Министра обороны скоро призовут

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В рамках расследования дела о реализации по заведомо заниженным ценам принадлежащих Минобороны объектов недвижимости, земельных участков и акций предприятий в ближайшее время будет допрошен Анатолий Сердюков 

4444-130x150.jpgКак стало известно «Ъ», в рамках расследования громкого дела о реализации по заведомо заниженным ценам принадлежащих Минобороны объектов недвижимости, земельных участков и акций предприятий в ближайшее время может быть допрошен министр обороны России Анатолий Сердюков. В рамках этого дела уже дала свидетельские показания бывший руководитель департамента имущественных отношений Минобороны и член совета директоров ОАО «Оборонсервис» Евгения Васильева.

Ее подругу уже взяли под стражу. В числе прочего следствие намерено выяснить, как среди непрофильного актива, проданного коммерсантам, оказался уникальный и высокодоходный 31-й Государственный проектный институт спецстроительства (ГПИСС), реконструировавший космодромы, проектировавший шахтные пусковые установки РВСН, причалы АПЛ и объекты воздушно-космической обороны.

Непрофильный актив

Министр обороны Анатолий Сердюков может стать фигурантом громкого уголовного дела, возбужденного Главным военным следственным управлением СКР по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 (мошенничество), п. »в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий), ч. 3 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и ч. 2 ст. 201 (злоупотребление полномочиями) УК РФ. По данным СКР, махинации, ущерб от которых превышает 3 млрд руб., проводились в компаниях, аффилированных с ОАО «Оборонсервис», председателем совета директоров которого до недавнего времени был господин Сердюков. По информации «Ъ», следствие пока намерено допросить его в качестве свидетеля. Недавно в рамках этого дела также в качестве свидетеля давала показания соседка министра, бывший руководитель департамента имущественных отношений военного ведомства 33-летняя Евгения Васильева, у которой сотрудники правоохранительных органов 25 октября провели обыск с выемкой документов, драгоценностей и антиквариата. Госпожа Васильева заявила следователям, что непричастна ни к каким махинациям, однако сделки, в которых сейчас разбираются правоохранительные органы, могут свидетельствовать об обратном.

1111.jpg

Одним из наиболее скандальных эпизодов в этом деле может стать история с продажей оказавшегося вдруг непрофильным 31-го ГПИСС, совет директоров которого до недавнего времени возглавляла Евгения Васильева.

Как рассказали «Ъ» источники в Минобороны, еще в апреле 2009 года, когда зашла речь об акционировании института, трудовой коллектив ФГУП «31-й ГПИСС Минобороны России», являвшегося единственной в стране специализированной головной организацией по проектированию спецобъектов в интересах обороны и безопасности страны, обратился с письмом к министру обороны Сердюкову. В нем сотрудники института, очевидно понимая, чем обернется предложенная схема приватизации их организации, выступили против того, чтобы 31-й ГПИСС вошел в состав холдинга ОАО «Оборонсервис», став дочерним предприятием ОАО «Оборонстрой».

2222.jpg

Однако предложение трудового коллектива акционировать предприятие в качестве самостоятельного ОАО, 100% акций которого находилось бы в собственности государства, министра не заинтересовало. В том же 2009 году институт был преобразован из ФГУП в ОАО «31-й ГПИСС». А в 2011 году предприятие неожиданно оказалось в числе непрофильных активов Минобороны.

Покупателя ГПИСС взяли под стражу

В декабре на основании директивы господина Сердюкова совет директоров ОАО «Оборонстрой» одобрил продажу 70% акций института ООО «Вита Проджект», 29,9% — ОАО «Сосновоборэлектромонтаж», а еще одна акция осталась у государства в лице министра обороны. При этом, как рассказал «Ъ» один из участников той истории, господин Сердюков, согласно закону, мог получить так называемую золотую акцию, позволившую бы ему от имени государства влиять на судьбу предприятия, но он от этого почему-то отказался, ограничившись обыкновенной.

Стоит отметить, что поисками покупателя на 31-й ГПИСС, включая присоединенные незадолго до продажи филиалы института в Санкт-Петербурге, Хабаровске, Калининграде и Балашихе, занималось ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт»", возглавляемое близкой подругой госпожи Васильевой — Екатериной Сметановой.

