Миллиарды Минеева: расследование адвокатов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Александр Минеев

Юристы, защищающие интересы матери убитого магната, доказывают ошибочность версии следствия о том, что именно Минеев был конечным собственником имущества

В последнее время в ряде СМИ и на одном из федеральных телеканалов появились публикации и сюжет о ходе расследования дела об убийстве бизнесмена Александра Минеева, в которых комментарии давали и представители правоохранительных органов. Минеев владел недвижимостью на $1 млрд, захват которой и был основной целью злоумышленников. По мнению адвокатов, которые представляли в деле интересы матери Александра, изложенная в публикациях версия убийства далека от истины. Защитники провели собственное расследование и решили представить свою точку зрения и хронологию развития событий.


Громкой эта история стала после сообщения о расстреле из автомата в подмосковной Загорянке Александра Минеева. Интерес у общественности вызвало в первую очередь не само убийство, а сообщения в СМИ о том, что за пару месяцев до этого преступления были похищены объекты недвижимости на сумму $1 млрд, возвратом которых занялся Минеев. От этой же самой версии стали отталкиваться и адвокаты матери Александра Минеева, к которым последняя обратилась с просьбой о помощи спустя неделю после похорон сына.


В связи с тем, что следователь Антонов, которому было поручено расследование уголовного дела, с самого начала отказался считать мать погибшего потерпевшей по делу, адвокаты приняли решение начать собственное расследование.


Почти все СМИ сразу назвали Минеева бенефициарным владельцем недвижимости, стоящим в конце цепочки юридических лиц. Такая версия появилась не без оснований. Допрошенные после убийства Минеева двое из лиц, непосредственно управлявших похищенной недвижимостью, назвали Минеева конечным выгодоприобретателем всего имущества.


Взяв за основу появившуюся в СМИ, а позднее и у официального следствия, версию о том, что бизнесмена убили в связи с его попытками в судебном порядке вернуть все похищенное имущество первоначальным собственникам, чьим представителем называл себя сам Минеев, адвокаты предложили установить, кому же в действительности принадлежали коммерческие площади и кто был их выгодоприобретателем.


В результате адвокатского расследования удалось узнать, что уже к началу 2006 года ООО «АМФИН» и ООО «АМКО-Капитал», учредителем которых был Александр Минеев, продали находившиеся у них в собственности помещения бывших магазинов «Партия» и «Домино» и в добровольном порядке заявили о своей ликвидации.


Позднее Александр Минеев на заседании Высокого суда Лондона по делу о разделе совместно нажитого имущества скажет: «Когда я покинул Россию в 2005 году, я отошел от дел. Я закрыл мои российские предприятия. Экономический и коммерческий климат в России был не очень хорошим, и я не хотел продолжать заниматься там бизнесом… Мое участие в деятельности всех компаний прекратилось в 2005 г., до нашего переезда в Англию. Поэтому она (супруга бизнесмена Ирина – «Росбалт») права, когда говорит, что я перестал управлять универсальными магазинами. После того как я прекратил коммерческую деятельность, недвижимое имущество было продано, я больше не владею им и не сдаю его внаем. Даже в случаях, когда я владел им, имели место крупные банковские займы» (параграфы 16, 35, 36 письменного заявления под присягой Александра Минеева).


В Лондоне отношения между супругами Минеевыми портятся. Александр Минеев: «Наши взаимоотношения в 2008 г. были такими же, как и раньше: не очень хорошими. Мы не очень ладили друг с другом, как и раньше, но я никогда не говорил, что мы должны развестись или что она должна вернуться и жить в Москве» (параграф 23 письменного заявления под присягой Александра Минеева).


По мнению адвоката матери Минеева Вадима Веденина, в 2009 году Ирина Минеева тайно развелась с Александром в Москве, ничего ему не сообщив об этом. При этом в своем заявлении о расторжении брака Ирина указывала, что «не существует никакого спора в отношении опеки над детьми или раздела имущества».


Получив таким образом развод, Ирина в 2010 году подает иск в Высокий суд Лондона к бывшему супругу Александру Минееву, требуя с него всю его лондонскую недвижимость, алименты на содержание и обучение детей и солидную денежную компенсацию за годы брака.


Александр Минеев: «Ирина говорит, что я «отказался» предоставить ей какую-либо финансовую помощь. Она неправа. Она никогда не просила у меня денег. Да она и не говорит, что просила. Я иногда давал деньги детям, но Ирина не просила их у меня. Меня не удивляло, что она их не просит, поскольку она всегда получала от меня деньги на протяжении нашего супружества, и я полагал, что у нее имеются сбережения… Я согласен с тем, что Ирине принадлежит большое количество драгоценностей, в том числе, кольцо с бриллиантом от «Графа», которое стоит 250 тыс. фунтов. Общая стоимость принадлежащих Ирине драгоценностей значительна. Ирина имеет и другие активы и банковские счета, кроме тех, которые она упомянула в параграфах 26, 27 ее письменного заявления под присягой. Ирина имеет банковский счет в банке «Кредит Свисс» в Женеве. Она открывала его, по крайней мере, 5 лет назад. Я был с ней в этом банке, когда она его открывала. Мне известно, какая сумма имеется на этом счету сейчас. Ей принадлежит автомобиль «Инфинити FX45», аналогичный «Рейнж Роверу», который она держит в Москве. Он стоит около 50 тыс. фунтов, и купил его ей я» (параграфы 24, 25, 27 письменного заявления под присягой Александра Минеева).


