Милый друг

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::15.05.2000, Фото: satcor.ru

Милый друг

Бывший представитель президента в Хакасии Вениамин Стрига- соратник "авторитета" Татарина

Константин Андриевич

Стрига Вениамин Анатольевич

Converted 10566.jpg

Вениамин Стрига

В 1962 года родился в селе Майна, Хакасской автономной области Красноярского края.

Окончил Ленинградский политехнический институт. Специальность инженер-металлург.

В 1997 - 1998г.г. был Полномочным представителем Президента Российской Федерации в Республике Хакасия.

Судьба человека, порой, зависит от мелочей, событий, на который в иное время и в иной ситуации, никто и внимания не обратил бы. Но, как говаривали еще в глубокой древности: «и камень на дороге может изменить судьбы империи». Ничего не значащее событие потянуло за собой другое. Кажущиеся мелочи вяжутся в веревочку, связывающую «хозяина положения» по рукам и ногам, и неуклонно влекущая его к важнейшему событию в его жизни, которого уже никак не избежать. Ибо оно предопределено тем незаметным поступком, который был совершен давно, неосознанно и которому не придавалось никакого значения.

В 1990 году, в самый разгар кооперативного движения, Вениамин Анатольевич Стрига сидел в самом дорогом саяногорском ресторане «Бомонд» и предавался Бахусу. Деньги на дорогое время провождение у него, в отличие от большинства саяногорцев, были. К этому времени, Вениамин Анатольевич кроме работы на Саянском алюминиевом заводе, где трудился по распределению после института, нашел себе более хлебное место в производственном кооперативном объединении «Карпаты». (Почему кооператив назывался «Карпаты» никто в Саяногорске не может до сих пор ответить. Может быть, потому что звучит красиво. Странное было время.)

В этот вечер Судьба и подсадила к нему за столик Сергея Анатольевича Бондаренко. Бондаренко к этому времени уверенно продвигался по парадной лестнице советской карьеры. В таком медвежьем углу, как Хакасия, должность руководителя регионального совета профсоюзов «Единение» дорогого стоила. Если ее с умом использовать. На ресторан хватало. Но хотелось большего. Тем более что в воздухе витало уже, что скоро, очень скоро начнется что-то такое, что коренным образом изменит всю жизнь.

Ресторанное знакомство – вещь случайная, очень субъективное обстоятельство, чтобы из него делать выводы, но оно случилось и имело большие последствия для всего региона.

Хорошо приняв на грудь, а они оба любили людей, которые уверенно держат алкоголь, и сами были не дураки крепко выпить, разговорились по наши герои по душам. Они одинаково понимали и ценили мужественность. Но больше всего их сблизила жажда к наживе. Как бы побольше денег зашибить, а еще лучше - хапнуть. Вот тут-то две родственные души потянулись друг к другу и не разлучались больше почти десятилетие. И какое десятилетие… Начиналось феерическое время, когда деньги делались из ничего, из воздуха, но чаще всего на –разнице между государственными и рыночными ценами. Как грибы росли частные фирмы, которые имели формальную «крышу» какой-нибудь конторы, которая их учредила и сами, в свою очередь, учреждали бесконечные «кафе-шашлычные» от «кафе-пельменной». О чем тогда говорили Стрига с Бондаренко, они сами, наверное, уже не вспомнят. Но Стрига запал в душу Бондаренко не только общностью интересов, но громадьем планов, смелостью мысли и мужским шармом.

Стрига окончательно уходит с завода и создает кооператив «Литера». Спрос на полиграфическую продукцию тогда был очень велик, да и городская типография уж просто бесхозно смотрелась. Бондаренко тоже, не забывая про опекаемый пролетариат, с головой уходит в коммерцию, открыв кооператив «Сакор». Вся эта деятельность не возбранялась законом, если бы не одно но… Город держала бригада Владимира Татаренкова, по кличке Татарин. И очень скоро оба кооперативчика оказались у него «под крышей». В «Сакор» Татарин быстро определил «на работу» своих людей. В типографию тоже. Но отступать было уже поздно. Вкус денег раздражал гортань. Но Бондаренко оказался парень не промах. В качестве отступного от Татарина он получил в аренду городской рынок, где Татарин развернул торговлю подпольным спиртным. В начале 90-х золотое дно, бешеные деньги…

Очень скоро слишком активная деятельность бутлегеров привлекла внимание трезвых людей – начались финансовые проверки, а это, в свою очередь могло навести на настоящих хозяев «лавочки». Вот тут-то люди Татарина и выполнили свою миссию: были убиты сотрудники «Сакора» Р. Гасымов и А. Поленкин. Их широкие криминальные связи тем самым были для милиции утрачены. Бондаренко держался молодцам, а вот у Стриги случился психический срыв и штопор в запой одновременно.

Надо отдать должное Бондаренко – он нее бросил друга. Вывез в соседнюю республику, где Стрига прошел интенсивный курс лечения от алкоголизма и маниакально-депрессивного психоза на его почве. Вот выписка из его медицинской карты: «Результаты обследования Стриги В.А. показали, что обследуемый страдает выраженной психопатией, которая проявилась в зрелом возрасте в синдроме социальной дезадаптации, выражающееся в повышенной грубости в отношениях с окружающими, повышенной конфликтности, неадекватности восприятия внешнего мира, неприятие любой критики. Указанное состояние явилось благоприятной почвой для возникновения алкогольной зависимости. Страдает периодическими провалами памяти, возможно, в связи с участившейся алкоголизацией. У обследуемого наблюдается явный истеровозбудимый склад психики, выражающийся в в склонности к позерству и завышенной самооценке. Наряду с этим, выявляется повышенная подозрительность в отношении к окружающим и склонность к аффектным реакциям, до степени эксплозивных, а также недостаточная, формальная критика к своему поведению и оценки ситуации в целом».