3333.jpg

В феврале этого года госпожа Сметанова попалась на мошенничестве, пытаясь продать по заниженной стоимости и без конкурса здание бывшего военторга в Самаре. Однако, как стало известно «Ъ», возбужденное в отношении нее уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество) недавно было прекращено СКР. Одной из причин якобы стала недостаточность доказательств совершения ею преступления. Дело в том, что во время переговоров с покупателем военторга госпожа Сметанова не озвучивала никаких сумм, а написанные на бумаге визитером цифры (откат 18 млн руб.), как свидетельствует справка врача, она увидеть не могла, так как страдает близорукостью. Правда, на свободе госпожа Сметанова находилась недолго. Вчера ее снова вызвали на допрос в СКР, после которого задержали на двое суток. По сведениям «Ъ», на этот раз она стала фигуранткой большого дела о злоупотреблениях и махинациях в структурах «Оборонсервиса».

«Чем закончится акционирование, стало понятно после того, как выяснилось, что «Вита Проджект» на 100% принадлежит «Эксперту». Эта организация не только сама себе нашла покупателя, но еще и получила с института процент за организацию поисков»,— заявил «Ъ» один из сотрудников 31-го ГПИСС. Сами же акции были проданы за 145 млн руб. Как говорят работники 31-го ГПИСС, это как минимум вдвое ниже рыночной цены. А чтобы у оценщика получилась нужная цифра, незадолго до оценки со счетов института якобы вывели еще около 140 млн руб. Вскоре после покупки контрольного пакета акций института «Вита Проджект» была продана ООО «Ремиз», принадлежащему некоему Виктору Агибаеву.

Что касается второго собственника 31-го ГПИСС — ОАО «Сосновоборэлектромонтаж», то эта структура входит в крупный строительный холдинг «Титан-2″. Основателем холдинга являлся Григорий Нагинский, ныне директор Федерального агентства специального строительства. Ранее, в 2003-2010 годах, он был сенатором от Ленинградской области, а в 2010-2011-х — начальником расквартирования и обустройства, заместителем министра обороны.

44441.jpg

Коммерческий ГПИСС обслужили по-государственному

По оперативным данным, сейчас владельцы 31-го ГПИСС якобы прорабатывают вариант продажи института, где как минимум половина персонала является носителем секретной информации, иностранным инвесторам. Однако, согласно закону, пока хоть одна акция остается у Минобороны, сделать это невозможно. Впрочем, избавиться от нее господину Сердюкову в случае необходимости вряд ли что-то может помешать.

Кстати, одно из зданий 31-го ГПИСС в самом центре Москвы (Смоленский бульвар, 19), где находится библиотека с секретной документацией и спецлаборатории, в августе прошлого года уже было продано некоему ООО «Теорема» за 1,6 млрд руб. Правда, затем институт взял это же здание в аренду за 120 млн руб. в год.

Стоит также отметить, что после того, как 31-й ГПИСС стал чисто коммерческой структурой, Минобороны неожиданно стало накачивать его заказами. При этом по инициативе господина Сердюкова в марте 2012 года распоряжением правительства России ОАО «31-й ГПИСС» было определено единственным исполнителем размещаемого Минобороны госзаказа на осуществление в 2012-2013 годах научно-исследовательских и проектных работ в области специального, общевойскового и общего строительства. По некоторым данным, только в этом году институт заключил госконтракты на 15 млрд руб. При этом предполагаемая прибыль, а она, по разным оценкам, может составить от 2 до 3 млрд руб., достанется не государству, а коммерсантам. Отметим, что в 2011 году выручка 31-го ГПИСС составила 457,5 млн руб., а чистая прибыль — чуть более 34 млн руб.

И. о. гендиректора института Михаил Петрушов заявил «Ъ», что не готов комментировать обстоятельства акционирования и продажи возглавляемого им учреждения. Кстати, с января 2011 по июнь 2012 года в институте сменилось четыре гендиректора. С Евгенией Васильевой «Ъ» связаться не удалось. Как выяснилось, в августе нынешнего года она сложила полномочия председателя совета директоров ОАО «31-й ГПИСС» и лишилась поста и в совете директоров ОАО «Оборонсервис», хотя на сайте компании ее фамилия еще значится среди других руководителей.

Обсуждать возможный вызов министра на допрос в Минобороны не стали, но отметили, что 31-й ГПИСС играл важную роль в структуре «Оборонсервиса». «31-й ГПИСС долгое время был включен в состав министерства, находясь на его балансе,— говорит собеседник «Ъ» в военном ведомстве.— При этом объем внутренних заказов на инженерно-геологические изыскания был небольшим, гораздо больше прибыли институт получал за проекты по территориальному планированию. При переводе его в открытое акционерное общество и включение в «Оборонстрой» (подразделение «Оборонсервиса».— «Ъ») структура была наделена фактически монопольными правами». Кроме того, по его словам, выручка ОАО «31-й ГПИСС» была самой большой из всех институтов, входящих в «Оборонстрой».

