Министр Аксененко незаконно изымает у донских предприятий сотни миллионов рублей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Министр Аксененко незаконно изымает у донских предприятий сотни миллионов рублей

" Ростовское антимонопольное управление добилось в высшем арбитражном суде признания незаконным фактического повышения ж/д тарифов на экспортно-импортные перевозки в четыре раза. Однако железнодорожная монополия игнорирует судебные решения. Из-за беззаконий МПС растут цены, снижается внешнеторговый оборот и, как ни удивительно, создается угроза банкротства... СКЖД. Дело в том, что уже более 15 донских предприятий через суд взыскали с СКЖД переплаченные деньги. И это только начало.

К декабрю взбунтовавшиеся ростовские предприятия уже отсудили у подведомственной Аксененко Северо-Кавказской железной дороги (СКЖД) более 10 млн рублей. При этом, проигрывая, СКЖД не только возвращает предприятиям переплаченные деньги, но и может быть поставлена перед необходимостью перечислять всю незаконно полученную прибыль в бюджет государства в виде штрафов. Однако главу МПС это нисколько не пугает: незаконно увеличив год назад тарифы для экспортно-импортных перевозок в 2-4 раза, ведомство Аксененко сегодня дополнительно получило в свое распоряжение миллиарды рублей, и потеря из этой суммы каких-то 10 млн рублей - вещь малозаметная. Правда, малозаметная пока. А вот что будет завтра, когда, к примеру, на ту же СКЖД обрушится лавина судебных исков, Николая Аксененко, похоже, не волнует. Дополнительные деньги зачем-то понадобились ему именно сейчас. Интересно, зачем? 
Валютная хитрость Николая Аксененко До прошлогоднего августовского кризиса предприятия, которым требовалось перевезти экспортно-импортный груз по железным дорогам России, могли рассчитываться с железнодорожниками либо в рублях, либо в инвалюте. При этом тарифы в инвалюте на самом деле были льготными (примерно на 30% ниже рублевых). Правда, по этим тарифам оплачивать услуги железной дороги мог лишь ограниченный круг избранных предприятий, так называемые уполномоченные экспедиторы, у которых были прямые договоры с МПС. Экспедиторы фактически были посредниками и зарабатывали как раз на том, что тариф в инвалюте был льготным. 
Однако когда 17 августа 1998 года грянул кризис, Министерство путей сообщения разослало региональным дорогам, в том числе и СКЖД, телеграмму № 722. В этой телеграмме министр путей сообщения Николай Аксененко предписывал СКЖД за перевозку по территории России экспортно-импортных грузов взимать плату исключительно по валютным тарифам. Эти тарифы номинально остались такими же, как и, скажем, в начале 1998 года. Однако доллар начал расти не по дням, а по часам. И фактически в рублевом эквиваленте тарифы на перевозку экспортно-импортных грузов выросли в 2-4 раза. При этом МПС и Николай Аксененко утверждали, что железная дорога тарифы с 1997-го по 1 ноября 1999-го года не поднимала. 
Предприятия, которые экспортируют свою продукцию из России, а также те, кто ввозит в страну импортное сырье или товары, просто взвыли от нововведений МПС. Многие фирмы не выдержали четырехкратного роста железнодорожных тарифов и просто были вынуждены свернуть то направление своей деятельности, которое было связано с перевозкой экспортно-импортных грузов по железной дороге. В Ростове, например, подобным образом были вынуждены поступить "Тавр", "Агронефтепродукт", фирмы "Кристалл", "Тора", "Космея", "Лада", "Лига-Сервис", "КСМ-10", "Мехколонна № 7" и многие другие. 
В то же время некоторые предприятия попытались найти управу на действия монополиста, здраво рассудив, что железная дорога не может без должных на то оснований в одночасье поднять тарифы в 2-4 раза. Ведь себестоимость железнодорожных перевозок после кризиса существенно не увеличилась: электроэнергию, горючее, другие материалы железнодорожники покупают по-прежнему по внутрироссийским ценам, да еще и по льготным. Получается, что МПС просто стало намного больше зарабатывать. 
Поговаривают, что благодаря незаконным решениям министра рентабельность перевозок импортно-экспортных грузов у железнодорожников подскочила до 80%. При этом, по данным "Российской газеты", в структуре перевозок по железным дорогам России экспортно-импортные грузы занимают 28%. Доля существенная, а значит, повышение стоимости этой услуги в 4 раза обеспечивает в целом по России астрономическую сумму дополнительных доходов. 