Бондаренко вернулся в свой опасный бизнес. А Стрига? Стрига, сославшись на недомогание, отошел в сторонку от бизнеса. Но по-прежнему очень тесно дружил с мужественным Бондаренко. И ждал. Ждал, когда вслед за большими деньгами появятся очень большие деньги… И они появились.

Кроме Татарина у Бондаренко был еще один покровитель, который усердно помогал ему богатеть – депутат Верховного Совета РСФСР от Хакасии М. Митюков. На деньги от торговли паленой водкой Бондареко со Стригой организовали Саянскую телерадиостанцию «ТВ-8». А когда финансов не хватило Бондаренко, не долго думая, запустил руку в кассу Совета профсоюза «Единение». Игра стоила свеч. Все же собственного депутата пропихивали. В 1992 году именно на этот теле канал опирался в своей предвыборной кампании Митюков. После победы он отблагодарил Стригу статусом помощника депутата.

Тут Стригу и осенило: если с помощью «телевизора» они из никому не известного судейского чиновника Митюкова народного избранника слепили, то почему бы не попробовать поставить в городе своего мэра. Нет, сам Стрига вылезать в первые ряды не хотел, он уже знал, что первый ряд – отличная мишень. И боялся. В мэры он уговорил идти Бондаренко. Деньги, конечно, хорошо. Но власть это не только деньги. Это уже ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ деньги. Да и вкус к манипуляции людьми он уже ощутил. А это и есть самая большая сладость власти.

Поддержка из Москвы со стороны Митюкова, усилили бесконтрольную власть Стриги в области местного радио и телевидения. Результат – Бондаренко стал «отцом» города, а жители стали вполне легально наслаждаться фильмами из жизни гомосексуалистов. А у отца города, как известно, есть городской бюджет. Так что выиграл в этой комбинации по большому счету только Стрига. Бондаренко городской бюджет, так сказать, бондарил, а Стрига стриг. Да где не стричь, как не за спиной «собственного» мэра, который никогда не выдаст.

И действительно, не выдал. Еще в 1994 году Стрига скрыл от налогообложения 10 миллионов рублей, что по тогдашним законам ему грозило тюрьмой. Однако при помощи Бондаренко этот процесс растянулся на три года. За это время инфляция всю сумму съела подчистую, так что Стрига отделался только штрафом.

Но и себя Бондаренко не забывал. Саянскому триумвирату Стрига-Митюков-Бондаренко уже мало было только щипать городской бюджет по мелочи. Они затеяли грандиозную аферу с векселями Саяно-Шушенской ГЭС. Она стоила городу 35 миллиардов рублей. Астрономическая по тем временам сумма!

Впрочем, не гнушались друзья и малым. В 1995-96 гг. телерадиопрограмма «ТВ-8» получила от городского бюджета более миллиарда рублей на закупку оборудования и оказания городу информационных услуг. Однако, согласно распоряжению, директора «ТВ-8» В.А. Стриги теле- и радиоаппаратуру получила не телекомпания, а… жена саяногорского мэра.

В Декабре 1995 года, проиграв выборы в Государственную Думу Лебедю-младшему, М. Митюков не выпал из большой политики, а зацепился в Москве за администрацию президента. Вот ту-то и настал для Стриги звездный час, которого он так долго ждал в тени – по прямой протекции Митюкова он превратился в полномочного представителя Президента в Хакасии. До фактического господства над регионом им не хватало только поста Председателя Совета министров республики, а так все было схвачено: Москва, Саяногорск, местный эфир, и практически весь местный бизнес с помощью Татарина.

Следующей жертвой триумвирата был намечен Саянский алюминиевый завод. Но тут подельники обломали зубы. Завод не дался, хоть уже и вел одну «войну» со Львом Черным и TWG. Помог отбиться заводу от коалиции бандитов Татарина с мэром и Стригой новый глава республики – Алексей Лебедь.

Тогда телеканал Стриги стал лить на него «ушаты с грязью». Действия нового председателя Совмина были объявлены - ни много, ни мало – военным переворотом! Пользуясь своим должностным положением, Стрига слал в Москву лживые доносы, о том, что первый зампред Совмина дает взятки налоговой полиции, однако на суде не мог представить никаких доказательств, что и не удивительно. Вся информационная политика Стриговского телеканала была построена на лжи. Со лжи началась и деятельность Стриги как представителя президента. Власть над целой республикой уходила из-под ног как зыбучий песок. С новым главой республики не так то легко было найти дружескую ноту, после того, как лгал на него без зазрения совести.

А Бондаренко, как-то потерялся на фоне соратника. Он по-прежнему оставался мэром Саяногорска, но при этом его будущее от него уже не зависело, а находилось в полной подчиненности от умения Стриги укрепить свою власть в регионе. Как самостоятельную фигуру мэра никто уже не воспринимал. Стрига же пустился в полный беспредел для упрочения своего падающего престижа, хотя это давало только обратный эффект. Например, он требовал от средств массовой информации, чтобы они публиковали его мнения без изъятий и комментариев, как официальную государственную информацию. И копал, копал, копал под Лебедя и его окружение. Но накопать ничего не мог. Тогда снова лгал. Он уже не мог не лгать. Ложь уже стала его второй натурой. Плюс ко всему у него развилась мания величия: он считал себя великим писателем, которому не хватает только времени, чтобы написать шедевр мирового масштаба. Свои опусы он никому не давал править, даже если они наносили ущерб собственной телекомпании.

