Миллион за касторку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Миллион за касторку Военные медики разбазарили казну

" Счетная палата добралась до военных медиков и... поприбавила работы Главной военной прокуратуре. Увесистые документы с результатами ревизии военных медицинских объектов, переданные в ГВП, наверняка не останутся без прокурорского внимания. Ведь стараниями армейских чиновников от медицины государственная казна всего за пару лет изрядно отощала — в трубу вылетело более 300 млн. рублей!

     Как стало известно “МК”, масштабной проверкой было охвачено 9 самых крупных медицинских объектов: от Главного военно-медицинского управления МО РФ (ГВМУ) до госпиталя им. Бурденко. Выводы, сделанные ревизорами, плачевны. Цитирую: “Обеспеченность военно-медицинских учреждений современными образцами медицинского оборудования составляет только 30%, около 50% медицинского оборудования находится в неисправном состоянии, укомплектованность медицинским персоналом не превышает 70—80%...” 
     Можно, конечно, затянуть старую песню: мол, государство нищее, денег не хватает... Но, судя по документам Счетной палаты, государство на армейской медицине не экономит — денег выделяется вдоволь, вот только распоряжаются ими военные так, словно живут в каком-нибудь Брунее и писают, как султаны, в золотые унитазы. 
     Армейские медики почему-то предпочитают закупать лекарства, которые абсолютно не пользуются спросом. К примеру, в 2000—2001 гг. ГВМУ закупило 58 тыс. упаковок недешевого препарата амловас (показан при гипертонии, стенокардии и пр.). Реально же “сердечников” в армии ровно в 2 раза меньше, чем насчитали медики, — по смете требовалось всего 30 тыс. упаковок. В результате 6,5 млн. руб. — коту под хвост. 
     Всего ущерб от покупки никому не нужных препаратов только в 2001 г. составил более 150 млн. руб. 
* * *
     Еще одна барская замашка — тоннами закупать медикаменты по цене в 2—3 раза выше рыночной. В 2000 г. ГВМУ закупило у одного ОАО вакцину гепатита А в количестве 100 тыс. доз по цене 365,63 руб. за единицу. Хотя красная цена ей 150 руб. 
     Следующая мания военных медиков — приобретать лекарства с просроченным или почти просроченным сроком годности. Ладно бы еще купили протухший товар (читай: отмыли деньги) и сложили его на полочку от греха подальше. Так ведь нет — норовят им людей потравить. К примеру, на медицинском складе Московского военного округа (воинская часть №54227) ревизоры обнаружили лекарства с истекшим сроком хранения почти на 1 млн. руб. Еще столько же препаратов по распоряжению начальника медслужбы округа уже были выданы подчиненным медучреждениям. 
     А вот и вовсе конфуз: в одной из воинских частей (№47178) медикаменты с просроченным сроком годности (на 862,4 тыс. руб.) хранились в течение... 15 лет! 
     Всего по вине нерадивых военных чиновников государству за период с 1999 г. по 2001 г. был нанесен ущерб в 393,4 млн. руб. И больше всего финансовых нарушений (66%) приходится именно на неэкономное и нерациональное расходование госсредств.
     Не обошлось, конечно, и без традиционного воровства:
     “Недостачи, утраты и хищения федеральной собственности (медицинской техники и имущества) в 1999—2001 гг. составили 4528,2 тыс. руб. По фактам нанесения государству ущерба было возбуждено 4 уголовных дела. Кроме того, приказами начальников военно-медицинских учреждений привлечено к материальной ответственности 288 человек, в том числе 248 должностных лиц, с них взыскано 1181,9 тыс. рублей. Досрочно уволено в запас 18 военнослужащих”. 
* * *
     По какому принципу распределяются деньги между медучреждениями, для ревизоров так и осталось загадкой. Например, в 1999—2000 гг. больше всего солдат болело в Московском, Ленинградском и Уральском военных округах. Значит, по логике, туда и следовало направлять больше медикаментов. Однако в документе Счетной палаты сказано: “До 46% объемов бюджетных средств направлялось исключительно в интересах лечебных учреждений центрального подчинения (в основном для госпиталя им. Бурденко, Центрального военного клинического госпиталя им. Мандрыки и Центрального военного клинического госпиталя РВСН)”. 
     Хорошенький дележ: половина денег оседает в трех госпиталях (пусть даже и центральных), а вторую половину рвут на части все остальные 1200 медицинских частей и учреждений Минобороны. 
     Конечно, госпиталь им. Бурденко — лицо нашей военной медицины, там делают сложнейшие операции. Однако тому же госпиталю Северо-Кавказского военного округа, куда каждый день привозят раненых из Чечни, тоже нужно современное оборудование... Но вот факт: “Из общего объема внебюджетных средств, выделенных медучреждениям на оснащение импортным оборудованием, основная часть средств (80%) была направлена на оснащение Центрального военного клинического госпиталя РВСН и госпиталя им. Бурденко”. 
     А между тем в 1999—2000 гг. в госпиталях РВСН и им. Бурденко было пролечено только 53 тыс. больных. Это мизер — всего 3,5% от общего числа госпитализированных военнослужащих. 
Вот и получается, что система-то одна, но у кого-то щи жидкие, а у кого-то жемчуг мелкий."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации