Миллиарды в трубу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Премьер-министр России признал, что нефтепровод ВСТО "не оправдывает надежд"

1173869229-0.jpg Гигантский сибирский нефтепровод рискует оказаться убыточным. Премьер Михаил Фрадков признал, что темпы работ по освоению недр Восточной Сибири «не оправдывают надежд» и это ставит под угрозу заполнение нефтепровода Восточная СибирьТихий океан (ВСТО). В Транснефти недоумевают по поводу опасений премьера, однако независимые эксперты полагают, что ситуация в которой многомиллиардный проект может оказаться убыточным, вполне реальна.

Председатель правительства призвал Минприроды «стоять на ушах», чтобы лучше проверять недропользователей. Как выяснилось, лишь 5% из них выполняют свои обязательства по геологоразведке, что ставит под угрозу проект нефтепровода ВСТО — трубу просто нечем будет заполнять.

«На сегодняшний день недостаточно разведанных месторождений, чтобы обеспечить прокачку нефти на уровне самоокупаемости, то есть 80 млн. тонн в год, — пояснил директор Института проблем нефти и газа Анатолий Дмитриевский. — На базе уже открытых месторождений есть возможность довести мощность лишь до примерно 50 млн. тонн в год. Необходимо интенсифицировать разведывательные работы на северных морях. По нашим оценкам, сделанным еще много лет назад, прогнозных месторождений вполне достаточно».

«Проблема исчерпаемости ресурсов в Сибири вообще не стоит, — рассказал замначальника пресс-службы Минприроды Николай Гудков. — По оценкам министерства, общие прогнозные запасы нефти в Восточной Сибири составляют более 1 млрд. тонн. На сколько лет хватит этих запасов, даже судить сложно, речь идет о многих десятилетиях». Правда г-н Гудков не взялся оценивать рентабельность добычи и транспортировки указанных запасов — этим ведомство не занимается. В «Транснефти» также отвергают всякие сомнения. «Мы не занимаемся нерентабельными проектами, — заявил вице-президент компании Сергей Григорьев. — Уже примерно лет через 10, может быть 15, нефтепровод Восточная СибирьТихий океан выйдет на самоокупаемость. Что же до наполняемости трубы, то тут и говорить не о чем — труба уже обеспечена достаточным количеством нефти за счет месторождений европейской части России».

Сказать точно, когда ВСТО станет прибыльным, г-н Григорьев не смог, так как ему пока не известны общие затраты. То, что они беспрецедентно велики по российским меркам, ясно уже сейчас: пока стоимость строительства оценивается в 11 млрд. долларов, но это еще не конечная сумма. Значительное удорожание проекта произошло после переноса трубы подальше от Байкала. По признанию г-на Григорьева, новый маршрут примерно вдвое увеличил затраты, поскольку, помимо удлинения трубы, потребовалось еще и создавать инфраструктуру фактически на пустом месте. Однако в «Транснефти» не сомневаются, что даже при таких расходах проект окажется выгодным.

Такой оптимизм разделяют далеко не все. «Говорить о рентабельности нефтепровода ВСТО пока не приходится, — считает исполнительный директор Фонда развития энергетической и инвестиционной политики, зампред Совета по производительным силам и природным ресурсам при МЭРТ и РАН Александр Арбатов. — Сырьевой базы, достаточной для наполнения трубы, пока нети неизвестно, будет ли. В северных районах Восточной Сибири, где ведутся сейчас разведывательные работы, довольно сложная тектоника, много разломов, много магматических пород не дающих возможности углубляться более чем на 1500 — 1600 метров. Кроме того, эти месторождения небольшие — самые крупные из них уже давно обнаружены, ведь они же и самые заметные. Может так оказаться, что достаточных ресурсов так и не будет найдено, и многомиллиардный проект, строительство которого уже началось, окажется убыточным».

Сомневается в окупаемости ВСТО и эксперт по ТЭК Института экономики РАН Владимир Волошин. «Просчитать объем запасов в Восточной Сибири очень непросто», — сообщил он. Однако, по его мнению, позиция властей, принявших решение тянуть трубу на восток, объяснима: пока Европа диверсифицирует поставки топлива, Россия, по тем же соображениям энергетической безопасности, дифференцирует сбыт. Экономически это рискованно, зато с Европой можно будет говорить на равных.

Роман Доброхотов

Оригинал материала

«Новые известия» от origindate::14.03.02