Но видно есть предел и у беспредела. В октябре 1998 г. депутаты верховного Совета Хакасии и Саяногорского горсовета обратились в Администрацию Президента РФ. Это событие совпало с очередным запоем до белых чертиков. В очередной раз, уехав лечить свою алкогольную зависимость, Стрига не оформил надлежащим образом отпуск. (Впрочем, надо отдать должное его беспомощному состоянию, сделать этого он был просто не в состоянии). Возил его лечить, опять-таки, верный Сергей Бондаренко. Потом Стрига пытался представить свой месячный прогул на работе как учебный отпуск, падал в ноги мелким чиновникам из Администрации Президента, на больших же кричал и топал ногами в кабинетах, но было тщетно. Президент своим указом освободил Стригу от должности за «нарушение служебных обязанностей».

Но Стрига не смирился и начал судиться с Кремлем как с какой-нибудь конторой, взывая к КЗОТ, как будто бы когда-нибудь он его придерживался в отношении с подчиненными. Суды, естественно, проиграл. Пытался баллотироваться в депутаты Госдумы, но не набрал даже одного процента голосов земляков. И теперь пишет во все стороны пасквили на всех, кого считает своими врагами.

А что же верный Бондаренко? В отличие от Стриги, который живет и здравствует. На него даже милиция не наезжает, памятуя, что человек все же работал в Администрации Президента страны… Бондаренко с лихвой ответил за все художества саянского триумвирата. В 1999 году на него было заведено уголовное дело за злоупотребление служебным положением. Осужден на немалый срок. Самое интересное, что свидетель по делу Вениамин Стрига дал на любимого друга обвинительные показания.

Примечание:

Круг общения Вениамина Стриги

1. Бондаренко Сергей Анатольевич – бывший глава администрации г. Саяногорска (1995-199гг.). До избрания города был председателем профсоюзной организации «единение», организатором Саянской телерадиокомпании, помощником депутата государственной Думы РФ М.А. Митюкова. В отношении Бондаренко С.А. в 1999г. возбуждено уголовное дело за злоупотребление служебным положением . Осужден на пять лет лишения свободы. Отбывает срок в Минусинске.

2. Вдовин Владимир Васильевич – бывший депутат городского совета депутатов и директор ТОО «Антенна». В отношении него возбуждено уголовное дело за финансовые злоупотребления. Осужден на 2 года условно.

3. Кучугурный Алексей – бывший начальник юридического отдела администрации г. Саяногорска, бывший директор муниципального предприятия «Саяногорская городская газета «Огни Саян». В настоящее время безработный. В отношении него передано дело в суд об административном правонарушении (неподчинении органам власти – дважды задерживался за управлением автомобилем в нетрезвом состоянии)

4. Гудовщиков Валерий Леонидович – бывший директор «СОТ-СТРК». В настоящее время безработный. По деятельности СОТ возбуждено уголовное дело по финансовым злоупотреблениям и уклонению от налогов в особо крупных размерах. Ведется следствие.

5. Токан Валерий – бывший директор муниципального рынка «Кодры». В настоящий момент в отношении него ведется следствие по факту незаконной передачи муниципальной собственности рынка в частную собственность. Токан содержаться в следственном изоляторе.

6. Филин Юрий – бывший председатель Комитета по управлению муниципальным имуществом. При его содействии был передан в частную собственность Токану муниципальный рынок «Кодры». Привлекался к уголовной ответственности. Амнистирован по Указу.

7. Мирман – предприниматель, ранее судимый, Финансировал избирательную компанию Бондаренко, долгое время являлся его ближайшим советником. Проживет в Саяногорске. Проходит свидетелем по нескольким уголовным делам.

8. Войтов – помощник Бондаренко, начальник информационно-аналитического отдела администрации Саяногорска. Выехал за пределы города в неизвестном направлении. Объявлен в розыск.

9. Татарников Владимир – вор в законе по уличке «Татарин», лидер организованной преступности в Хакасии, Пытался подмять под себя Саянский алюминиевый завод, соратник Красноярского авторитета Анатолия Быкова, по кличке «Бык». Находиться под следствием в Греции, где дал показания на Анатолия Быкова в причастности того в организации нескольких убийств.

***

© Газета «Хакасия», №16 origindate::27.01.1998

Чем занимается око государево?

Михаил Валов,
Пресс-служба правительства
Республики Хакасия

Времяпрепровождение президента России достаточно широко освещается в средствах массовой информации: вот Борис Николаевич встречается в Кремле со своими помощниками, вот отчитывает молодого реформатора, вот встречается с Лукашенко, вот ловит рыбу, а вот катается на снегокате. Все ясно, понятно. А чем занимаются в это самое время его «глаза и уши» в регионах?

В самом деле, во время выплаты зарплаты бюджетникам о помощи полномочных представителей президента ничего не сообщалось, а в битве за налоги они участия не принимают.

В Хакасии полномочный представитель президента появился недавно. Большинство населения республики весьма смутно представляет основные функции его деятельности, а главное – результаты его работы. Возникает закономерный вопрос: где плоды усердного труда? Оказывается, искать их нужно в самом неожиданном месте.

В ноябре 1997 года полномочный представитель президента Российской Федерации в Республике Хакасия В.А. Стрига обратился в судебную палату по информационным спорам при президенте Российской Федерации с серьезными обвинениями в адрес председателя Государственной телерадиокомпании Республика Хакасия В.И. Устяхина. Это беспрецедентный случай, когда полномочный представитель президента России в регионе судиться с представителем ГТРК этого региона. Можно расценивать, что в данном случае на карту ставиться престиж самого президента, а, следовательно, для обращения в судебную палату должны иметь место очень веские основания.

