Миллионы туркменбаши

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Миллионы туркменбаши

"Только сейчас банкир Леус вернулся домой... Нет-нет, об адюльтере и речи не идет. Дело совсем в другом.

     Леус знает, что ему грозит серьезная опасность. Похитить могут прямо из дома: заснет в Москве, а проснется уже в Ашхабаде, на тюремной шконке Министерства национальной безопасности.
     Он ни в чем не виноват. Он не нарушал законов, не совершал никаких преступлений. И тем не менее на этого человека объявлена самая настоящая охота.
     — От туркменских спецслужб можно ожидать чего угодно, — говорит Леус. — Эти люди пойдут на все, лишь бы выслужиться перед своим президентом...
     Что верно — то верно. Нет сегодня на просторах СНГ спецслужбы более жестокой и кровавой, чем туркменское Министерство нацбезопасности...
     В самом Туркменистане событие это успели окрестить уже “преступлением века”. Из Центрального банка страны было похищено 40 миллионов долларов — сумма для нищей Туркмении огромная.
     Конечно, прикармань эти миллионы великий отец туркменского народа или же кто-то из членов его неисчислимой августейшей династии, никакого скандала и не случилось бы. Что хорошо для Туркменбаши — хорошо для Туркмении. 
     Но в том-то и заключается главная интрига происшествия: деньги украл самый обычный смертный — молодой программист Центрального банка, и это для байской Туркмении страшнее всего.
     На поиски взломщика брошены все силы туркменских спецслужб, но — увы: он точно в воду канул. А дело-то на контроле у самого президента, и если в ближайшие дни генералы не принесут ему голову программиста — не сносить им голов своих собственных.
     Паника охватила прокуратуру и Министерство национальной безопасности. Но, как известно, не бывает безвыходных ситуаций. За неимением главного обвиняемого решено было отыграться на стрелочниках, и после серии арестов туркменскоподданных настал черед граждан России...
* * *
     Официальные власти тщательно скрывают обстоятельства этого преступления. Тем не менее кое-какие подробности нам удалось разузнать.
     Весной нынешнего года на службу в Центральный банк Туркмении поступил новый программист — Арслан Какаев. Не в пример большинству своих коллег Какаев отлично разбирался в компьютерах, а посему ему был доверен самый ответственный участок — обслуживание системы “Свифт”, сиречь системы международных “безналовых” платежей.
     Остальное было уже делом техники, ибо в Центробанке Туркмении царят бардак и неразбериха, и никакого контроля за системой “Свифт” здесь, очевидно, никто не ведет.
     Взломав банковские коды, Какаев начинает переводить деньги со счетов Центробанка в банки других стран, на заранее открытые счета. Миллион двести пятьдесят тысяч долларов уходит в гонконгское отделение “НSВS”. 18 миллионов 750 тысяч — в латышский Парекс-банк. А в начале сентября рекордная сумма — в 20 миллионов долларов — поступает на счет некоей фирмы “Сванситигруппбанк”, открытый в Русском депозитном банке.
     Это был последний аккорд Какаева. Сразу после перекачки 20 миллионов программист исчезает из Туркмении.
     Нетрудно предположить, что Арслан Какаев действовал не в одиночку. У него наверняка имелись помощники, иначе как еще можно объяснить, что полтора месяца он почти в открытую воровал миллионы из Центрального банка — и никто не задал ему ни одного вопроса...
     (Для примера: чтобы перевести деньги из нашего Центробанка, нужно получить минимум четыре электронных подписи банковских руководителей. В Туркменистане же, как утверждают наши источники, любая крупная сумма вообще уходит из страны только с ведома президента.) 
     История, прямо скажем, загадочная. Пропажи хватились только в начале осени, а уголовное дело и вовсе было возбуждено 16 сентября. Не удивлюсь, если окажется, что Какаев был лишь пешкой в чьей-то крупной игре.
     Впрочем, не будем теряться в догадках. Перейдем сразу к сути...