В начале 2012 года Александр Минеев возвращается жить в Москву, где решает поселиться в подмосковном коттедже своей матери Аллы Аркадьевны в поселке Загорянский.


По мнению Вадима Веденина, которое сложилась в результате адвокатского расследования, в 2012 году бывшим имуществом сети магазинов «Партия» и «Домино» владеет и управляет партнер Александра Минеева по бизнесу Константин Ваньков. Компаньоны договариваются, и Александр Минеев привлекается к управлению недвижимым имуществом. «Мы предполагаем, что Ваньков, убедившись в способности Минеева самостоятельно управлять принадлежащим ему арендным бизнесом, решил сменить род деятельности», - отмечает Вадим Веденин.


Адвокат выяснил, что одновременно с этим начинает развиваться другая история. На работу к Минееву личным помощником устраивается некий Борис Караматов, которому Минеев после бурной вечеринки рассказывает о том, что он является теневым хозяином большого количества московской недвижимости и что среди его работников одни воры и мошенники.


У Караматова тут же созревает план по отъему у любителя затяжных вечеринок всего (как он на тот момент считает) недвижимого имущества. Так в этой афере появляются и лжегенерал Куриленко, и финансист с темным прошлым Михаил Некрич, и зять беглого олигарха Бориса Березовского Георгий Шуппе. Произведя подготовительные действия по регистрации новых компаний-собственников, «компаньоны» ждали какого-то события, чтобы начать рейдерский захват, и оно случилось в августе 2013 года. Высокий суд Лондона вынес решение по иску бывшей жены и детей Минеева о взыскании с него всего английского имущества и 38 миллионов фунтов стерлингов.


«По нашему мнению, серьезную роль в этой истории играл столичный адвокат Сергей Боголюбский. По версии следствия, рейдерский захват имущества Минеева был осуществлен на деньги Некрича и Шуппе. А в России их интересы представлял Боголюбский. В результате в ходе расследования следствие вышло на него. Мы полагаем, что к этому времени Боголюбский уже мало общался с Некричем и Шуппе, а вполне мог начать поддерживать отношения с бизнесменами Палихатой, Максимом Лалакиным и рядом других лиц. Максим Лалакин - сын Сергея Лалакина, которого ранее СМИ называли лидером подольской ОПГ. По нашему мнению, среди нового окружения Боголюбского и стоит искать людей, которые желали стать конечными получателями недвижимости стоимостью $1 млрд, - отмечает Вадим Веденин.- Как я считаю, следователь Антонов с самого начала расследования ухватился за версию о том, что Минеев являлся единственным собственником недвижимого имущества, и не рассматривал никакие другие.


Например, документы о том, что головная компания из Гонконга принадлежит другим лицам, Антонов посчитал не имеющими отношения к предмету расследования по уголовному делу, о чем в деле имеется его рапорт. Не захотели они разбираться и с непосредственно исходящим от Ванькова заявлением на имя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Маркова, в котором буквально сказано, что следователь «Антонов С.А. с не известными мне лицами вынудили меня подписать показания, которые были уже заготовлены, тем самым подтвердив, что бенефициаром был именно Минеев А.А. После этого следователь Антонов С.А. пообещал оставить меня в статусе свидетеля», - отметил Вадим Веденин. В результате заявления Ванькова также были оставлены без правовой оценки и даже не приобщены к материалам уголовного дела.


По мнению защитника, следствию выгодна версия, что именно Минеев был конечным собственником имущества. «Так ведь получается, что никого из претендентов на имущество не останется, кроме детей Минеева, с которыми уже успели к тому времени договориться и создать совместную компанию ООО «Наследники Минеева А.А.», а директором и учредителем стал бывший полицейский Игорь Терещенко», - полагает Вадим Веденин.


В связи с этим единственным вариантом защиты нарушенных прав собственников имущества стало решение Константина Ванькова о продаже головной компании «Crazy Dragon» людям, которые успешно защитили свои права владения недвижимым имуществом в арбитражных судах в России, а также доказали свою правоту и в судебных инстанциях Белиза, Сейшел и Гонконга.


В настоящее время имеются все решения, вступившие в законную силу, подтверждающие как саму корпоративную структуру владения имуществом, так и права собственности лиц, у которых оно сначала было похищено и затем возвращено в судебном порядке, несмотря на ожесточенное сопротивление, отмечает защитник.


Адвокат Веденин: «Одним из важных, не устраненных пока еще фундаментальных нарушений следственным органом прав законных собственников имущества является отмена постановления о признании потерпевшими компаний, чье имущество было похищено. То есть сам факт хищения собственности у компаний, по мнению следователя Антонова, есть, а ущерба компаниям нет. Чудеса логики! Печально, что уголовно-процессуальная система в России построена так, что добиться признания действий следователя по уголовному делу в судебном порядке неправомерными практически невозможно. Суды уклоняются от рассмотрения доводов жалобы по существу, ссылаясь на процессуальную самостоятельность следователя. Получается, что у следователя есть право творить любое беззаконие и нет механизма его привлечения к ответственности, равно как и восстановления нарушенного права».


Однако законные собственники не теряют надежды и готовят иски в международные суды, где попытаются доказать незаконность отказа в доступе к правосудию потерпевшим лицам, утверждает адвокат Веденин.


Ссылки

Источник публикации