В.А. Стрига в своем заявлении на имя председателя Судебной палаты А.Б. Венгерова указал на ряд моментов, свидетельствующих, по мнению заявителя, о нарушении законодательства о средствах массовой информации председателем ГТРК. Для того, чтобы читатель представил себе тон заявлений В.А. Стриги, достаточно привести маленький отрывок из объемного заявления полномочного представителя президента: «Устяхин В.И. был назначен председателем Государственной телерадиокомпании Республики Хакасия в 1990 году, практически с этого же года он вступил в конфликт с коллективом ГТРК, который продолжается и по сей день. Изначально конфликт был вызван различного рода злоупотреблениями Устяхиным В.И. своим служебным положением в части использования в личных целях денежных и материальных средств, выделяемых учредителями ГТРК (надуманные командировки в дальнее зарубежье, использование исключительно в личных целях служебных автомашин, умышленный закуп материальных ценностей для ГТРК по заведомо завышенным ценам, заключение договоров на крайне не выгодных для ГТРК условиях и так далее). Помимо этого, возмущение коллектива ГТРК Республики Хакасия вызвали личные качества Устяхина В.И. как руководителя, а именно: грубость, граничащая с хамством, невыдержанность, мстительность, а самое главное – исключительный непрофессионализм. Вышеуказанные действия и поведение Устяхина В.И. приносили ГТРК как прямой материальный ущерб, так и моральный, выразившийся в полной дискредитации ГТРК, как профессионального творческого коллектива…»

В качестве комментария к данному заявлению В.А. Стриги позволю себе усомниться в том, что эти строки мог написать человек достойный занимать ответственную должность полномочного представителя президента страны. Он просто обязан быть более разумным и дипломатичным в своих суждениях. А если учесть, что в качестве подтверждения своих слов В.А. Стрига привел только пример снятия с телевизионного эфира сюжета журналиста ГТРК Е. Филимонова, радиопередачи журналиста Л. Радикевич и якобы запрет на выпуск в эфир передачи о некоторых просчетах в работе прежнего Совета Министров, подготовленную журналистом Е. Шиповой, то невольно возникает мысль, полномочного представителя президента кто-то умышленно ввел в заблуждение, а иначе чем можно объяснить стремление В.А. Стриги убрать с должности председателя ГТРК В.И. Устяхина?

Естественно, что в судебной палате по информационным спорам при президенте Российской Федерации сидят не глупые люди. Они знают законы и понимают, что председатель Государственной телерадиокомпании, разумеется, имеет право решать вопросы, связанные с деятельностью редакции. В том числе и снимать с эфира передачи, которые, по его мнению, подготовлены на низком профессиональном уровне, не отражают действительности или просто представляют собой технический брак. Для этого, в принципе, и существует руководитель телерадиокомпании. Ничего сверхъестественного в этом нет. Неудивительно, что в своем решении Судебная палата даже не стала принимать во внимание вышеуказанные факты, которые так педантично были собраны. Более того, после такого заявления В.А. Стриги председатель ГТРК Республики Хакасия имеет все основания обратиться в суд за защитой и компенсацией морального вреда.

А главным предметом рассмотрения Судебной палаты стали письменные заявления В.А. Стриги в адрес В.И. Устяхина. Вениамин Анатольевич давал совету Устяхину, как правильно осуществлять освещение деятельности органов власти. Представьте себе, что полномочный представитель президента предложил В.И. Утяхину такие направления деятельности редакции телекомпании по освещению государственной тематики, как, например: «3. Совершенствование государственной структуры Республики Хакасия – госаппарат, функции отделов, министерств, ведомств, отношение по вертикали с российскими госучреждениями, отношения по горизонтали, проблемы «простого человека» в отношениях с чиновничеством и бюрократией…5. Защита экономических интересов республики – стратегические задачи, пути развития, проблемы, пути решения, взаимоотношения с соседними регионами и с центром, экономические интересы действующих на территории Хакасии финансово-промышленных групп, их интеграция в политическую жизнь республики…9. Реформа системы госуправления и госвласти: судебные приставы на территории Хакасии, суды присяжных, пенитенциарная система». При этом В.А. Стрига просил проинформировать также о составе журналистов, которые будут работать по его плану. Устяхин отреагировал на соль повелительное письмо бывшего коллеги (В.А. Стрига до назначения представителем президента являлся директором частной телекомпании в Саяногорске) весьма тактично: «Ваше письмо рассмотрено в редакциях радио и телевидения. Рекомендации вызвали недоумение… вы рекомендуете делать то, что мы давно делаем».

Через некоторое время полномочный представитель президента предложил В.И. Устяхину провести прямой эфир со своим участием, но с условием, что журналиста-ведущего В.А. Стрига будет привлекать сам…

Еще, оказывается, полномочный представитель президента предлагал В.И. Устяхину опубликовать в телевизионном эфире ГТРК программу с участие В.А. Стриги, подготовленную, записанную и смонтированную частной Саяногорской телекомпанией, где Стрига раньше работал директором и главным редактором. Естественно, что В.И. Устяхин был вынужден отказать Вениамину Анатольевичу, так как редакция ГТРК несет полную ответственность за все, что показывает в эфире. В данном случае редакции предлагали опубликовать фактически постороннюю программу, хоть и с участием полномочного представителя президента. Правда, об этом моменте В.А. Стрига как-то забыл упомянуть в заявлении на имя председателя Судебной палаты. Зато в качестве негативного примера привел случай, когда одному из кандидатов в депутаты Государственной Думы было отказано в эфире. Позднее прокуратура Республики Хакасия, рассмотрев представленные ей материалы, не усмотрела в действиях В.И. Устяхина признаков состава преступления. Речь шла о желании одного из кандидатов использовать возможности ГТРК для распространения компромата о другом кандидате. Однако и здесь В.А. Стрига пытался оказать влияние на председателя ГТРК, чтобы данная программа вышла в эфир. «Нарушение порядка опубликования материалов кандидатов может привести к отмене результатов выборов и, вследствие этого, к серьезным неблагоприятным социально-экономическим последствиям», - писал Стрига Устяхину.