* * *
     — Вы понимали, что деньги были ворованными? 
     Я рассчитываю этим вопросом застигнуть его врасплох, но Дмитрий Леус, председатель правления Русского депозитного банка — того самого банка, через который “прокачали” 20 “туркменских” миллионов, — отвечает почти не задумываясь, так же, как отвечал уже на многочисленных допросах в прокуратуре:
     — Нет, конечно... Эти проклятые миллионы пришли к нам 3 сентября. Все сопровождающие документы были в полном порядке: плательщик — Центральный банк Туркмении. Получатель — один из наших клиентов. Единственное, что могло насторожить, — так это непомерно большая сумма. Но мы сразу же оповестили о миллионах финансовую разведку — Комитет по финансовому мониторингу. Финансовая разведка промолчала...
     ...Через несколько дней получатель — Сванситигруппбанк — распорядится перевести все 20 миллионов другому клиенту банка: некоему гражданину Вьетнама Ву Фыонг Наму, который тут же обналичил их и снял со счета. Эти операции банк обязан был выполнить...
     Впоследствии в российскую Генпрокуратуру был прислан весьма любопытный документ: решение Арбитражного суда Туркмении, куда якобы обратился с иском Центробанк, требуя аннулировать сделку и вернуть миллионы обратно в Ашхабад. Разумеется, суд эту просьбу удовлетворил, но не это самое главное.
     Куда интереснее другое. Судебное решение датировано 4 сентября. В этот день, как мы помним, миллионы еще находились в банке. 
     По международным законам в течение двух суток любой плательщик вправе истребовать свои деньги: по первому требованию банк обязан их вернуть обратно. Почему же, спрашивается, вместо того чтобы преспокойно отозвать миллионы, туркмены решили судиться? 
     Я долго пытался найти странную туркменскую логику. Безрезультатно. Ответ здесь может быть только один: решение арбитражного суда было принято задним числом, когда деньги уже улетучились из банка и чиновникам надо было продемонстрировать свое рвение. 
     Однако в посольстве Туркменистана, куда мы обратились за комментариями, нам сказали, что виной всему... техническая ошибка. Дескать, в судебное решение просто вписали неверную дату... (Почему туркменские власти официально направили в Москву недействительный документ — и уж тем более не отозвали обратно, — в посольстве объяснить, естественно, не сумели.)
     — О подоплеке всей этой истории, — продолжает Дмитрий Леус, — я узнал только в конце сентября, когда меня неожиданно вызвали на допрос в Замоскворецкую прокуратуру. В кабинете следователя находилось несколько человек из Туркмении. Был там и начальник следственного управления прокуратуры республики. Я честно рассказал все что знал, но туркмены почему-то не успокоились. И меня, и моих сотрудников продолжали вызывать на допросы почти ежедневно, выемки документов в банке следовали одна за другой...
     Совсем недавно Леус обратился с письмом к Генеральному прокурору Устинову. Он пишет, что действия прокуратуры вообще ставят под угрозу работу банка. Ежедневно практически весь коллектив вынужден присутствовать на очных ставках, допросах, выемках — времени на клиентов попросту не остается.
     Пишет он и о том, что налоговая инспекция и российский Центробанк специально проводили проверки этой злосчастной операции, но ни одного нарушения со стороны банка не выявили.
     — Лично у меня, — говорит Дмитрий Леус, — сложилось однозначное ощущение, что мой банк и меня в частности любыми силами пытаются “пристегнуть” к этой афере. Допросы ведутся тенденциозно, с явным обвинительным уклоном. На работников “давят” почти в открытую, добиваясь нужных следствию показаний, причем допросы проводят в основном туркмены...
     Возможно, в иной ситуации Леус и не нервничал бы: к тенденциозности прокуратуры все давно уже привыкли. Только слишком хорошо представляет он себе туркменские нравы. До 93-го года банкир жил в Ашхабаде.
