Министр МЧС Южной Осетии "Баранкевич плюнул ребятам в лицо. Продал нашу победу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Министр МЧС Южной Осетии Бибилов: "Баранкевич плюнул ребятам в лицо. Продал нашу победу"

"Он либо не понимает, что его используют, либо его устраивает цена вопроса"

Оригинал этого материала
© ИА ОСинформ, origindate::23.12.2008, Бибилов Анатолий: "Баранкевич плюнул ребятам в лицо. Продал нашу победу…"

Converted 28133.jpg

Министр МЧС Южной Осетии Анатолий Бибилов

Настоящий герой войны в Южной Осетии, кавалер ордена Уацамонга, высшего государственного знака РЮО, майор, заместитель командира батальона миротворцев РСО-Алании, ныне министр МЧС РЮО, Бибилов Анатолий Ильич прокомментировал интервью генерала Баранкевича газете «Коммерсант».

Бибилов: Знаете, когда интервью вышло, я стал звонить Баранкевичу – глазам поверить не мог, очень хотел по-мужски спросить, зачем он это сделал. Но все известные нам телефоны молчали…

Корр: А что вас так возмутило? Ложь? Бахвальство? Наглость?

Б: Сразу и не скажешь что… Ощущение, будто стоишь на кладбище, а рядом кто-то частушки поет. Ощущение полной неадекватности. Каждый ответ – или ложь или полу-ложь. Или настолько искажает реальность события, что нам, тем, кто там убивал и умирал, сложно даже представить, что кто то может набраться наглости, смелости, дерзости, не знаю чего еще, и просто так, прямолинейно сказать – я подбил танк и спас Цхинвал. Это за гранью. Ну нельзя бить себя в грудь, говорить – я герой. Как потом в глаза людям смотреть… Ребята это интервью прочитали все: Гена Чочиев, Казик Плиев, Бестаев Алан, Тасоев Сослан, Амиран Дьяконов… Мы, и еще несколько десятков парней воевали вместе. И Баранкевича видели, и в штабе миротворцев, откуда его буквально выпихнули и потом на улицах. И когда он стрелял по танку, тоже видели… Если бы не это интервью, претензий к Баранкевичу у нас не было бы. Он не трус, как его приятель, экс-глава Правительства Морозов. Сбежал Морозов сразу же. Баранкевич он такой, какой он есть – откровенный и показушный. Эффекты очень любит.

Корр: Тем не менее орден из рук Кокойты он получил, популярность в Цхинвале у него есть…

Б: Была. Опять же среди кого популярность… Среди тех кто рядом был, кто воевал с ним, работал, иллюзий не было никогда. А в те дни героем мог стать почти любой, кто добрался бы раньше до микрофона 1 го канала. Например, война 2004 го. Предшественник на посту министра обороны умер, и в июне назначили Баранкевича. К началу войны 17 го августа мы никто знать не знали, кто наш новый министр, откуда… 19 августа слышу из рации: «Я – Волга, прекратить огонь. Поздравляю всех с победой». Думаю, не у одного меня в эти минуты было желание крепко обнять человека, несущего добрую весть. Баранкевич стал не героем войны, а символом, талисманом победы. Вот я-воин. Я умею это делать. Но если завтра пойду играть в кино, не справлюсь – я не актер. У нас у каждого своя роль, судьба, предназначение. Когда мы пытаемся быть не теми, кто мы есть на самом деле, мы проигрываем. Разрушаем себя.

Корр: Если вы его не видели -не слышали, как тогда мог взять на себя ответственность дать команду прекратить огонь?

Б: Так не он такое решение принял, а Президент. Это он принимает политические решения, военные только исполняют приказы.

Корр: Давайте вернемся к событиям тех дней. Где и во сколько вы встретились с Баранкевичем?

Б: Баранкевича, министра обороны Лунева мы нашли у Кулахметова, в штабе миротворцев в ночь 8го августа. Пришли, начали их обхаивать, Амиран Дьяконов даже плюнул в сердцах сторону них… «Вы что сидите здесь, генералы. На улице бои, никто не организовывает ничего, ни руководит…».
В общем, Баранкевича на улицу вытолкали.