После того, как В.А. Стрига опоздал на прямой радиоэфир со своим участием, чем фактически сорвал программу ГТРК, совет Государственной телерадиовещательной компании Республики Хакасия, наблюдая к тому же полную блокировку нормальной деятельности своего председателя бесконечными рекомендациями полномочного представителя президента России, 25 декабря 1997 года принял следующее решение: «1. Рекомендовать председателю ГТРК В.И. Устяхину при подготовке теле- и радиопрограмм твердо придерживаться положений Устава телекомпании и закона «О средствах массовой информации», т.е. не допускать к работе в эфир журналистов, «аналитические группы», избранных или привлеченных кем бы то ни было, кроме лиц, наделенных соответствующими правами и полномочиями. 2. Поставить в известность администрацию президента РФ о фактах вмешательства В.А. Стриги в деятельность телекомпании. 3. О принятом решении совета проинформировать председателя правительства РХ, председателя Верховного совета РХ, прокурора РХ». Данное решение подписали члены совета телекомпании С.И. Авласенко, М.А. Валов, А.Д. Томочакова, Л.И. Асочакова, Л.В. Растащенова, О.Н. Зяблицев.

В принятом origindate::16.01.98г. решении Судебной палаты по информационным спорам при президенте российской Федерации говориться: «Судебная палата считает решение В.И. Устяхина (об отказе в публикации информации «без изъятия текста и комментариев» - прим. автора) правомерным». Также в решении Судебной палаты записано: «В.А. Стрига в силу служебного положения вправе высказывать свои рекомендации по информированию населения республики и не усматривает в его действиях ущемления свободы массовой информации. Вместе с тем Судебная палата полагает, что указанные обращения В.А. Стриги в адрес телерадиокомпании не вполне корректны». В связи с этим требования полномочного представителя президента по обязательному обнародованию в эфире ГТРК РХ тех или иных направляемых им сообщений и материалов были признаны не основанными на законе.

Решение Судебной палаты при президенте Российской Федерации показало правоту В.И. Устяхина, однако сей факт принес мало удовлетворения председателю Государственной телерадиокомпании. Начиная с сентября 1997 года его деятельность была практически парализована постоянными рекомендациями полномочного представителя президента В.А. Стриги о том, как нужно работать.

Не думаю, что президент любит, когда его полномочные представители нарушают закон. Примечательно, что данный судебный инцидент не первый в практике В.А. Стриги. В 1994 году судья саяногорского районного суда Дырков А.К., рассмотрев материалы уголовного дела по обвинению Стриги В.А., работавшего директором Саянской телестудии, в преступлении, предусмотренном ст. 162.2 ч. 1 УК РФ… сокрытие полученных доходов в крупных размерах, установил, что сокрытие прибыли было допущено в 1994 году. Налоги от прибыли не были уплачены в 1994 году. Минимальная заработная плата в то время составляла 20.500 рублей. Размер сокрытия налога считался крупным, если превышал 50 минимальных размеров оплаты труда, то есть 1.025.000 рублей. Сумма, о которой шла речь, составляла 10.000.000 рублей, не оприходованных В.А. Стригой. Иными словами, состав преступления был налицо. Однако введение в действие с 1 января 1997 года нового Уголовного кодекса спасло В.А. Стригу от неминуемого уголовного наказания. «Статья 199 УК РФ в редакции 1996 года предусматривает ответственность за уклонение от уплаты налогов совершенное в крупном размере. Крупным размером признается неоплаченный налог, превышающий одну тысячу минимальных размеров оплаты труда, то есть 20.5000.000 рублей, то есть с 1 января 1997 года действия В.А. Стриги не образуют состава преступления» - было написано в постановлении суда 14 февраля 1997 года. Верховный суд республики, куда В.А. Стрига обратился с просьбой пересмотреть решение саяногорского суда, оставил решение в силе.

Интересно, знает ли Борис Николаевич о данном факте из прежней деятельности своего полномочного представителя в Республике Хакасия?

В Саяногорске все знают. Что во время выборов председателя правительства нашей республики директор частной телекомпании В.А. Стрига вел откровенную агитацию против Алексея Ивановича Лебедя. Многие аналитики даже связывали появление В.А. Стриги в числе возможных кандидатов на должность представителя президента в Республике Хакасия исключительно с этим фактом. Учитывая опалу Кремля, в которую угодил бывший секретарь Совета Безопасности России Александр Лебедь, многие в Москве видели смысл в создании искусственных трудностей и в Хакасии, где на выборах председателя правительства победил Лебедь-младший. С приближением президентских выборов 2000 года, возможно, Хакасии грозит участь попасть в жернова огромной политической мельницы, когда для устранения одного из явных претендентов на место в Кремле будет достаточно сделать Республику Хакасия в глазах россиян показательно плохой. Приверженцев этой идеи достаточно в Москве, да и в Хакасии тоже. Огромное значение при таком раскладе будут иметь средства массовой информации, и роль председателя Государственной телерадиокомпании будет далеко не из последних.

***

© Газета «Хакасия», №69, origindate::11.04.1998

Судьи опять не пожалели представителя президента

Владимир Макаров,
Саяногорск

Скоро полномочному представителю президента в Хакасии В.А. Стриге предстоит участие в новом позорном для него действии. Именем Российской Федерации 30 марта 198 года Саяногорский народный суд обязал Стригу опровергнуть распространенные им в феврале прошлого года не соответствующие действительности сведения о первом заместителе председателя правительства Республики Хакасия. Причем совершить эту неприятную процедуру предписано в присутствии всех депутатов Верховного Совета Республики Хакасия. А дело было так. Год назад стриженный по хиппи Стрига разбрасывал по залу заседаний Верховного Совета республики листовки, где обвинял А.И. Лебедя в перевороте, а начальника Управления федеральной службы налоговой полиции РФ по Республике Хакасия Ю.А. Ляха в продажности. И спустя год суд обязал Вениамина Анатольевича забрать публично свои слова обратно. Это печальное для Стриги событие по требованию суда должно состояться на сессии Верховного Совета республики Хакасия.

