Миллионы — на г..доны!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Руководство венчурного фонда ВТБ потратило десятки миллионов рублей на разработку хитроумного приспособления для презервативов

1230563400-0.jpg В разгар финансового кризиса стало модно говорить об экономии. Впервые за последние десять лет эксперты правительства всерьез заговорили о секвестре государственного бюджета. Тем не менее, наперекор моде всеобщего крохоборства, наша страна до сих пор гордится державным размахом бессмысленных трат. За примером необузданной щедрости далеко ходить не надо. Судя по отчетам венчурного фонда ВТБ, его руководители Андрей Зюзин и Андрей Морозов готовы с каждым поделится опытом многомиллионных трат на изобретение давно известных вещей

В нашей стране изобретателем может стать любая кухарка. И не надо искать в этом утверждении скрытый политический подтекст. Опыт венчурного фонда ВТБ доказывает, что малейшее изменение рецептуры такого простейшего блюда, как пюре из картошки, может считаться выдающимся технологическим прорывом, и оплачиваться по ставкам, принятым в сфере инноваций.

Почему Андрей Морозов, став управляющим директором «ВТБ — Фонд венчурный», решил финансировать технологов Погарской картофельной фабрики, что в Брянске, знает только его участковый психитерапевт. Была ли это затаенная с детства неприязнь к детсадовской манной каше, или любовь к школьным завтракам, составленным по принципу «пюре плюс сосиска», теперь уже неважно. По идее Морозова, Россия имеет все шансы стать мировым лидером в деле толчения картошки. А потому, проект «Импортозамещение в производстве картофельного пюре» получил информационную поддержку и полномасштабное бюджетное финансирование. Как говорится, работа у венчурных фондов такая – жертвовать деньги во имя научной революции и технологического прорыва.

Стоимость внедрения революционной методики ошпаренного картофеля Морозов оценил в 170 миллионов казенных рублей государственных денег. Среда были «освоены» в рекордные два месяца. Как именно распорядились полученной суммой брянские картофелеводы, может оценить только оперативники местного УБЭПа. Деньги, понятное дело, растворились бесследно. Но уже сейчас можно сказать, что освоение государственных миллионов далось с немалым трудом. Дело в том, что у руководства Погарской картофельной фабрики отсутствовал сам объект финансирования. Выпуск пюре, убыточный даже в годы всеобщего дефицита, окончательно захирел здесь еще в самом начале минувшей «эпохи стабильности». Что касается производственных мощностей, на которых Андрей Морозов предполагал совершить технологический прорыв, то их было впору, после реставрации, сдавать в местный краеведческий музей в качестве экспонатов времен первых пятилеток. Не было у Погарской фабрики и собственных картофельным плантаций. Тем не менее, деньги были освоены полностью и в срок. Как писал в своих отчетах сам господин Морозов, «…создаваемое промышленное производство объединяет лучшие блоки из нескольких серийных производственных линий зарубежного производства, что позволяет значительно повысить эффективность производственного процесса и его надёжность». Суть технологического прорыва богатый инвестор выразил в одном абзаце: «Основой инновации является принципиально новый подход к процессу очистки картофеля от кожуры, предусматривающий первичную обработку клубней картофеля паром с последующим смывом кожуры в моечной машине. Это обеспечивает снижение трудоемкости производства, сокращение отходов производства с 15% до 2%».

Конечно, благодаря вливаниям инвесторов из ВТБ Брянск так и не стал мировой столицей картофельных инноваций. Но это, как говорил герой одного советского мультфильма, дело житейское. В самом деле, на Руси последний технологический прорыв в области картофелеведения датируется эпохой Екатерины Великой, когда темные массы крестьянства оценили вкус заморского корнеплода, перестав травится по незнанию, ядовитыми ягодами его ботвы. Как утверждают независимые источники, к началу декабря у фабрики осталось меньше 7% инвестированных средств. Зато, судя по существенно возросшему благосостоянию брянских картофелеводов и благостным лицам их щедрых столичных спонсоров, каждая копейка, выделенная государством на «смыв кожуры в моечной машине», даром не пропала.