Вчера по поводу ситуации, сложившейся вокруг ОАО «Оборонсервис», высказался вице-премьер Дмитрий Рогозин. «Надо дождаться работы следственных органов. Им уже дана такая публичность, которая позволит действовать полномерно. Я думаю, что мы живем в такой ситуации, в такой стране, когда предание публичности тому или иному делу не дает возможности это дело забыть. Будем надеяться на объективное расследование»,— отметил господин Рогозин в эфире радиостанции «Вести-FM».

Оригинал материала «КоммерсантЪ» 

origindate::27.10.12, «Московский комсомолец», « Кого рассердил Сердюков?»

За внезапным «наездом» на министра обороны может стоять Сергей Иванов

Новость о проведении обысков в подконтрольной Минобороны структуре «Оборонсервис» превратилась в сенсацию, которая дала повод ряду экспертов безапелляционно заявить: министру обороны Сердюкову — конец, его ждет скорая отставка.

Хотелось бы охладить их экспертный пыл: не надо спешить, выдавая желаемое за действительное. Бывает, милые бранятся — только тешатся. Хотя, надо признать, что на сей раз тешатся они по-взрослому: до сих пор ни один из увольняемых министров еще не подвергался столь прямому и жесткому наезду.

Рисунок Алексея Меринова

Рисунок Алексея Меринова

За что с Сердюковым обошлись так грубо? Кому это выгодно? Что ждет армию, если нынешний министр с командой все же покинет свой пост?

Думаю, однозначно ответить на эти вопросы сегодня не может никто, так как в нашей стране точные ответы на них знает лишь один человек — президент. Но он нам пока ничего не скажет, так что давайте рассуждать вместе.

Куда отправился Анатолий Сердюков после обысков в офисе «Оборонсервиса» и у бывшего начальника департамента имущественных отношений Евгении Васильевой, в квартире которой следователи как бы случайно его застали? Сердюков не поехал к своему непосредственному руководителю — Дмитрию Медведеву, а отправился прямо к Путину, справедливо полагая, что только с его санкции стали возможны подобные действия СКР.

Каким был этот трудный разговор, мы, конечно, не узнаем никогда. Нам сообщили только, что президент поручил министру обороны активнее взаимодействовать со следствием и оказывать полное содействие в деле «Оборонсервиса».

Что это, общие фразы или изощренная издевка?

Вообще-то по закону, чтобы руководитель не мог оказать давления на ход следственных действий, его на время расследования должны отстранить от исполнения обязанностей. Но это история, конечно, не про нас. Хотя о том, как подчиненные Анатолия Эдуардовича «оказывают содействие», тут же поведал военный прокурор Фридинский. Говоря просто, следователей они посылали куда подальше.

Интересно, что еще утром, когда СКР пришел с обыском в квартиру Евгении Васильевой, министр Сердюков повел себя весьма воинственно. Как отметили многие, по-мужски. Он не стал скрываться, потребовал внести свое имя в протокол, сделав себя участником процессуальных действий. Но уже к вечеру, когда был вынужден СМИ прокомментировать ситуацию с «Оборонсервисом», почему-то постарался от этой структуры откреститься. Он назвал этот холдинг «самостоятельной коммерческой организацией, имеющей свой устав, регламентирующий ее деятельность по сервисному обслуживанию как в интересах Вооруженных cил, так и иных заказчиков».

При этом он, понятно, не сказал, что юридический адрес холдинга совпадает с адресом Минобороны, что все 100% акций принадлежат военному ведомству и что до 2011 года (а претензии СКР в финансовых махинациях, судя по всему, относятся к этому периоду) он, Анатолий Сердюков, был председателем совета директоров ОАО «Оборонсервис».

То есть, похоже, лишь к вечеру четверга, а возможно, только после встречи с президентом Анатолий Эдуардович по-настоящему осознал степень и силу прямого «наезда» конкретно на него.

495 29021.jpg

фото: Михаил Ковалев

Кому же он так насолил, что компромат, который собирался, как теперь понятно, годами (делать это было легко, люди его команды все вершили в открытую), вдруг пустили в действие? Да еще как! До Сердюкова ни с кем из министров так не обращались.