Похоже, что за время своей недолгой деятельности в должности представителя президента Стрига уже свыкся с ролью «прикованного к позорному столбу». Как это не грустно для ведомства, представляемого названным господином, сегодня их подопечный находиться именно в таком положении. Уличенный в недавнем прошлом налоговыми органами Республики Хакасия в факте сокрытия доходов на сумму 10 миллионов рублей, Вениамин Анатольевич едва избежал уголовного наказания, благо вступил в действие новый Уголовный кодекс. Стрижка и смена прически отнюдь не повлияла на поведение Стриги. Спустя некоторое время, Вениамина Анатольевича по-отечески «отшлепали» за его беспрецедентную попытку влезть в оперативную деятельность республиканской телерадиокомпании. Тогда Судебная палата по информационным спорам при президенте Российской Федерации, даже учитывая известную «родственность» с полномочным представителем, просто развела руками в ответ на абсолютно не основанные на нормах закона претензии Стриги к председателю ГТРК Хакасии В.И. Устяхину.

Попытки Стриги оправдаться в местной прессе не удались из-за лаконичного письма начальника управления администрации президента Российской Федерации по координации деятельности полномочных представителей в регионах А. Федорова, в котором Вениамину Анатольевичу было прямо указано на недопустимость его вмешательства в оперативную деятельности государственной телерадиокомпании.

И вот очередная «экзекуция». Как и в большинстве остальных, полномочный представитель президента «погорел» на политической клевете. Непонятно, то ли Вениамин Анатольевич очень «обиделся» на налоговую полицию, которая установила факт сокрытия тех злополучных для Стриги 10 миллионов рублей, то ли из-за чего-то другого, но случилось так, что представитель президента обозвал некоторых членов республиканского правительства представителями братьев-бизнесменов Черных и заявил, что у правительства есть цель — убрать мэра Саяногорска С Л. Бондаренко. Кроме того, двумя неделями раньше Стрига распространил в зале Верховного Совета Хакасии листовки, о которых сообщал, что именно люди из нового правительства вручали генералу налоговой полиции 1Ю.А. Ляху от имени СаАЗа первую «помощь» в 300 млн. рублей. Саяногорский суд внимательно рассмотрел эти и другие заявления Стриги и очень скоро пришел к выводу, что названные сведения не соответствуют действительности.

Неизвестно, хватит ли у Стриги духа с такой же легкостью опровергнуть свои заявления, с какой они были сделаны. Любопытно другое, как долго еще администрация президента будет терпеть откровенные глупости своего подопечного в Хакасии. Ведь общеизвестно, что попытки Стриги изобразить себя «политическим борцом» с неугодным якобы Центру председателем правительства Республики Хакасия А.И. Лебедем больше смахивает на мелкое хулиганство, которое одинаково вредит как Хакасии, так и Москве. Учитывая, что в администрации президента искренне отказываются подтверждать наличие у В.А. Стриги особого задания по дестабилизации обстановки в Хакасии, остается предположить, что или столичный полпред весьма плохо отдает себе отчет о своих действиях, или Москва просто умело использует этого человека для игры в «кошки-мышки» с правительством республики. Естественно, что в последнем случае не исключена возможность того, что к отдельным депутатам Верховного Совета, которые отрицательно отнеслись к назначению Стриги представителем президента, присоединятся голоса всего правительства, а также руководителей крупных предприятий, общественных организаций и движений Хакасии.

Ну и самый курьезным и болезненный для Стриги момент решения Саяногорского суда состоит в том, что теперь все депутаты едва ли пожелают видеть Вениамина Анатольевича сидящим в президиуме. Ранее не скрывавший своего желания занимать это почетное место, теперь этот чиновник будет вынужден довольствоваться задними местами на галерке. Впрочем, на сегодняшний день это еще не самое худшее для него место.

***

© Газета «Хакасия», origindate::15.04.1998

Провалена очередная затея против налоговой полиции

Михаил Валов,
Пресс-секретарь правительства
Республики Хакасия

В Абакане завершила свою работу комиссия Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, которая занималась проверкой деятельности управления налоговой полиции в Республике Хакасия.

Руководитель группы проверяющих офицеров Б.Ю. Федоров проинформировал руководство Республики Хакасия о результатах проделанной работы. Комиссией была дана удовлетворительная оценка деятельности управления налоговой полиции по Республике Хакасия в деле пополнения государственного бюджета, борьбы с налоговыми правонарушениями, а также отмечены высокие организаторские и профессиональные качества его руководителя генерал-майора налоговой полиции Ю.А. Ляха.

В ходе работы комиссия из Москвы также проверила информацию, опубликованную в газетах «ЮСВ» и «Абакан», о якобы негативной деятельности налоговой полиции республики и ее руководителей. В результате комиссия пришла к выводу, что сведения, распространенные в вышеупомянутых газетах, не соответствуют действительности, то есть, носят исключительно клеветнический характер. Более того, существуют все основания назвать подобные публикации акцией, организованной отдельными действующими и бывшими журналистами. К числу подобных принадлежит нынешний полномочный представитель президента в Хакасии В.А. Стрига, ранее возглавлявший частную телевизионную студию в Саяногорске.

На сегодняшний день известно, что высокая комиссия Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) Российской Федерации прибыла в республику по указанию бывшего вице-премьера правительства России А.Б. Чубайса, причиной чему послужила информация полномочного представителя президента в Республике Хакасия В.А. Стриги о, якобы, имеющихся серьезных недостатках в деятельности налоговой полиции республики. Известно также, что незадолго до приезда комиссии ФСНП в Хакасию, В.А. Стрига, а также мэры городов Абакана и Саяногорска Н.Г. Булакин и С.А. Бондаренко настойчиво обращались в администрацию президента, генеральную прокуратуру и МВД России с целью освобождения от должности начальника управления ФСНП по Республике Хакасия Ю.А. Ляха.