В распоряжении Николая Аксененко оказались громадные дополнительные ресурсы, однако вряд ли кто-то заметил, чтобы на российских железных дорогах улучшился сервис. Зато, например, по телевидению вдруг начали активно крутить рекламные ролики российских железных дорог. Конечно, это не политическая реклама, и никаких политических целей она не преследует. Но общеизвестно, что, например, Березовский долгое время финансово подпитывал подконтрольные ему СМИ рекламой "Аэрофлота". За это СМИ расплачивались, выполняя политические заказы Березовского. Почему бы другим не пользоваться наработками Березовского? 
На каждую монополию есть антимонополия Первыми на помощь клиентам железной дороги, как, в общем-то, и должно быть, пришли антимонопольщики. В октябре 1998 года ростовское антимонопольное теруправление (РТАУ) возбудило против СКЖД дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства. Действуя в интересах пяти пожаловавшихся предприятий, антимонопольщики вынесли решение: СКЖД обязано вернуться к старому порядку расчетов, согласно которому за перевозку экспортно-импортных грузов по территории России можно платить по внутрироссийским тарифам. 
СКЖД попыталась обжаловать в суде решение ростовского антимонопольного теруправления. Главный аргумент Северо-Кавказской дороги - "тарифы поднимали не мы, а МПС, значит, и все претензии к ним". Судебные тяжбы длились почти год, стороны дошли до высшего арбитражного суда, который в конце концов подтвердил правоту ростовских антимонопольщиков. Однако СКЖД по-прежнему продолжает взимать за перевозку экспортно-импортных грузов плату по сверхзавышенным тарифам. 
Тогда ростовские антимонопольщики одними из первых в России научились успешно взыскивать с железнодорожников незаконно полученную прибыль. После того, как в областном арбитражном суде были выиграны первые дела и суд обязал СКЖД вернуть предприятиям переплаченные деньги, по накатанной колее в суд потек целый ручеек исков, который вот-вот превратится в бурную реку. 
Действия МПС кажутся абсурдными. Но только непосвященным "Вы будете писать статью про железную дорогу? Сделайте с ними, пожалуйста, что-нибудь. Ситуация с тарифами на экспортно-импортные грузы совершенно ненормальная, просто какой-то абсурд, - искренне удивлялась в беседе с корреспондентом N заместитель директора ростовской фирмы "Лебединский торговый дом" Людмила Будунова. - Житья никакого не стало. Посмотрите, что получается. Мы вынуждены заплатить СКЖД по завышенным тарифам, у нас нет другого выхода: железная дорога - одна, она - монополист. При этом мы заранее знаем, что переплаченные деньги нам все равно вернут. Прекрасно знают это и сами железнодорожники. Правда, процедура возврата занимает минимум два месяца. Мы подаем иск в областной арбитражный суд. Обязательно выигрываем дело, потому что аналогичные дела СКЖД проигрывала уже неоднократно. Дальше получаем на руки исполнительный лист и взыскиваем с СКЖД переплату. В конечном итоге получается, что мы платим по нормальным тарифам, но зачем СКЖД заставляет нас проходить такой сложный путь, отвлекать от других дел суд, тратить собственное время на судебное разбирательство, да еще минимум на два месяца выводить собственные деньги из оборота? Зачем такая сложная процедура?" 
Помимо "Лебединского торгового дома" отсудить деньги у СКЖД по состоянию на 25 ноября смогли еще около 15 ростовских предприятий, среди которых "Агронефтепродукт", "Укрсоль", "Савва", "Лига-Сервис", фирма "ГОК", один из крупнейших ростовских экспортеров сельхозпродукции фирма "Аграфин". 
СКЖД уже не справляется с удовлетворением тех исков, которые на нее сегодня обрушились. Так, по словам гендиректора ростовской фирмы "Укрсоль" Сергея Лысенко, его фирма с помощью антимонопольщиков выиграла у СКЖД дело по экспортно-импортным тарифам еще в сентябре, но до сих пор денег не получила: "По тому иску Северо-Кавказская железная дорога обязана вернуть нам 813 000 рублей. У нас есть исполнительные листы, но из желающих получить переплаченную разницу выстроилась уже целая очередь. Дорога просит подождать, ссылаясь на свое бедственное положение. Хотя, если посмотреть на то, как отремонтировали РГУПС, железнодорожную больницу, на другие расходы железной дороги, не очень-то верится, что у них нет денег. А 1 декабря будет слушаться дело по очередному нашему иску, также по вопросу экспортно-импортных тарифов. Там сумма уже побольше - 2 млн 50 тысяч рублей. Прецедент создан, дорога все подобные дела сейчас проигрывает. А значит, сумма претензий к ним будет расти. Непонятно, кому нужен этот мартышкин труд?" 