     Поэтому, когда руководство туркменского Центробанка потребовало вернуть прибыль, которую банк получил от операции с миллионами, Леус не задумываясь отдал все до копейки. Он поверил обещаниям туркмен, что после такого жеста доброй воли трогать его больше не будут. Но его обманули.
     Совсем недавно верные люди из спецслужб предупредили Леуса, что туркмены добиваются от российских коллег его ареста. Под любым предлогом — лишь бы бросить за решетку.
     Основного преступника — программиста Какаева — найти они не могут, а сроки-то поджимают. Тут уже не до жиру...
     Леус не исключает, что туркменская сторона вполне может потребовать его экстрадиции из России. И неважно, что он ни в чем не виноват. Главное — выслужиться перед Туркменбаши...
     Неделю он не ночевал дома. Около его банка денно и нощно дежурили машины “наружки”. Сейчас их как будто нет, но арест все равно может произойти в любую секунду. Спецслужбы настроены на самый решительный лад, и события последних дней — лишнее тому подтверждение. 
     В конце октября из России в Туркмению был выдворен бывший сотрудник Центробанка, какаевский сослуживец Мурад Гарабаев. Еще раньше Министерство национальной безопасности бросило за решетку его мать и сестру: сорную траву с поля вон. Не прекращаются репрессии и против семьи опального зампреда Центробанка Аннадурды Ходжиева.
     Четыре года назад Ходжиев сбежал из Туркменистана, но это не помешало президенту Ниязову впрямую обвинить его в сегодняшней краже миллионов. После этого один из братьев оппозиционера был незамедлительно приговорен к 15 годам тюрьмы. Другой брат уже несколько месяцев без предъявления каких-либо обвинений находится в застенках. Всех остальных близких родственников поувольняли с работы, отобрали паспорта.
     Неужели такая же судьба ждет и российского банкира Дмитрия Леуса, в жилах которого не течет ни капли туркменской крови?
     В Замоскворецкой межрайонной прокуратуре нам сообщили, что никакого обвинения Леусу предъявлять не собираются. Единственное, что может ему угрожать, — если туркменская сторона возжелает экстрадиции банкира. 
     Правда, по международному законодательству Россия не выдает своих граждан, но туркмены почему-то продолжают упорно настаивать, что Леус — подданный лучезарного Сапармурада.
     В посольстве республики нам заявили прямо: все люди, жившие в Туркменистане до 92-го года, автоматически считаются гражданами этой страны. Леус же уехал в Россию только в 93-м, а посему, по версии посольства, подпадает под категорию лиц с двойным гражданством.
     — У арестованного Гарабаева, — сказали дипломаты, — тоже было российское подданство, однако это не помешало этапировать его в Ашхабад.
     Сам Леус занимает позицию прямо обратную. Он утверждает, что туркменского гражданства у него никогда не было и теперь уже точно не будет...
     Чтобы стать гражданином Америки — надо выдержать пятилетнее испытание. Чтобы получить германское подданство — доказать свое немецкое происхождение.
     И только Туркменистану не нужны не доказательства, ни испытания. Такое чувство, что гражданство здесь приравнено к тюремному сроку, и проще слетать на Луну, чем отказаться от туркменского паспорта — даже если ты его не получал.
     Но не стоит возмущаться. Ведь быть подданным великого Туркменбаши — это огромная честь. А если кто-то по дурости своей этого не понимает... Что ж, для этого есть специальные учреждения, где людей наставляют на истинный путь. Воспитательные. С автоматчиками и колючей проволокой по периметру...
* * *
     Нет ничего тяжелее, чем оказаться в шкуре загнанного зверя. Жить в постоянном страхе. Вздрагивать от каждого телефонного звонка.
     Я очень хочу надеяться, что Генеральная прокуратура не выдаст Дмитрия Леуса туркменским “братьям”.
     Для Леуса это будет означать — верную гибель. Для Устинова — несмываемый позор.
И неизвестно еще, что тяжелее..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации