглашение о сотрудничестве] с Китайской железнодорожной строительной корпорацией (China Railway Construction Corporation, CRCC) и подконтрольным Сэму Па China International Fund. Стороны договорились о реализации крупного транспортного проекта — строительстве юго-западной линии метрополитена на территории Новой Москвы. Предполагалось, что на новой линии протяженностью 14,9 км от станции «Улица Новаторов» Третьего пересадочного контура до станции «Столбово» будут размещены семь станций. Стоимость проекта оценивалась в 60 млрд руб.

      • Па и Леваев

В 2010 году комиссия конгресса США по обзору вопросов безопасности и торговли между США и КНР обнародовала ежегодный доклад, где помимо прочего упомянула о связях Queensway Group с израильским алмазным магнатом Львом Леваевым . Леваев — глава Africa Israel Investments Limited, которая занимается добычей алмазов, недвижимостью и химическим производством. Компания инвестирует в Африку, Израиль, Россию и США.

В 2008 году Леваев купил у подконтрольных Queensway Group структур 10% акций компании Artfield Group Limited, которая занималась торговлей часами, товарами для офиса, осветительным оборудованием и металлами. Спустя неделю одна из компаний Леваева продала «дочке» 88 Queensway Group долю в проектах, связанных с недвижимостью на Манхэттене, почти за $1 млрд.

Составители доклада подчеркивают, что Queensway Group на самом деле не является частной компанией, но представляет китайские спецслужбы: «С этой точки зрения покупка фирмой высококлассной недвижимости в Штатах вызывает нашу озабоченность и подчеркивает необходимость раскрыть глубину связей Queensway с разведкой КНР».

      • Миллиарды Па сомнительного происхождения

Оригинал этого материала

© Forbes.ru, 25.09.2014, Китайская ветка: кто готов строить метро в Новой Москве

Петр Руденко, Ирина Грузинова, Ирина Телицына

Летом 2013 года, инспектируя строительство самого крупного в Подмосковье торгового комплекса «Лотос Сити» в поселке Мамыри, мэр Москвы Сергей Собянин подробно расспрашивал менеджеров и чиновников про транспортную инфраструктуру. Узнав, что рядом с торговым объектом на 65 га будет станция метро и что инвестиции будут частными, мэр порадовался. «Лотос Сити» с тех пор сменил владельцев — теперь это актив Зараха Илиева и Года Нисанова , концепцию — вместо вещевого рынка он стал сельскохозяйственным, и название — работает объект под вывеской «Фуд сити». Станцию метро вместо частных российских инвесторов построят, скорее всего, китайские.

В мае 2014 года в ходе китайского визита Владимира Путина принадлежащая московскому правительству компания «Мосинжпроект», которая выполняет функции генподрядчика на строительстве новых станций Московского метрополитена, подписала меморандум о намерениях с корпорацией China Railway Construction Corporation (CRCC) и инвестфондом China International Fund (CIF). Партнеров правительство Москвы искало долго. «К нам в очереди никто не стоял, — рассказывает Эльдар Оруджев, заместитель гендиректора «Мосинжинвеста», дочерней структуры «Мосинжпроекта». — Это очень сложный проект с высокими требованиями по безопасности».

Город оценивает строительство ветки в $2 млрд. Один из вариантов финансирования — строить недвижимость возле новых станций. Китайские инвесторы смогут получить под застройку 2 млн кв. м, это могут быть и торговые центры, и офисы, и жилье.

Кто такой Сэм Па

CRCC, которой отводится роль подрядчика, создана в 2007 году на базе дорожно-строительного подразделения Народно-освободительной армии Китая, принадлежит государству. Это вторая по величине строительная компания в Китае и крупнейшая из тех, кто специализируется на транспортной инфраструктуре. С 2008 года акции котируются на Гонконгской бирже.

Предполагается, что привлечением финансирования будет заниматься CIF, которую глава московского стройкомплекса Марат Хуснуллин в комментариях Forbes, переданных через пресс-службу, называет «ведущей инвестиционной компанией в КНР».

Однако, по словам ответственного секретаря российско-китайской палаты Сергея Санакоева, фонд не входит в число лидеров рынка азиатских инвестиций. «Это странное сочетание CRCC и CIF, — говорит Санакоев. — В Китае есть более серьезные и влиятельные институты развития например, Народный банк Китая, Банк государственного развития Китая, Экспортный-Импортный банк, которые занимаются инвестициями в разные страны мира».