Все на свои места может расставить только политика Действительно, на первый взгляд, совершенно непонятно, почему Николай Аксененко до сих пор не отменяет свое неправомерное решение. Ведь суды уже проиграны. Что еще надо? К тому же железная дорога - ведомство государственное и должно демонстрировать образец законопослушания, а значит, и исполнения судебных решений, предписаний антимонопольных органов. 
Более того, выполнить предписания антимонопольщиков, с точки зрения экономики, вроде бы в интересах железной дороги. Ведь сиюминутные заработки впоследствии обернутся огромными финансовыми потерями. По словам начальника отдела изучения товарных рынков ростовского антимонопольного теруправления (РТАУ) Виктора Тимофеева, законодательство позволяет его службе взыскивать с СКЖД незаконно полученную прибыль в бюджет государства, что сейчас и намерено сделать РТАУ. Таким образом, получится, что, заработав за счет повышения тарифов дополнительный доход, СКЖД затем вернет его дважды: сначала тем, за счет кого получила его (предприятиям-клиентам), а затем незаконно заработанную прибыль перечислит в бюджет. Весьма существенно и то, что, по словам антимонопольщиков, в отношении нарушений антимонопольного законодательства нет срока исковой давности. 
А ведь можно еще пострадать за незаконное пользование чужими деньгами (согласно Гражданскому кодексу, взыскивается пеня в размере учетной ставки ЦБ, сейчас это 55% годовых), заплатить штраф за неисполнение предписаний антимонопольщиков. В общем, настоящая финансовая угроза экономическому благополучию железных дорог России. 
Похоже, понимает это и руководство СКЖД, посылая на имя министра МПС Николая Аксененко телеграммы с просьбой разрешить дороге взимать плату за перевозку экспортно-импортных грузов в рублях по внутрироссийским тарифам. А также с предупреждением, что в противном случае нынешние судебные разбирательства могут нанести СКЖД "непоправимый экономический ущерб". 
Помимо экономических интересов железнодорожного ведомства есть еще и экономические интересы государства. Увеличив фактически в 2-4 раза тарифы на перевозку экспортно-импортных грузов, Николай Аксененко внес немалую лепту в посткризисное повышение цен если не на все, то на многие товары. После кризиса едва ли не главным локомотивом оздоровления российской экономики стали экспортоориентированные отрасли. Однако на пути российского экспорта неожиданно появился дополнительный барьер, его ограничивающий, - возросшие в 2-4 раза тарифы на железнодорожные перевозки... Перечень можно продолжить. 
Однако ни телеграммы коллег, ни интересы государства Николая Аксененко, кажется, не трогают. Он не только не отменяет незаконный порядок взимания платы за перевозку экспортно-импортных грузов, но еще более ужесточает его. Требует, в частности, расширенно толковать понятие "экспортно-импортные грузы". Так, например, из Молдавии в Батайск поставили молдавское вино. Груз растаможили, и он стал российским. Однако при его дальнейшем следовании в Сибирь (одна российская торговая фирма продала вино другой) за этот груз все равно, по версии министра МПС, надо платить по повышенному тарифу. 
С точки зрения экономики, Николай Аксененко давным-давно должен был отменить свое решение, которое привело к существенному росту железнодорожных тарифов на экспортно-импортные перевозки. Но... 
Первое правило предвыборной жизни монополий Монополии в России - это больше чем становой хребет отечественной экономики. На самом деле монополии - это настоящая власть, которая управляет нашим государством, но которую мы, к сожалению, не выбираем. Наоборот, это монополии сначала выбирают (или создают) тех, кого будут поддерживать, выводить на передовую политической борьбы. А уж потом, используя свои огромные ресурсы и возможности, монополии заставят нас выбрать тех, кого сначала выбрали они. 
Все говорят о финансовой непрозрачности российских естественных монополий. Это общее место, и с этим уже никто не спорит. В то же время, чтобы выступить донором политического процесса и при этом не умереть, не обанкротиться, финансовые жилы монополии должны быть переполнены деньгами. Хорошо "Газпрому", у которого огромные экспортные поставки, и значит, после девальвации рубля доходы выросли многократно. Хуже Министерству путей сообщения - у МПС таких экспортных доходов нет. 
Но Аксененко нашел способ, пусть и незаконный, как резко увеличить доходы железнодорожного ведомства. Тут же, по удивительному совпадению, началось его восхождение на политический Олимп - пост вице-премьера, претензии на кресло премьер-министра. 
Близятся выборы - сначала думские, затем президентские. Деньги для поддержания "своих" нужны здесь и сейчас. Несмотря на закон, интересы государства, пени, штрафы, экономический ущерб огромному количеству предприятий. 
Политика у нас - самая высокодоходная отрасль: в нее можно привлекать деньги на любых условиях, под любые, даже неимоверно высокие проценты, и вложения все равно окупятся. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации