Министр колыма

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::24.05.2000

Министр колыма

Алексей Челноков

Converted 10591.jpg

Полечу я в Когалым,
Где кругом гол`о-гол`ым.

А оттуда в Покачу
На УАЗе покачу.

А оттуда - в Лангепас,
Где Макар телят не пас.

И обратно в Когалым
Заколачивать колым*.

(Из когалымского фольклора.)
*"Колым" - от слова колымить, не путать с калымом.

Эх, Покачу!

Converted 10592.jpgАлександр Гаврин - последний и самый неожиданный назначенец в новом правительстве Владимира Путина. Каким образом мэр захолустного городка Когалым, именуемого, правда, "столицей "Лукойла", смог перемахнуть через высоченный частокол столичных чиновников, - вот загадка из загадок, которую предстоит разрешить.

Думаю, о существовании Когалыма на карте страны многие узнали лишь из сообщений в СМИ о назначении министра энергетики. Его население составляет 55 тысяч человек и он - одно из 22-х "территориальных образований" Ханты-Мансийского автономного округа, расположенного на севере Тюменской области. Когалым - в переводе с хантыйского означает "гиблое место".

В 1975 году строители железнодорожной магистрали высадились в поселке под названием Когалым, в котором проживало около тысячи аборигенов. В 1978 году был образован Когалымский поселковый Совет, а в 85-м поселку присвоен статус города окружного подчинения.

Городской бюджет сравним, например, с бюджетом Ленинградской области. На гербе города изображен золотой медведь, сидящий в позе "лотоса", под ним - внушительных размеров черная капля, которая, по замыслу геральдиста, должна, видимо, символизировать нефтяное изобилие края.

Но не медведю же, испражняющемуся черным золотом, обязан Гаврин своей умопомрачительной карьерой? А чем, собственно, хуже мэр Лангепаса? Или Покачу? Или Урая? (Кстати, "Лукойл" получил свое название от слияния начальных букв этих городов - Лангепас, Урай и Когалым). Самое простое объяснение этому парадоксу, данное большинством СМИ: Гаврин - выдвиженец могущественной компании "Лукойл", - на мой взгляд, мало что объясняет. В конце концов нефтяная империя могла бы ради приличия предложить более известную в деловых и политических кругах фигуру. За этим назначением мерещится очередная кадровая интрига Абрамовича и Березовского, обычно лоббирующих на высшие государственные посты откровенно слабые кандидатуры (вспомним хотя бы, как БАБ истово проталкивал в премьеры "никакого" Рыбкина).

"Украинская мафия"

47-летний Гаврин - родом с Украины, уроженец села Орлово Мелитопольского района Запорожской области. Окончил Запорожский техникум электрических приборов, после службы в рядах Советской армии вернулся в Запорожье. Пять лет проработал контролером на заводе "Радиоприбор", затем решил перебраться в Киев, где устроился контрольным мастером в НИИ им. Мануильского.

К 30 годам он женился, его избранница носила изысканное имя Лаура Сократовна, а Гаврину приходилось довольствоваться более чем скромной должностью техника пусконаладочного управления № 427. В советские времена для мужчины со средним образованием, достигшего возраста Христа и не добившегося в жизни ровным счетом ничего, кроме руки Лауры, оставалась последняя попытка составить семейное благополучие - завербоваться на Крайний Север.

Гаврин заключил договор с нефтегазодобывающим управлением "Повхнефть", где проработал простым электромонтером с 1983 по 1988 год. Наверное, ему было суждено, отбыв на "северах" положенный для получения льгот срок и отложив на сберкнижку кругленькую сумму, купить домик в Запорожской области. Но вмешалась судьба в лице Семена Михайловича Вайнштока.