Корр: Молодец генерал, не побоялся…

Б: Да никто и не говорит, что генерал трус. Он пошел к Совпрофу, на углу Миротворцев и Московской подбил из «Мухи» танк. Но на этом направлении много наших было. По танкам стреляли одновременно до 5 человек. Активную броню новых украинских танков с одного заряда не пробьешь. Надо понимать, Цхинвал не сдавался ни на минуту. Не было территорий, которые бы грузины зачистили. Везде шло сопротивление. То, что Баранкевич говорит про панику и дезорганизацию, касается самих генералов.

Корр: А это был какой-то особенный танк, командный, может любимый танк Саакашвили?

Б: Нет, конечно. 10 танков уничтожено было всего. А прошли они там, где на беду «забыли» заминировать участок. Это возле селения Никози. Этот вопрос курировал как раз Баранкевич. Танки в городе – со времен первой чеченской войны, слабый аргумент.

Корр: Что было потом?

Б: Ничего. Он вернулся в расположение миротворцев, сказал: «Поздравьте меня, я подбил танк».

Корр: Баранкевич живописует не свое пребывание у миротворцев, а более ранний момент – свое прибытие в командный бункер в здании правительства.

Б: Здесь он просто врет. Во-первых, именно Президент Кокойты спас многих, когда принял решение об эвакуации женщин и детей из республики. Председатель Правительства Морозов был резко против. В интервью Баранкевич говорит диаметрально противоположное. Во-вторых, я там не был, (в командном бункере) судить могу не обо всем. Но почему нужно было настаивать на отправке в Джаву Председателя Правительства Морозова, на не Президента – Главнокомандующего? Сегодня это понятно, Баранкевич и Морозов в одной лодке, в одной команде. Генерал хотел его спасти. «Кому то нужно будет встречать гуманитарную помощь..», идет обстрел из Градов, а он думает про то, как встречать гуманитарную помощь! Но Морозов и в Джаве не остался. Его же охрана оставила его в Зарамаге. Человек просто сбежал. Я больше Морозова никогда не видел. И другое, а если бы Президента убили? Не готов прогнозировать, но нам это было бы как головы лишиться. В итоге Кокойты воевал как ополченец. И в Цхинвале, и на Зарской высоте, держал со своими ребятами Гуфтинский мост. 9 го он был в Цхинвале, это точно, потому что с ним был мой племянник. Молодой парень, собирался жениться 3 го августа, потом перенес на 10 е. Я переживал за него очень, держал с ним связь, насколько это было возможно. И пусть Баранкевич приедет и посмотрит в глаза пацанам из госохраны, которые зачищали город. Пусть к раненым в гости зайдет. Он их и не видел, и не знает об этом, потому что сидел у миротворцев.

Корр: Такое впечатление, что в принципе всем досталось свинца, и Баранкевичу, и Президенту, и любому солдату…
.
Б: Верно. И откровенных трусов было мало, Морозов, да еще пара чиновников. И мэр города, и прокурор, и все оставались здесь. Некоторые семьи в Джаву вывезли, но это объяснимо. Все воевали как герои. В том то и дело, что весь народ показал, что он герой. Поэтому и больно так сейчас слышать бахвальство Баранкевича. Я только надеюсь, что он это не за деньги делает. Тогда вообще… Продал, получается он нашу победу.

Корр: Но это факт, что Баранкевич организовал круговую оборону?

