Миллионы Дьяченко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "МК" origindate::16.12.99

Миллионы Дьяченко

Новые подробности махинаций дочерей президента

Хинштейн Александр

Converted 10181.jpgС недавнего времени в нашем лексиконе появилось новое слово — "Семья". Именно так, с большой буквы — Семья.

О "семейных" делах написано уже немало. О похождениях членов ее — тем более. Заграничные вклады, кредитные карты, виллы за рубежом...

Но вот парадокс: ни на одно из прозвучавших обвинений Семья не ответила. Не сочла возможным. Интересно посмотреть, как удастся Семье сохранить молчание и на этот раз. Речь ведь уже идет не о призрачных виллах или вкладах, которых мы с вами в глаза не видели. О вещах более чем конкретных, коснувшихся каждого из нас...

Именно дочери президента Татьяна Дьяченко и Елена Окулова вместе с сотнями других титулованных особ — вице-премьеров, министров, генералов — были причастны к дефолту 17 августа, отбросившему страну за черту бедности. Именно они в числе 780 сановников активно играли на рынке ГКО. Именно их "шкурные" интересы во многом и привели к дефолту.

Об этой истории я частично уже рассказывал в своей программе "Секретные материалы" (ТВЦ, 12 декабря). Все подробности, однако, в программу не вошли. Например, кто был в списке сановных "игроков", как связаны эти аферы с "Бэнк оф Нью-Йорк", причастность к этому банку да и ко всем махинациям президентского администратора Волошина...

Можно ли было избежать дефолта? Вопрос ключевой. Экономисты, профессионалы утверждают, что можно. И Глазьев, и Маслюков, и Шохин говорят, что много раз предупреждали правительство: необходимо "завязывать" с играми в ГКО.

Конечно, в самих ГКО ничего преступного нет. По такому пути идут многие страны: если в казне нет денег — их занимают у народа, и платят с этого долга проценты. Разумные.

У нас же — все не слава богу. Подходил срок погашения ГКО — денег по-прежнему не было. Вместо них давали новые обязательства. С новыми процентами. А потом — еще. И еще. Пирамида росла.

Не за то отец бил, что играл, а за то, что отыгрывался... Сумасшедшая прибыль, которую получали игроки в ГКО, — а в 98-м году она уже составляла 120—140 процентов — затмевала разум. Отчасти я понимаю этих людей: зачем вкладывать деньги в промышленность, в предприятия. Купил ценную бумагу — и живи спокойно. Ведь чиновники, от которых зависели все решения, и игроки в ГКО были одними и теми же персонажами...

     Рассказывает генпрокурор Юрий Скуратов:
     — После дефолта мы начали выяснять, что же привело к краху финансовой системы страны. Провели выемку базы данных Межбанковской валютной биржи. Работа колоссальная — всего в ней значилось 45 тысяч человек. Скоро было установлено, что на рынке ГКО активно играли многие должностные лица. Всего — 780 человек.

     — Кто?

     — Два вице-премьера правительства — Чубайс и Серов. Ряд федеральных министров — Козырев, министр образования Тихонов. Большое количество чиновников Министерства финансов — заместители министра Вавилов, Астахов. То же самое Центробанк — в частности, первый зампред Алексашенко. Многие и многие другие...

     — А что предосудительного в том, что эти люди играли в ГКО?

     — Они имели доступ ко всей так называемой инсайдеровской информации. То есть сами же устанавливали правила игры, сами играли и, разумеется, выигрывали... Я не берусь утверждать это категорически — окончательный ответ должно дать следствие, — однако мы рассматривали версию того, что должностные лица, понимая, к чему приведет пирамида, сознательно не останавливали маховик. Ведь то, что пирамида рухнет, они не могли не осознавать. Но возможность получить сверхприбыли, тем более если ты четко знаешь, что никогда не останешься в проигрыше и все равно успеешь вытащить деньги, была для них важнее интересов страны. (Повторюсь, я говорю об этом лишь как о версии.)

...У меня в руках — материалы из уголовного дела, возбужденного Генпрокуратурой. Фамилий — море. Разумеется, все их приводить я не буду. Назову лишь некоторые (для начала).

Министр промышленности Беспалов, его зам — Наполов; первый замминистра обороны Михайлов; первый зампред Верховного Суда Радченко; замминистра экономики Васильев; замминистра финансов Шаталов. Руководящие работники МИДа (Кузнецов), МВЭС (Сарафанов), Минстроя (Полтавцев), Минтопа (Кудрявый), Мингосимущества (Зеленкин), Госналогслужбы (Павлов), ФСТР (Виноградов). И другие официальные лица.

Как видно, игроки эти обладали огромными возможностями. Это в их силах было принимать те или иные решение. Продолжать игры в ГКО или прекращать. Они и принимали.

Впрочем, в сравнении с двумя другими особами титулы этих людей выглядят словно маленькие плевочки... Слово Юрию Скуратову:

— В числе участников рынка ценных бумаг, по имеющимся у следствия данным, были обе дочери президента — Татьяна Дьяченко и Елена Окулова. Факт этот задокументирован. Ну что касается Окуловой, то здесь особых претензий нет — она не госслужащая. А вот Дьяченко — советник президента. По всем существующим нормам она не могла принимать участие в такого рода деятельности.

     — Почему?

