Министр Трутнев идет в восточный поход

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::26.09.2005

Министр Трутнев идет в восточный поход

Кто хочет получить контроль над "Транснефтью" и Восточным нефтепроводом

Олег Крапивин

Converted 19725.jpg

Юрий Трутнев

Министр природных ресурсов Юрий Трутнев в ходе поездки на Дальний Восток неожиданно открыл, что как конечная тока нефтепровода «Восточная Сибирь-Тихий океан» «более удобной с точки зрения экономики и экологии» является бухта Козьмино. Явно не вникая в суть проблемы, Трутнева поддержали министр экономразвития Греф и министр транспорта Левитин. Но почему именно Козьмино? «У меня есть ощущение: тянуть трубопровод нужно не в Перевозную, а в Находку… В Находке есть железнодорожная ветка, а здесь /в Перевозной/ ее нет, в Находке - промышленная зона, а в Перевозной - скорее зона отдыха», - сказал Трутнев.

Вспомним классиков: объективная реальность дается нам в субъективных ощущениях. Но достаточны ли ощущения министра Трутнева для столь емких выводов? «По этому проекту есть два малоприемлемых риска: Байкал и Перевозная», -- открывает Америку министр. Это было известно еще пару лет назад, когда начиналась работа над маршрутом. Но президентом и правительством приняты все необходимые решения, прошли – и не раз! -- общественные слушания в регионах, проведена государственная экологическая экспертиза. Потрачены деньги, в конце концов. И что же – бросить все и начать заново? Можно, конечно. Если произошло что-то экстремальное, критическое, из ряда вон. Но из-за «ощущений»?..

Впрочем, откровения посещают министра не в первый раз. Юрий Трутнев уже предлагал несколько месяцев назад создать федеральное агентство по управлению магистральными нефтепроводами. Он заявил тогда: «Если уже было принято решение о государственной монополии на трубопроводный транспорт, то кто-то должен быть ответственным за его работу. И я не убежден, что этим ответственным может быть акционерное общество «Транснефть».

Что имел в виду чиновник? Пресс-секретарь Минприроды Ринат Гизатулин объяснил позицию своего шефа тем, что министерство заинтересовано в «комплексном освоении месторождений и в том, чтобы бюджетные средства тратились наиболее эффективно на развитие системы трубопроводного бизнеса». Примечательно, что бюджетные средства «Транснефтью» не тратятся – это коммерческая компания, государственная в ней только форма собственности. Но даже если бы они там были, проверять их расходование должна Счетная палата, а не Минприроды. Гизатулин признал, что претензий у МПР к «Транснефти» нет, да и вообще этот вопрос находится в компетенции Минпромэнерго. Его глава Виктор Христенко много лет курирует нефтепроводный транспорт. «Минпромэнерго с недоумением воспринимает… предложения, прозвучавшие на коллегии Минтранса, в сфере трубопроводов», -- заявил пресс-секретарь Христенко Станислав Наумов РИА «Новости». «Нет смысла создавать еще одну государственную надстройку над эффективно работающей компанией. У нас нет претензий к «Транснефти», - сказал он же «Известиям».

Что же в сухом остатке? Мы вмешиваемся в вопрос, за который отвечает другое ведомство, стремимся к контролю над бюджетными средствами там, где их отродясь не было, и находим экологические проблемы там, где их нет, – такова логика Трутнева. Зачем же ему все это? Может быть, все дело в том, что кто-то хочет получить контроль над «Транснефтью» и Восточным нефтепроводом, и неважно, каким образом – с помощью безосновательных заявлений о неэффективности работы компании или путем «раскрытия экологических преступлений»?

Решение о строительстве Восточного нефтепровода принято правительством 31 декабря 2004 года по прямому поручению президента. В конце июля, когда «экологические страсти» вокруг проекта «Восточная СибирьТихий океан» накалились, по проблеме жестко высказался президент Владимир Путин: «экологические экспертизы не должны препятствовать развитию страны и ее экономики… как мы только начинаем что-то делать, одна из линий атаки против нас всегда – экологические проблемы».

Кажется, все сказано. Даже Всемирный фонд дикой природы, наиболее влиятельная экологическая организация, начал конструктивную работу с «Транснефтью». Но чиновникам все неймется. Что ж, Восточный нефтепровод – проект крупный. Большой куш, пошло говоря. Так что мы еще услышим немало яростных защитников природы, не исключая и людей весьма влиятельных, которые спешно вольются в их ряды. Вот только «трубу» строить все-таки надо – извините за пафос, для будущего страны. И строить ее будут не новоиспеченные экологи, а люди, которые умеют это делать. И она будет построена. Караван, как известно, идет даже при очень громких звуках вокруг.