Следует отметить, что комиссия ФСНП Российской Федерации работала в Хакасии две недели. Этот выезд обошелся простым налогоплательщикам более чем в 50 тысяч рублей. В результате проверяющие дали удовлетворительную оценку деятельности налоговой полиции Республики Хакасия. После этого закономерен вопрос: может ли объяснить господин В.А. Стрига свои поступки и растрату государственных средств чем-нибудь еще, кроме личных амбиций?

Также можно сделать вывод о том, что Вениамин Анатольевич, используя бывших коллег журналистов, продолжает умышленно нагнетать обстановку в федеральных структурах, вводя в заблуждение и население республики. В сложившейся экономической и политической ситуации в Российской Федерации такая позиция представителя президента, безусловно, не способствует гражданскому согласию в обществе и тесному взаимодействию ветвей власти на пути к позитивным переменам в нашей стране, о которых говорил в своем послании Федеральному Собранию Б.Н. Ельцин.

Справка

В 1995 году сумма различных перечислений УФСНП РФ по республике Хакасия в государственный бюджет составила 124 миллиарда рублей. В 1997 году УФСНП РФ по Республике Хакасия в процессе документально-проверочной работы и предпринятых мер по погашению недоимки реально перечислено в госбюджет 257 миллиардов рублей, из которых 50 процентов получил федеральный бюджет, 50 процентов осталось в бюджете Республики Хакасия.

***

© Газета «Хакасия», origindate::12.02.1998

Каждый житель Хакасии имеет право оценивать деятельность полномочного представителя президента

Сергей Авласенко,
Главный редактор радио
ГТРК РХ

Я работаю в государственной телерадиокомпании Республики Хакасия и являюсь членом совета компании. Мне небезразлична тема, которая в последнее время стала все чаще появляться на страницах газет. Речь идет о взаимоотношениях полномочного представителя президента Российской Федерации в Республике Хакасия В.А. Стриги и председателя государственной телерадиокомпании В.И. Устяхина. Поскольку прозвучало уже несколько мнений, хочу, чтобы читатели знали и мнение самих работников компании по данному вопросу.

С умилением прочитал сначала в газете «Абакан», а потом и в газете «Хакасия» о том, как доблестный полномочный представитель президента, не жалея времени, уже четвертый месяц добивается от председателя государственной телерадиокомпании В.И. Устяхина исполнения указов и распоряжений президента российской Федерации и требований Конституции России. В своем заявлении на имя председателя Судебной палаты по информационным спорам при президенте Российской Федерации В.А. Стрига пишет, что В.И. Устяхин имеет следующие личные качества как руководитель: «а именно грубость граничащая с хамством, невыдержанность, мстительность, а самое главное – исключительный непрофессионализм». При этом, В.А. Стрига имеет смелость ссылаться на мнение коллектива (то есть выходит, и на мое в том числе). Позвольте, г-н Стрига. Напомнить вам, что, во-первых, Вы, некорректно ссылаясь на весь коллектив, уже заведомо не правы, а во-вторых, в каких конкретно личностных характеристиках В.И. Устяхина вы усматриваете нарушение хотя бы одного указа президента? Прошу Вас ответить мне.

Дальше. После Вашего ...словия о решении Судебной палаты при президенте России у меня складывается впечатление, что Вы или не читали это решение вообще, или просто выдаете желаемое за действительное. Для всех, кроме вас, ситуация вполне понятна и не требует Ваших дополнительных комментариев. Вы посчитали конкретный действия В.И. Устяхина незаконными и обратились в соответствующие органы с тем, чтобы эти нарушения были устранены. Более того, по Вашему мнению, эти нарушения были столь серьезны, что их рассмотрением могли заняться самые высокие инстанции, известные в России. Судебная палата по информационным спорам при президенте России (я подчеркиваю: при президенте. То есть, при Вашем, г-н Стрига, непосредственном руководителе) тщательно рассмотрела все Ваши претензии к В.И. Устяхину и вынесла свое решение. Это решение было направлено Вам, В.И. Устяхину, председателю правительства Республики Хакасия, в конце концов, оно подписано заместителем председателя Судебной палаты И.Ю. Ереминым. Но, увы, почему же никто не слышит ваших радостных возгласов: «Справедливость восторжествовала!». Где результаты вашей четырехмесячной работы? Можно долго и упорно рассказывать о том, что Вы лично (я опять подчеркиваю: лично Вы) думаете о председателе государственной телерадиокомпании, однако, прошу лучше просто показать, где в решении Судебной палаты конкретно указано, что В.И. Устяхин нарушил закон. И если Вы действительно читали это решение, то признаете, что конкретно, собственно, нигде.

В отличие от Вас, уважаемый Вениамин Анатольевич, буду подтверждать свои слова конкретными фактами. Читаю п.1 решения Судебной палаты: «Признать требования В.А. Стриги по обязательному обнародованию в эфире ГТРК РХ тех или иных направляемых им сообщений и материалов, в частности, информации о налоговых льготах АО «СаАЗ», не основанными на законе». Что здесь непонятного? Зачем Вы снова и снова пишете в газете о своих претензиях, когда на все эти претензии уже есть компетентный ответ. Вы просто обманываете читателей, когда берете на себя смелость комментировать решение Судебной палаты.

