Миллиардные убытки, коррупция и показуха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::03.08.2009

Морская охрана России: миллиардные убытки, коррупция и показуха

Начальник регионального пограничного управления ФСБ РФ по ДВФО Валерий Путов: "Почему это везде берут, а пограничники не могут брать?"

Максим Яворский

Compromat.Ru

Начальник регионального пограничного управления ФСБ РФ по ДВФО Валерий Путов

Работа под «удобными» флагами, «зеленые коридоры» на границе, перегрузы нелегального улова под прикрытием военнослужащих –свои «ноу хау» браконьеры используют в приморских регионах по всей России.

Но то, что произошло у берегов Камчатки, поражает воображение. Ущерб от нелегального промысла только за полтора года здесь превысил полмиллиарда долларов. Чем же занимаются местные пограничные начальники, пока браконьеры грабят страну?

Первое знакомство

В апреле 2003 года у западного побережья Камчатки патрульный корабль Северо-Восточного пограничного управления (СВПУ) застал во время нелегального перегруза крабопродукции два судна.

Одно из них попыталось скрыться с места обнаружения. Но его задержали. Им оказался производственный транспортный рефрижератор (ПТР) «Кастрикум», на котором нашли более 60 тонн нелегального улова. Владельцем ПТР числилось ООО «Альянсконтракт-ДВ» из Приморья. Камчатские обэповцы пытались найти эту фирму во Владивостоке. Но ее официальный адрес оказался липовым, а телефоны были зарегистрированы на другую компанию - «Дальинвестпро», в офис которой и наведались оперативники. Там они обнаружили документы по деятельности «Кастрикума». Финансовый директор «Дальинвестпро» пояснила, что ее начальство базируется в Москве, туда и направлялись все отчеты не только по ПТР «Кастрикум», но и по многим другим судам, которые формально принадлежали разным фирмам. Тут же был изъят и список этих фирм, которые имели много общего: например, адреса и руководителей. В их числе – загадочное ЗАО из Анадыря «Восточные рыбные ресурсы».

В последующие месяцы в Охотском море было задержано еще несколько судов, которые упоминались в изъятом списке, с нелегальной крабопродукцией на борту.

На них была найдена переписка, которая велась внутри промысловой экспедиции. Она была зашифрована. Суда-добытчики («ловцы») обозначались целыми цифрами, транспортники («бегуны») - дробными. Из переписки выходило, что «бегунов» было четыре. А работали они парами, доставляя продукцию с «ловцов» в зарубежные порты.

Казалось, правоохранительные органы вот-вот выйдут на организаторов. Но в июне 2003-го активные следственные действия и задержания были приостановлены. В том же месяце новым начальником Северо-Восточного пограничного управления стал Валерий Путов. С тех пор подобных операций против крабовых браконьеров на Камчатке не наблюдалось. А фирма «Восточные рыбные ресурсы» вдруг оказалась большим другом командования СВПУ.

Скажи мне, кто твой друг…

Одно из первых интервью Валерия Путова в качестве начальника СВПУ было опубликовано под многозначительным заголовком: «За все в этой жизни нужно платить». Немало внимания в нем было уделено проблеме коррупции. Вот что Валерий Владимирович сказал про чиновников, которые собирают мзду с бизнеса: «Вы развратили их на Камчатке сами. Если бы был честный рыбак – ему зачем платить? А когда он браконьер – тогда другое дело». Итак, генерал ясно дал понять, кто и почему платит.

В последующих интервью он, возможно, подзабыв те свои слова, стал рассказывать о том, что СВПУ принимает спонсорскую помощь от некоторых рыболовецких фирм. В том числе, от знакомых нам «Восточных рыбных ресурсов». Так, в 2004 году это ЗАО финансировало издание книги под редакцией Путова «Северо-Восточное региональное пограничное управление ФСБ РФ: прошлое и настоящее». Были и другие, более серьезные факты. Например, одна из камчатских газет в свое время направляла в СВПУ официальный запрос: «Получало ли ваше управление в 2003-2004 гг. в качестве шефской помощи от ЗАО «Восточные рыбные ресурсы» автомобиль Тойота Лэнд Крузер?». Ответа не последовало. Может, это тот случай, когда молчанье знак согласья?