Они познакомились на работе. В 83-м Вайншток служил старшим инженером отдела материально-технического снабжения "Повхнефти". Он был и старшим по возрасту (на шесть лет) и выше по должности. В отличие от Гаврина за его плечами угадывалась Биография, о таких говорят: тертый жизнью. С 1974 по 1982 год Вайншток последовательно занимал хлебные должности главного инженера Черновицкой торгово-заготовительной базы и замдиректора Черновицкой оптово-розничной конторы объединения "Укрстройматериалы". Говорят, контрастной сменой климата Вайншток обязан ОБХСС, которая обнаружила в бухгалтерских документах его базы недостачу порядка нескольких сотен тысяч рублей. Итак, что же сблизило проворовавшегося завбазы с простым работягой? Возможно, они сошлись на любви к национальной кухне - горилке и салу. По слухам, Вайншток взял Гаврина под свою опеку, обратив внимание на красавицу Лауру.

1 января 1988 года в Когалыме было создано производственное объединение "Когалымнефтегаз", преобразованное спустя 7 лет в ОАО "ЛУКойл" - Западная Сибирь". Вайншток становится заместителем генерального директора по социальным вопросам этого предприятия. Его протеже также совершает карьерный прыжок: сначала Гаврин - инженер, затем руководитель группы по контролю за ресурсов, а с 89-го - председатель профкома "Когалымнефтегаза".

В 1993 году Вайнштока назначают генеральным директором АО "ЛУКойл-Когалымнефтегаз". Одновременно Гаврин занимает пост главы администрации Когалыма, на котором благополучно пребывал до последнего времени.

Зона "Когалым"

По сути, создал город и завел в нем свои порядки Вайншток. Гаврину оставалось лишь заботливо поддерживать и сохранять переданное. И честно говоря, это было не так трудно. Когалым - асфальтовая площадка пять на восемь километров, отрезанная от большой Земли непроходимыми болотами. Единственная дорога - бетонка, проложенная до Сургута, - контролируется вооруженными мордоворотами из Службы безопасности "Лукойла". Проезжающий автотранспорт шмонается почище, чем на израильско-палестинской границе.

В самом городе порядок наводит не милиция, не ФСБ, а все та же Служба безопасности "Лукойла". Порядок этот напоминает лагерный, или, как сказал в беседе председатель местного профсоюза авиадиспетчеров Александр Лебедев, "здесь царит 37-й год". Лебедев сообщил, что почти все телефоны в городе прослушиваются, и нам пришлось связываться глубокой ночью по какой-то "чистой линии". Вот что он рассказал:

"Вайншток пробурил здесь свои частные скважины, создал свою службу безопасности - своего рода штурмовые отряды компании, которые терроризируют весь город.

Например, сейчас выезд из Когалыма полностью заблокирован. Выпускают из города только тех, кто имеет охотничьи билеты и только в определенные часы. Со въездом те же проблемы: водители опасаются даже завозить продукты, поскольку продовольственный рынок в городе полностью контролируется дагестанкой группировкой, которая "делится" с мэрией.
У нас бытует такое присловье: "покинуть город в 24 часа". Человек, чем-либо не угодивший местной администрации, получает такое предупреждение и вынужден подчиниться, чтобы с ним и его семьей не произошло страшное. Людей выписывают из квартир в никуда, абсолютно игнорируя закон, человека могут лишить премии и даже посадить на 15 суток за то, что его собачка "сходила" на тротуар и т.д.

Мне известен один случай, когда сотрудник "Лукойла" осмелился пожаловаться на свое начальство и отказался затем покинуть город. На следующий день ему отрезали уши. И ни один судья, ни один журналист в городе не выступит против Службы безопасности. Лично я знаю несколько семей, которых выселили и которые сейчас вынуждены обретаться на болотах в сколоченных из ящиков хибарах".
Лебедев вкратце рассказал об изнанке этого "витринного" города "Лукойла". Внешне же Когалым выглядит вполне современным: трехзвездочный отель, фонтаны, современные офисы, спортивные сооружения. На их строительство ушло огромное количество денег. Один парадокс: в 1996 году администрация города нефтяников задолжала "Газпрому" 66 млрд. рублей. Похоже, это долг образовался искусственно, чтобы когалымское начальство смогло положить в собственный карман те же миллиарды.