Убирали всегда по-тихому, по взаимной договоренности, а то и повышали, лишь бы только убрать. Но тут! С обыском на квартиру к ближайшей помощнице, при этом наверняка зная, что застанут там его самого, а затем поведать обо всем этом всей стране… Согласитесь, случай небывалый.

Сердюков явно совершил какую-то серьезную ошибку. Но к армии она уж точно не имеет никакого отношения. Скорее находится в плоскости личной преданности, так как тут угадываются личностные моменты: чья-то месть, обида. Может, кого-то не так назвал, усомнился, деньги ушли не на тот счет, на который должны, — за кулисы этого театра нам заглянуть не дадут. Есть даже и такая версия. Говорят, раньше Сердюков был женат на дочери своего налогового шефа, а впоследствии премьер-министра России Виктора Зубкова, которому он и обязан своим карьерным ростом. Теперь же, как рассказывают в кулуарах военного ведомства, он от нее ушел к родственнице другого, более высокопоставленного госчиновника. И хотя Зубков подрастерял свое влияние, но все же кто-то из его друзей мог таким образом повлиять на ситуацию.

Хотя, как намекнул один высокий чиновник, истоки истории с обысками надо искать еще в предвыборной ситуации, когда Сердюкову предсказывали высокий карьерный взлет после победы Путина. Похоже, сегодня кто-то наверху этого вдруг сильно испугался.

Кто, пока неясно. Но можно предположить, что Сердюков в свое время серьезно прошелся по самолюбию Сергея Борисовича Иванова, ныне возглавляющего президентскую администрацию. Кто не помнит, как, уходя из Минобороны, Иванов с думской трибуны уверял, что реформы в армии закончены, что сокращений больше не будет, что армия приведена к нужной численности, просил не обижать его генералов, после чего ушел на повышение.

Однако новый министр Сердюков, фактически наплевав на эти обещания, начал самую масштабную реформу армии, какой она не знала с последней мировой войны. Пошли массовые сокращения, порезаны виды и рода войск, округа, от Генштаба и генералитета, который Иванов призывал не обижать, осталась меньшая половина. Но главное, что больше всего раздражало военных, — в Минобороны вслед за Сердюковым из налоговых органов пришла целая армия гражданских специалистов, в основном в юбках, которых наделили гораздо большими правами, чем генералов с большими звездами.

Неудивительно, что сегодня, когда, судя по всему, сверху получена команда «фас!», главный удар нанесен именно по ним.

Кроме того, Сердюков успел сильно насолить и представителям российской «оборонки», чье промышленное лобби традиционно было очень сильно в верхних эшелонах власти. Особенно обострилась эта борьба, когда на горизонте замаячили 20 триллионов оборонных рублей. Схватки за куски этой суммы мы сегодня наблюдаем регулярно. Их отражением стали частые заочные споры министра Сердюкова и вице-премьера Дмитрия Рогозина.

Кстати, маленькая деталь: в середине октября Анатолий Сердюков отстранил своего первого заместителя Александра Сухорукова от управления департаментом вооружения, который отвечает за исполнение гособоронзаказа. При проверке его выполнения за прошлый год было выявлено нарушений на сумму 18,45 млрд рублей. При этом 3,89 млрд были неправомерно получены, а 14,51 млрд неэффективно израсходованы.

СМИ тут же объявили, что Сухоруков не справился. С этим можно было бы согласиться, если бы на этом посту его сменил крупный профессионал. Но на департамент вооружения поставили замминистра Дмитрия Чушкина, для которого такое назначение стало полной неожиданностью, поскольку у него нет опыта управления структурами, подобными департаменту вооружения.

Но интересно, что после этой перестановки два совершенно независимых друг от друга источника в ОПК мне объяснили это так: Сухоруков — человек, много лет проработавший в спецслужбах. А так как уже всем ясно, что оборонзаказ и нынешнего года будет вчистую провален, его просто вывели из-под удара.

Так выходит, главный «удар» по главе Минобороны еще впереди? Может, «Рособоронсервис» — это лишь тот хвостик, что торчит на поверхности и за который легче всего потянуть? Для начала.

Тут ясно лишь одно: устоит Сердюков в этой борьбе или его спихнут вместе с советниками в юбках, в армии от этого по большому счету ничего не изменится. Придет другая команда, которая будет все реформировать уже в свою пользу. Все это — системные вещи. К обороне страны эти поиски «врагов» и «коррупционеров» в ближнем окружении президента не имеют никакого отношения. Хотя чисто по-человечески, конечно, интересно понаблюдать, чем все закончится.