Б: Да она уже была организована. Баранкевич этого не знал. Читаешь и думаешь – у него, наверное, какая-то своя была война. А если бы у него была рация, то в 12 дня 8 го числа он бы услышал слова Президента «Ребята, в городе еще много сил у нас. Мы город не сдадим». Реальную картину боев Баранкевич не понимал тогда, не понимает ее, видимо и сегодня.
Корр: А вы можете встретиться с ним, например, в прямом эфире?
Б: Я готов. Он меня хорошо знает. И знает, что я не могу что-то приукрасить, «вывернуть»… Меня спросят тогда свои же ребята. Скажут: «Толя, ты чего врешь?». Это в Москве, где правду не знают, можно сказки рассказывать. Пусть прочтет мое интервью, хоть узнает о боях за Цхинвал правду. Кто кроме Джуссоева и Морозова готов под его словами подписаться? Я на такую встречу приведу 100 человек: тех, кто по танкам стрелял, из госохраны ребят раненных, «которые сбежали в Джаву», Сослана Тасоева, Казика, Гену Чочиева… Разговор будет интересный.

Корр: Какой бы вы ему вопрос задали?

Б: Я бы его про танки спросил. Он знает вообще, что когда он «услышал шум танковым двигателей на привокзальной площади», это уже была 4 ая танковая атака? Что вначале был один танк. Ребята из РПГ его подбили, повредили ходовую. Он развернулся, выстрелил по гостинице и обратно уехал. Потом 2 танка появились, они 2 раза там туда-сюда сновали. Потом пошли «Скорпионы» и пехота цепью по улице Героев. Кто их отбил? Баранкевич? Он организовал оборону? Это ложь. Мы, говорит, организовывали оборону городка миротворцев, занимали близлежащие дома. Да они уж заняты были. И ребята «не метались, не зная что делать», а организованно держали город и не сдавали его не на минуту.

Корр: А почему Баранкевич так открещивается от министра МВД Миндзаева? Говорит, не видел его, встретил только 10 го. 

Б: Не знаю, спросите у него. Может таким образом показывает свое отношение к нему. Он в этом интервью ведь и Лаптева пнул, бывшего министра обороны. Но снова лжет. Когда я лично ставил задачу на зачистку города 8 го числа, Миндзаев, Лунев и Баранкевич стояли позади меня. И молчали. Лично мы с Тасоевым Сосланном собирали ребят, СОБР, ОМОН, ополченцев, миротворцев из домов. Не просто «организовались», а провели построение, определились, какая группа куда идет, наметили контрольные рубежи, до которых доходим и связываемся. ОМОН пошел как раз по Октябрьской. Госохрана пошла по Героев и Заводской. Другие пошли по Ленина и Сталина. И Баранкевича там никто не видел. Я не знаю чего там организовывал Баранкевич.

Корр: «Скорпион» он подбил?

Б: «Скорпион» в кювет завалился. Я эту ситуация помню. Экипаж забежал в близлежащий дом по улице Сталина. Там они одного парня убили. А мой солдат Келехсаев ранен был.

Корр: Как вы думаете, чем закончится открытая Баранкевичем послевоенная полемика в СМИ?

Б: Да ничем. У нас, в Цхинвале, не обманешь никого. Всем понятно: у победы много отцов, а поражение – сирота. Прав Баранкевич в одном, что чем больше времени с тех дней проходит, тем больше героев появляется. А репутацию свою тезка мой закопал на газетной полосе. А ведь нормальный добрый мужик. Его председателем Чрезвычайной комиссии назначали после войны, у меня заболела сильно племянница 4 летняя. Я пришел к нему – помоги отправить во Владикавказ. Помог, на вертолет посадил.

Я не хочу комментировать вторую часть интервью, где он рассуждает про экономику. По моему, понятно, что там тоже вранья полно. Человека используют, чтобы нагадить Кокойты. А он либо не понимает, что его используют, либо его устраивает цена вопроса. Ведь он теперь безработный. Да и написано так, будто с чужих слов. Я что-то не помню, чтобы генерал таким сведущим был в вопросах экономики и финансов. А вот гуманитарной помощью он интересовался…

Корр: При встрече руку ему подадите?

Б: Пусть вначале ответит на вопрос, кого он имел в виду, когда говорил «простите, но с теми, кто бросил родину в самый тяжелый час, кто предал Цхинвал, я уже дальше работать не могу». Работать со сбежавшим Морозовым он, как оказалось, вовсе не против. Теперь пиарят друг друга по очереди.

Что ж, скажи мне кто твой друг…