— Потому что госслужащий не имеет права заниматься коммерческой деятельностью. Она должна жить исключительно на зарплату — все остальные формы заработка (за исключением творческой работы, научной и чтения лекций) запрещены. Это что касается Татьяны Борисовны. По остальным же фигурантам мы усматривали признаки и иных преступлений. Во-первых, злоупотребление должностными полномочиями. Если они использовали служебную информацию о ситуации на рынке ГКО — состав налицо.

Во-вторых, уклонение от налогов. В-третьих, незаконное участие в предпринимательской деятельности. Я думаю, что игры с ГКО использовались многими чиновниками как возможность легализовать те средства, происхождение которых объяснить они не могли.

     — Кстати, о средствах. Какими суммами оперировали дочери президента?

— Речь шла о миллионах рублей.

     — То есть эти деньги Татьяна Борисовна заработать честно не могла?

— Это уже вопрос к следствию. Мы планировали во всем разобраться — уплачены ли налоги, откуда взялись деньги. Дело только начало разворачиваться — основная работа должна была прийтись на февраль. Но первого февраля меня убрали...

     — Юрий Ильич, дочери президента сумели вытащить свои деньги перед кризисом?

— Повторюсь: нам не дали докопаться до сути. Утверждать конкретно — я не берусь. Что же касается других игроков — сомнений нет: значительная часть чиновников успела, естественно, обналичить облигации, переконвертировать их в доллары. Думаю, очень перспективно было бы посмотреть, кто из физических лиц был вкладчиком "Бэнк оф Нью-Йорк", кто в августовские дни 98-го перегонял свои деньги в Америку...

     — Как вам кажется, ваша отставка была связана с делом ГКО?

— Полагаю, что да. Вряд ли президенту могло понравиться, что деятельность его дочерей попала в поле зрения прокуратуры. Желание естественное: расправиться с человеком, который осмелился залезть в святая святых. Большую работу по моему устранению проводил и Дубинин, председатель Центробанка. Оперативные службы зафиксировали его разговор с Березовским. Дубинин жаловался, что прокуратура "наседает". "Не волнуйся, — отвечал Березовский, — Скоро Скуратова не будет".

     — Вы докладывали Ельцину о похождениях дочек?

     — Я успел сделать лишь предварительный доклад, когда только мы вошли в Центробанк. Докладу по итогам окончательной проверки активно противилась группа кремлевских чиновников, Дубинин. Был у меня и соответствующий разговор с главой администрации Волошиным.

Интересный поворот: по версии следствия, часть денег, вытащенных чиновниками из ГКО, была действительно переправлена в знаменитый "Бэнк оф Нью-Йорк". С этим же банком был связан и Александр Волошин — один из тех, кто активно мешает следствию.

Волошин и сам — фигурант уголовного дела. В прессе уже проходили утечки о том, как группа мошенников брала под проценты деньги у доверчивых граждан, а когда пришло время платить — скрылась.

На украденные у вкладчиков средства аферисты купили облигацию (опять облигация!) валютного займа Минфина. Через полтора месяца — в декабре 94-го — эта облигация (серия III №0168292) странным образом оказалась в руках бизнесмена Волошина. Деньги за нее он перечислил в "Бэнк оф Нью-Йорк".

Не слишком ли много совпадений? "Бэнк оф Нью-Йорк", обманутые вкладчики. Правда, в волошинском случае махинаторы облапошили сотню людей. В президентском — миллионы.

Надеюсь, следствие уже сумело задокументировать факт того, что дочери Ельцина успели вытащить до дефолта "кровные" миллионы и перевести их в валюту. После чего деньги были положены в депозитарий одного из российских банков. Как утверждают наши источники, спасать "сбережения" Дьяченко и Окуловой помогал один вице-премьер — тоже игрок.

А как иначе?! Преступно даже подумать, будто бы президентские дочери могли остаться на бобах. Я не позавидовал бы тогда всем чиновникам-игрокам. Глядишь, и первый зампред Верховного суда Радченко не помог.

Десятки, сотни тысяч людей потеряли при дефолте свои сбережения. Последние деньги. Сотни чиновников свои капиталы приумножили.

Удивляться не приходится: эти люди давно уже превратили государство в личную коммерческую структуру. В этакое общество с ограниченной ответственностью.

Ответственность их и впрямь ограничена (попросту говоря — никакая). Барышам же позавидует любой спекулянт.

Расследование афер с ГКО находится сегодня в состоянии стояния. МВД, которое осуществляло оперативное сопровождение дела, откровенно саботирует работу. (Слава Рушайле!)

Всем все понятно. Вообще, понятливость — наша национальная черта. Чиновники понимали, что с играми в ГКО пора заканчивать. Мы понимаем, почему они не заканчивали.

Единственный человек на всю страну, который ничего не понимает, — это президент Ельцин. Впрочем, там причина совсем иная...

В период своего недолгого правления Евгений Примаков пытался вскрыть истинные истоки дефолта.

"Следует, не откладывая, открывать уголовные дела, — написал он на справке МВД. — Ущерб, нанесенный государству, огромен. Что можно было бы вернуть?"

Боюсь, до июня 2000-го — ничего...

...С незапамятных времен во всех присутственных местах висят планы эвакуации при пожаре. Стрелочками отмечен самый короткий путь к бегству.

По-моему, такой план следует вывесить и в Кремле. Стрелка должна указывать на правительственный аэропорт "Внуково-2".