Вы пишите в газете «Хакасия», что в решении палаты о предложении председателю ГТРК РХ публикации о налоговых льготах СаАЗу обязательна и этой информации Устяхин обязан был найти возможность публикации». Читатель, обрати внимание на слово «обязан». Которое употребляет В.А. Стрига. Это обман. Такого слова в тексте решения просто нет. Есть фраза: «ГТРК следует проинформировать жителей Хакасии о данной проблеме».

Существует громаднейшая разница между рекомендацией Судебной палаты информировать население Хакасии о данной проблеме и между требованием В.А. Стриги опубликовать представленное им лично конкретное сообщение «без изъятия текста и комментариев».

Любой прохожий может отличить одно от другого. Возникает вопрос: почему полномочный представитель президента Российской Федерации В.А. Стрига так легко извращает факты? Если он способен на такие вещи, то чего хорошего может ждать Хакасия от такого полномочного представителя?

В.А. Стрига пишет: «Цель обращения в Судебную палату по информационным спорам совсем не снятие Устяхина В.И. с должности председателя ГТРК РХ (палата не должна была решить этот вопрос), при ведение устава ГТРК РХ, да и других гостелерадиокомпаний в субъектах Федерации в соответствии с законом». Это уже совсем смешное оправдание. Во-первых, о том, что и в других телерадиокомпаниях страны, точно такие же, как в телекомпании нашей республики В.А. Стрига в своем заявлении, направленном против нынешнего председателя ГТРК РХ, не писал вообще. Просто, наверное, по мнению В.А. Стриги, из всех уставов региональных телерадиокомпаний, не соответствующих закону «О средствах массовой информации», самый, оказывается, не соответствующий устав – это устав ГТРК РХ.

Но если дело только в уставе, то, во-вторых, откуда взялись те страницы машинописного текста, где В.А. Стрига перечисляет якобы злоупотребления В.И. Устяхина, тем более, если последний ровным счетом никакого отношения к принятию устава не имеет? Это прерогатива учредителей. А учредители – правительство Российской Федерации и руководство республики.

Специально для полномочного представителя президента Российской Федерации в республике Хакасия цитирую п.2 решения Судебной палаты: «…рассмотреть вопрос о соответствии уставов региональных телерадиокомпаний требованиям закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» внести соответствующие предложения при доработке законопроекта о телевизионном вещании и радиовещании». Внимание: про ГТРК РХ или персонально про В.И. Устяхина в решении Судебной палаты ни одного слова. От себя добавлю, что данный вопрос в течение нескольких лет решают многие служащие ФСТР России. Теперь к его решению подключился и полномочный представитель президента в Республике Хакасия В.А. Стрига. Опять вопрос: а задач поважнее в Хакасии нет? Может быть, мы процветаем? Может. Подключить к решению важного вопроса об уставах региональных телерадиокомпаний в помощь полномочному представителю правительство и Верховный совет Республики Хакасия?

Видимо, не скрывая хилости своего первого оправдания, В.А. Стрига в этой же заметке опять пишет о причинах своего обращения в Судебную палату, но уже так: «Мое сообщение преследовало цель объективно в ГТРК РХ освещения политических и экономических событий в республике Хакасия, а не выборочного, в пользу конкретных лиц».

Иными словами, В.А. Стригу не устраивает то, как коллектив ГТРК РХ освещает экономические и политические события в Хакасии. В ответ на это могу сообщить г-ну В.А. Стриге, что многим власть предержащим не нравиться то, как творческий коллектив государственной телерадиокомпании освещает деятельность этих самых лиц, но для решения спорных конфликтов есть суд. Творческий коллектив телерадиокомпании не может руководствоваться в своей работе, чьими бы то ни было представлениями об объективности, даже если это представления полномочного представителя президента. Если есть конкретные факты нарушений или лжи, то нужно обращаться в судебные органы. К примеру, в редакции радио. Возглавляемой мной, никто и никогда не снимал передачи с эфира, в том числе и о Стриге. Что? Опять подтасовка фактов? Вы лично уже обратились и получили соответствующий ответ. Не нужно бояться признать, что это решение было не в Вашу пользу. На ошибках учатся.

Пункт 3 решения Судебной палаты: «Рекомендовать полномочному представителю президента Российской Федерации в республике Хакасия В.А. Стриге, председателю ГТРК РХ В.И. Устяхину выработать механизм взаимодействия по объективному и всестороннему информированию жителей Республики Хакасия о деятельности федеральных и республиканских органов государственной власти».

Поэтому, лично я согласен с М.А. Валовым, кстати, членом совета телерадиокомпании, в том, что Вам не надо прикрываться именем президента Российской Федерации и пытаться что-то говорить о контроле за исполнением указов и распоряжений президента, хотя ба тогда, когда Вы хотите откровенно привести в студию ГТРК РХ для проведения прямого эфира назначенного Вами журналиста и отвечать на его, заранее согласованные с Вами, вопросы.
Президент Вас не поймет.

***

Вместо послесловия – документ из Администрации Президента Российской Федерации.

6626600. Г. Абакан,
ул. Вяткина, ..2
Председателю Гостелерадиокомпании
Республики Хакасия
В.И. Устяхину
Копия: Председателю Совета ГТРК РХ
С.И. Авласенко

Уважаемый Владимир Ильич!

Ваше письмо рассмотрено в Управлении Президента Российской Федерации по координации деятельности полномочных представителей Президента Российской Федерации в регионах Российской Федерации.
Полномочному представителю Президента Российской Федерации в республике Хакасия Стриге В.А. указано на недопустимость вмешательства в оперативную деятельность ГТРК и предложено установить конструктивно сотрудничество с руководством и Советом ГТРК Республики Хакасия.

С уважением,
А. Федоров, 
Начальник Управления Президента Российской Федерации
по координации деятельности полномочных
представителей Президента Российской Федерации 
в регионах Российской Федерации.

Приложения:

1. Указ президента по Стриге

2. Определение Верховного Суда