Едва Гаврин заступил на пост мэра, он и Вайншток собрали, цитируя "Когалымские вести", "знаменательное совещание с участием нефтяников и городских властей, на котором решили начать проектные работы по строительству газопроводов". То есть руководители затеяли в прямом и переносном смысле карманный "газпром". Для этого "в кратчайшие сроки работники ТПП "Когалымнефтегаз" построили 26 километров газопровода диаметром 500 миллиметров от Южного Ягуна до города. Параллельно с этим прокладывали дополнительную ветку длиной в 6,5 км в направлении поселка индивидуальных застроек за рекой Кирилл".

В конце 98-го когалымский "газпром" заработал. Правда, ненадолго: трубы стали повсеместно лопаться без видимых на то причин. Так что позапрошлой суровой зимой жители города обогревались мазутом. Но Вайншток и Гаврин весьма существенно поправили свое материальное положение, заработав на этом "подряде", по оценкам экспертов, около 85 миллионов долларов.

"Триумфальная арка"

В декабре 1997 года Вайншток создает ОАО "Интерфест-М". (Наименование фирмы отчего-то совпало с известной организацией по проведению международных кинфестивалей.) В состав ее учредителей вошли первые лица "Лукойла", живущие неподалеку от Триумфальной арки, по адресу Кутузовский, 45: сам Вайншток, президент Алекперов, его зам по коммерции Виктор Федотов с дочерью Ольгой, зам по производству Равиль Маганов, 3-й зам Анатолий Барков и главный бухгалтер Любовь Хоба. На удивление всем в эту блестящую компанию затесался и Гаврин, занимающий совсем не престижное жилье на улице Молодежной в Когалыме.

Тем, что Гаврин вышел на "федеральный уровень", он вновь обязан Вайнштоку. Вместе они создают "куст" дочерних фирм "Интерфеста": ОАО "Полет", ОАО "Балтия-Интер", ОАО "АЛИС и НК", ОАО "Мифойл", ООО "Липрекс", ТОО "Хозбытобслуживание", ООО "Маркет-Юрсервис" и банк, их обслуживающий, - АБ "Инзер".

Так государственный чиновник Гаврин легально выступил в качестве бизнесмена, открыто нарушив закон о госслужащих. Но "Интерфест" стал его "Триумфальной аркой", через которую он победоносно въехал в столицу.

И последний важный вопрос, оставшийся без ответа: кто именно или какая структура поставила Гаврин во главе министерства энергетики?

Как известно, Вайншток стал президентом естественной монополии "Транснефть" исключительно по протекции члена "Семьи" Романа Абрамовича. Напомним, что в августе прошлого года в офис "Транснефти" на Большой Полянке ворвались вооруженные люди в масках, без лишних слов выкинули охрану из здания, а когда на место инцидента прибыл президент компании Дмитрий Савельев, его даже не пустили на порог. В тот же день Савельев в телеинтервью НТВ сообщил, что накануне ему звонил Абрамович, требовал освободить помещение по-хорошему, угрожая в противном случае "надеть наручники и предоставить самые комфортабельные нары в Бутырке".

Став президентом "Транснефти", Вайншток демонстративно дистанцировался от "Лукойла", заявляя в интервью: "Вчера я работал в "ЛУКОЙЛе" и максимально возможным образом обеспечивал интересы "ЛУКОЙЛа". Все, что можно было сделать для компании, я сделал. Сегодня я работаю в "Транснефти", в которой 75% акций и 100% голосов принадлежит государству. Поэтому сегодня я государственный человек. Я работаю на благо государства и делаю это с не меньшей энергией и добросовестностью".

На деле Вайнштоку пришлось обслуживать интересы "Сибнефти", получившей осенью прошлого года квоту на транспортировку по трубе иракской нефти. Интересы "Лукойла" отошли на второй, если не третий план. Доказательством тому является хотя бы тот факт, что 23 марта Центробанк лишил лицензии АБ "Инзер", учрежденный, как выше говорилось, руководством "Лукойла". Очевидно, глава "Транснефти" ведет сейчас собственную игру, точнее играет по правилам олигархов, близких к "Семье". По этой причине на место опального министра Калюжного был назначен не какой-нибудь "крутой" лукойловец, а мэр Когалыма - человек никому неизвестный, но абсолютно всем в жизни обязанный Вайнштоку.