Допускаю, что многие предприятия оказывают шефскую помощь военным от чистого сердца. Но когда в этой роли выступают такие фирмы как «Восточные рыбные ресурсы», слово «шеф» приобретает иной смысл.

Тем временем, Валерий Путов ушел на повышение. В 2006 году он был назначен начальником регионального погрануправления ФСБ России по Дальневосточному федеральному округу. Его преемником на Камчатке стал генерал-майор Александр Лебедев. Валерий Владимирович мог быть спокоен: он оставил выстроенную им систему в надежных руках. Но в 2007-м к генералам возникли серьезные вопросы относительно их деятельности и связей в коммерческих кругах.

Compromat.Ru

Начальник СВПУ ФСБ России Александр Лебедев

Все берут. И генералы – тоже?

21 сентября 2007 года в Москве были задержаны президент американской компании «Global Fishing Inc» Аркадий Гонтмахер (эта компания продавала в США российских крабов), президент ЗАО «Восточные рыбные ресурсы» Азиз Эмбарек и бухгалтер ЗАО Александр Суслов. Главные фигуранты дела обвиняются в создании преступного сообщества с целью легализации за рубежом браконьерской крабопродукции.

Если верить материалам дела, речь идет о той же преступной схеме, которая была вскрыта в 2003-м. То есть, злоумышленники (те же самые) опять отправили в море флотилию краболовных судов (тех же самых), которые регулярно превышали свои квоты, перегружали излишек на транспортные суда, а те вывозили его в Южную Корею. Там продукция получала легальный статус и экспортировалась в США.

От варианта 2003 года есть только два отличия. Во-первых, транспортники были переоформлены на иностранных владельцев. Браконьерам так стало удобнее, поскольку иностранные суда не обязаны подавать на российский берег судовые суточные донесения. А во-вторых, и это главное, пограничники им уже не мешали.

Следствие подсчитало, что в 2006-м упомянутые коммерсанты организовали незаконную добычу 21 тысячи тонн краба вместо полторы тысячи тонн, положенных им по квоте, а за первое полугодие 2007-го - 15 тысяч тонн вместо 2,6 тысяч. Общий ущерб, нанесенный интересам России, оценен в 545 млн долларов! Браконьеры вели промысел почти в открытую, никого не боясь. Совершенно очевидно, что инспекторы, работавшие в море, либо закрывали на все глаза, либо откровенно обеспечивали им прикрытие. Но разве они решились бы на такой риск без согласия или прямого указания своего начальства? Или кто-то сомневается, что в береговой охране ФСБ возможна коррупция на уровне руководителей?

Когда в октябре 2007 года в отношении военнослужащих Сахалинского пограничного управления береговой охраны ФСБ было возбуждено уголовное дело за пособничество браконьерам, Валерий Путов заявил: «Почему это везде берут, а пограничники не могут брать? … Коррупция есть во всей России, почему ее не должно быть у нас?» Комментарии излишни. Генерал, как всегда, предельно откровенен.

И еще один штрих. По сообщению газеты «Вести» – Петропавловск-Камчатский от 21 декабря 2007 года, когда в Москве был арестован Аркадий Гонтмахер, на сайте www.apicda.com было опубликовано заявление его фирмы Global Fishing. В нем есть любопытная строчка: «Аркадий и Global Fishing потратили миллионы долларов на материальную помощь пограничникам…» (Дословно на английском фраза звучит так: «The fact of the matter is that Arkady and Global Fishing have spent millions of dollars to help upgrade the border guards…»)

Контекст письма заставляет сомневаться в том, что имеются в виду американские пограничники. В таком случае возникают вопросы к их российским коллегам. О каких миллионах идет речь? Кому именно поступала эта «помощь»? И почему до сих пор нет ответного заявления о том, что в России погранслужба финансируется государством, а не американскими коммерсантами (совместно с их российскими партнерами)?

Предательство

Только задумайтесь: огромные транспортные суда под иностранными флагами незаконно и безнаказанно заходили в территориальные воды России по «зеленым коридорам» на границе. А если бы у них на борту были террористы и тонны взрывчатки?!

Это не простой сбой в системе морского контроля, это ее полный провал. После такого скандала ответственные должностные лица должны уходить в отставку. Но пограничные начальники пока остаются при своих должностях и погонах. И по-прежнему заявляют, что граница на замке. С января по июнь этого года камчатские пограничники задержали в море пять иностранных транспортных судов, оборудованных для перевозки нелегального улова Но радоваться успехам погранслужбы рано.

Как правило, задержав транспортник с браконьерским крабом на борту, пограничники никак не могут найти суда, которые этот улов добыли и перегрузили. Может, не ищут?

На 2009 год установлен запрет на промышленный лов наиболее ценных видов краба, поскольку они оказались под угрозой полного уничтожения.

Вместо послесловия

Во время прошлогоднего визита на Камчатку президент Дмитрий Медведев заявил, что ежегодный ущерб от браконьерства оценивается почти в 1,5 млрд долларов (!).

Теперь взглянем на итоги работы Северо-Восточного погрануправления, которое контролирует морские районы, где, в основном, и цветет браконьерский промысел.

Итак, в 2008 году общая сумма взысканных штрафов, исков, средств от реализации имущества и морепродуктов составила порядка 333,5 млн рублей Кладем на одну чашу весов эти 333,5 млн рублей, а на другую - 1,5 млрд долларов реального ущерба. Ясно, что перевесит. Генералам самим должно быть смешно, когда они сопоставляют эти цифры.

Чем же так занято пограничное управление, пока браконьеры грабят страну? Вот типичные примеры его кипучей деятельности. В 2008 году в Охотском море капитан судна «Юго-восток-5» Рыбаков выловил 2,8 тонны трески по разрешению, которое на тот момент еще не действовало. Капитан своей ошибки не скрыл и сам добровольно заявил о лишнем улове инспекторам. Но напрасно он надеялся, что такое незначительное нарушение будет признано административным. Пограничники и прокуратура раскрутили это дело по полной программе. Судно задержали, сняли с промысла. Капитан, пробыв почти полгода на подписке о невыезде, был осужден по уголовной статье.

Или вот более громкая история. В прошлом году в Охотском море пограничники задержали целую флотилию судов за превышение нормы выхода минтаевой икры. На промысле, на котором уловы и продукция измеряются десятками тысяч тонн, инспекторы по команде из СВПУ вдруг стали высчитывать количество произведенной икры с точностью до миллиграммов из-за своеобразной трактовки правил рыболовства. В итоге каждое второе судно можно было хватать и тащить в порт за «нарушение». Большое количество компаний Дальнего Востока тогда не смогли полностью освоить свои квоты, получить законную прибыль, в полном объеме выплатить зарплату коллективам и налоги. Убытки составили миллионы рублей. Что же выиграла от этого страна? Капитан траулера «Сероглазка» отделался в суде устным замечанием, капитан траулера «Вулкан Ксудач» – стотысячным штрафом и так далее. И это государственный подход?

А можно и под пули попасть. Огонь на поражение по своим рыбакам – это стало на Дальнем Востоке почти рядовым явлением. Хотя даже норвежские пограничники жалеют нарушителей из России, преследуют до последнего, не применяя оружия, что показал случай с траулером «Электрон».

Показатели СВПУ, конечно, растут как на дрожжах, только к реальной борьбе с браконьерством это имеет мало отношения.

А государство, потратив миллиарды на морскую охрану, получает в результате миллиардный ущерб, коррупцию и показуху.