CIF создан в 2003 году. Как декларируется на сайте — для реализации масштабных инфраструктурных проектов в развивающихся странах, позволяющих использовать богатый опыт китайских компаний. Такие как Ангола (единственный проект, подробно расписанный на официальном сайте), Зимбабве, Гвинея. По словам эксперта по азиатским инвестициям, пожелавшего сохранить анонимность, CIF участвует в проектах, где непосредственное участие официальных структур нежелательно «и инвестиционные процессы должны быть скрыты от внешнего внимания». В 2009 году фонд стал объектом расследования Конгресса США из-за поддержки Роберта Мугабе , президента Зимбабве, санкции против которого со стороны США и Евросоюза действуют с 2002 года.

Владельцем CIF считается группа частных гонконгских инвесторов, которых часто называют 88 Queensway Group — по адресу штаб-квартиры в Гонконге, где зарегистрированы три десятка связанных с фондом компаний (западная пресса относит к синдикату более 60 компаний, зарегистрированных в семи странах, в том числе в Гонконге, Сингапуре, на Бермудских, Каймановых и Британских Виргинских островах). 99% акций фонда принадлежит компании Dayuan International Development Limited, расположенной по тому же адресу, 1% — у бизнес-леди Ло Фунг Хунг, которая официально числится главой нескольких десятков компаний синдиката. The Economist в заметке 2011 года, расследующей деятельность фонда в Африке, упоминает, что Ло Фунг Хунг — дочь китайского генерала и жена крупного китайского инвестбанкира. Источник Forbes, подробно изучавший фонд CIF на предмет сотрудничества, говорит, что многие его собеседники в Китае считают предпринимательницу сотрудницей китайских спецслужб, а муж ее теперь уже бывший инвестбанкир.

Главным же человеком в синдикате считается Сюй Цзинхуа, более известный под именем Сэм Па. Он скрывает свою внешность, его имя не появляется в официальных документах. Предполагается, что он контролирует фонд через свою жену Веронику Фунг (она владеет 70% компании Newbright International, акционера CIF).

Единственный снимок с ним был опубликован на сайте зимбабвийского портала Nehanda Radio.

По данным журнала The Economist, Сэм Па учился в Баку, где познакомился со студентом Азербайджанского института нефти и газа, будущим президентом Анголы Жозе Эдуарду душ Сантушем и был поставщиком его партизанских отрядов во время гражданской войны в Анголе, которая длилась с 1975 по 2002 год. Именно с Анголы начинается экспансия фонда в африканских странах.

Впрочем, источник Forbes уверяет, что Сэм Па в Баку никогда не учился, по-русски ни слова не знает, а информация о его близком знакомстве с Сантушем и первыми лицами других государств — сильное преувеличение.

Тем не менее именно Ангола стала первой страной, где CIF развернул бурную деятельность. В 2004 году CIF и ангольская нефтяная компания Sanongol, принадлежащая государству, создают совместное предприятие в Гонконге — China Sanongol (70% принадлежит CIF, 30% — Sanongol). Компанию возглавил Мануэл Домингуш Висенте, второй по влиятельности после президента человек в Анголе. По данным The Economist, почти вся нефть из Анголы в адрес китайской государственной компании Sinopec проходит через China Sanongol. За доступ к нефтяным месторождениям (CIF получило больше пяти) фонд обещал вложить $3 млрд в инфраструктурные проекты: дешевое жилье, очистные сооружения, гидроэлектростанции, автомобильные и железные дороги. Схему «ресурсы в обмен на инфраструктуру» фонд начал тиражировать в других африканских странах.

В 2009 году в Гвинее с помощью все того же Висенте китайцы получили 75% в совместном с правительством предприятии, имеющем доступ к месторождениям железной руды и бокситов. Гвинея должна была получить $7 млрд (это больше ВВП страны) на строительство жилья и транспортной инфраструктуры. Контракт был подписан через 12 дней после того, как гвинейские войска открыли огонь по демонстрации против хунты, в ходе чего были убиты 150 человек. По данным The Economist, через месяц после подписания контракта фонд перечислил хунте $100 млн.

Следующей страной стала Зимбабве, где, по данным интернет-издания Zimdiaspora, CIF оказал поддержку режиму Роберта Мугабе: фонд купил 100 пикапов Nissan его разведывательной службе Central Intelligence Organisation, профинансировал программу безвозмездной передачи семян и удобрений крестьянам, чтобы они правильно проголосовали на выборах, пообещал строительство инфраструктуры. Взамен фонд получил доступ к крупным алмазным месторождениям Маранге. Фонд проявлял интерес и к нефтяному месторождению в Мадагаскаре, где создана Madagascar Development Corporation, СП СIF и правительства, зарегистрированное в Сингапуре.

Интереса к России Сэм Па ранее не проявлял. Фактов его знакомства с российскими предпринимателями Forbes обнаружить тоже не удалось. По информации Forbes, несколько сделок с недвижимостью было между CIF и одной из структур Льва Леваева. В частности, в 2008 году CIF купил у AFI USA часть легендарного здания в Нью-Йорке по адресу 23 Wall Street. «В настоящее время у CIF в лице Сэма Па и у структур Льва Леваева нет ни взаимных интересов, ни совместных проектов. Лев Леваев никогда не являлся и не является ни партнером, ни инвестором CIF», — сообщил Forbes источник в Africa Israel.

Израильский предприниматель Аркадий Гайдамак рассказал Forbes, что именно он впервые привозил в Россию представителей China Railway Corporation еще в 2004 году. «Я их и в Анголу в свое время привел. Это огромная государственная компания, там чисто китайские деньги». Фонд CIF он характеризует как «серьезную организацию, которая много работает в Африке». Что касается возможного участия в капитале фонда его оппонента Льва Леваева, Гайдамак уверен: «Леваева там точно нет и никогда не было».

Охота в Африке

В 2009 году то, как Queensway по-тихому обзавелась активами по всему миру, вызвало опасения американского Конгресса. Forbes ознакомился с отчетом комиссии Конгресса по этому поводу. Один из выводов: компания маскируется под частную, но на самом деле действует в интересах китайского правительства — получая доступ к африканским ресурсам, способствует расширению влияния Китая в мире. При этом китайские дипломаты в Анголе в переписке с дипломатами из США (стала известна благодаря Wikileaks) утверждают, что компания частная, «со слабым менеджментом, несмотря на сильные связи с властью в Анголе». Посол Китая в Зимбабве также отрицал причастность китайского государства к фонду и к Сэму Па. Открещивалось и Министерство иностранных дел Китая.

Доказательств того, что за CIF стоит правительство, нет, заявила Forbes Дебора Браутигэм, профессор университета Джона Хопкинса и ведущий специалист по изучению деятельности Китая в Африке. «Поначалу они играли роль посредника для связи официального Китая с ведущими лицами Анголы, поскольку в силу исторических причин китайское правительство не имело там хороших связей, — объясняет Браутигэм. — При этом вряд ли можно сказать, что они прикрывают официальный Китай на рынках с высоким риском, потому что своими действиями компания только увеличивает репутационные риски».

При этом, по данным The Economist, CIF ни в одной из стран не реализовала ни один из обещанных инфраструктурных проектов.

Например, в Анголе CIF обязалась построить новый международный аэропорт, три железнодорожные ветки и социальное жилье. В 2007 году китайские государственные строительные компании, приглашенные в качестве субподрядчиков, остановили работу, потому что CIF перестала платить по счетам. 2000 ангольских рабочих были уволены. Вскоре правительство Анголы выпустило облигации на $3,5 млрд, работы подрядчиков оплатили из бюджета страны. Гвинея так и не дождалась 100 автобусов, зато главнокомандующий страны получил в подарок вертолет.

«У CIF очень противоречивая история, — говорит и Дж.Мейли, эксперт Africa Center for Strategic Studies. — CIF много обещала, но мало сделала. Но несмотря на такую репутацию, она быстро расширяет свою деятельность по всей Африке, часто работая в странах, переживающих политические кризисы или даже военные конфликты. Было много сообщений, что группа 88 Queensway принимает участие в нелегальных сделках, включая торговлю оружием, контрабанду алмазов и подкуп должностных лиц».

Как CIF, имеющая столь противоречивую репутацию, оказалась в числе партнеров московского правительства? В самом фонде запрос Forbes оставили без ответа. По мнению Дж. Мейли, появление CIF в этом году в Москве вполне логично: «Руководство фонда не раз уже сотрудничало со странами, которые находятся в изоляции со стороны Запада. И санкции, наложенные на Россию, дают CIF возможность для выгодных сделок — позиция второй стороны ослаблена. Каким бы непрозрачным ни был фонд, он готов работать с Россией, в отличие от многих других международных инвесторов».

Дж. Мейли отмечает, что Па всегда движет личная выгода, а не политика.

По словам источника Forbes в девелоперской среде, Минфин не рекомендовал правительству города сотрудничать с фондом, репутация которого противоречива. Получить комментарии в министерстве по этому поводу не удалось.

После нескольких раундов переговоров «Мосинжпроект» подготовил техзадание и финансовое обоснование проекта. Китайская сторона сейчас занята расчетами. В Москве очень надеются, что уже в октябре контракт будет подписан. Конкурентов у китайского фонда, похоже, нет.

 


Ссылки

Источник публикации