В самом венчурном фонде ВТБ такому повороту событий ничуть не удивились. На фоне прочих затратных проектов, финансирование шпаренного брянского картофеля выглядит на редкость разумным вложением средств. Образцом истинно отважного инвестора в фонде считается коллега Морозова Андрей Зюзин. Его отчеты и проекты всегда выдержаны в изысканном стиле символизма, а потому, не каждый сможет сходу понять, куда именно один из директоров «Венчурного фонда ВТБ» собирается вбухать бюджетные миллионы. Вот, к промеру, в пресс-релизе от 05 июня 2008 года Зюзин с гордостью рапортует об успехах фонда, который «… профинансировал две компании — ЗАО «Лазерный центр» и ЗАО «Изитейл». Дело это, по мнению Зюзина, имело исключительную важность для здоровья нации: «….ЗАО «Изитейл» специализируется на разработке и продвижении на рынок новых видов продукции медицинского значения, в том числе одноразовых упаковок медицинских препаратов». Между строк читалось, что выделенные коммерсантам сто миллионов рублей можно считать вкладом ВТБ в национальный проект здравоохранения. Пафосный настрой документа портило описание небывалой инновации, которую при помощи ВТБ продвигали новаторы таинственного «Изитейла». А именно, за 50 миллионов рублей тамошние Кулибины торговали государству технологию изготовления «Держателя презерватива, снабженный упорными средствами для упирания в них пениса при надевании презерватива для создания давления на закрытый конец презерватива и выдавливания из него воздуха». То есть, проще говоря, замысловатого кондома, который можно быстро надевать одной рукой.

В любом другом бы месте такое предложение сочли пошлой шуткой. Руководство ВТБ относится к «одноруким кондомам» с державной серьезностью. Как заметил коллега Зюзина Сергей Ромашов, занимающий пост директора по управлению инвестиционными проектами компании «ВТБ Управление активами», «венчурные фонды являются высокоэффективным инструментом для дальнейшего развития малых предприятий в инновационной сфере. В наших планах – наращивание объема вложений». Причем, вкладывать казенные рубли предполагается не только в проверенные проекты типа «однорукого презерватива», о котором в фонде говорят с плохо скрытой нежностью. Изрядные суммы денег инвесторы ВТБ предполагают потратить на поиск неведомого, инвестируя научные разработки в малопригодных для ислледования областях. Понятно, что раз за разом изобретать велосипед могут только люди творческие, а потому немедленного результата от них не ждут. К примеру, в проекте поддержки ЗАО «Лазерный центр», анонсированном господином Зюзяевым, срок исполнения работ смело приравнен к вечности. а именно, за счет налогоплательщиков предполагается «организация непрерывного процесса разработки оборудования и последующего серийного производства лазерных систем для маркировки и гравировки». При этом «непрерывность» разработок, с непрерывным же финансированием, будет ограничена во времени только долготерпением власти.

Зато итог прочих «инноваций», проспонсированных господами Морозовым и Зюзиным, может увидеть каждый. К примеру, за государственный счет компания «Русские навигационные технологии» недавно изобрела фантастический прибор, который, посредством системы GPS, может показать расположение вашего автомобиля на карте местности. А фирма «Ретурнил» за 100 миллионов рублей буквально на днях сочинила невиданную компьютерную программу, предназначенную для повышения безопасности компьютера, вывесив ее рекламу на порносайтах. И на важно, что антивирусные программыторы долгие годы находятся в свободной продаже, а патенты на их изобретения зарагистрированы еще в начале девяностых годов прошлого века. Зато на фоне «самонадевающегося презерватива» доморощенный антивирус выглядит настоящей «нанотехнологией».

Истинные масштабы благотворительной деятельности инвесторов «Венчурного фонда ВТБ» налогоплательщики узнают только из материалов тщательной ревизии. Ждать осталось недолго: по некоторым данным, деятельностью Морозова и Зюзина уже заинтересовались зарубежные партнеры фонда. Судя по бесследному исчезновению сотен миллионов рублей, приспособление для быстрого надевания презервативов скоро потребуется им самим. Причем, наказанием одних только директоров «Венчурного фонда» дело не ограничится. Вложения бюджетных средств «в никуда» вряд ли осуществлялось без ведома руководства банка. В противном случае, придется предположить, что начальники второго по величине финансового учреждения страны попросту не контролируют ситуацию. А потому, руководителям ВТБ, расщедривавшегося на «картофельный» и «резиновый» проекты, придется срочно инвестировать разработку мощного средства для отмывания подпорченной репутации. Здесь, как нигде, могут пригодится таланты господ Зюзина и Морозова. Говорят, что у них на подходе проект технологии измельчения кислоты. Ценой всего в 700 миллионов рублей….

Павел Тайков