Министр нападения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сергей Иванов атаковал главного военного прокурора

1118125763-0.jpg Министр обороны Сергей Иванов вчера дал настоящий бой главному военному прокурору генерал-полковнику Александру Савенкову. По сути, это первый в российской истории публичный конфликт начальника военного ведомства с главой ведомства, надзирающего за соблюдением законности в армии.

Генерал-полковник Савенков начал первым. 24 мая во время пресс-конференции, говоря о работе военных прокуроров в Минобороны, он заявил: преступность в частях и подразделениях не имеет тенденции к снижению. И вот глава военного ведомства спустя две недели решил прилюдно ответить служителю военной Фемиды. По словам министра, случаи гибели военнослужащих (не считая боевых потерь) снизились на треть. Медленно, но все же идет на убыль дедовщина — на целых 9% по сравнению с прошлым годом. И вообще, налицо как раз тенденция к снижению преступлений, в том числе и хищений.

Не согласен министр с прокурором и по конкретным уголовным делам. Например, с негативной оценкой оправдательного вердикта присяжных по делу Ульмана. Напомним: группа спецназа из трех офицеров и прапорщика расстреляла шестерых мирных чеченцев, выполняя, по их словам, приказ сверху. «Не понимаю, как можно говорить о том, что оправдание судом присяжных группы военнослужащих не имеет никакого отношения к правосудию, — сказал министр. — Для чего же тогда в нашей стране созданы и функционируют суды присяжных?»

Две недели назад генерал Савенков, выражаясь на современном сленге, «наехал» на военные комиссариаты, назвав их, по сути, прибежищем 18 тыс. бездельников. «На одного офицера приходится девять призывников. Такого «льготного» соотношения нет больше ни в одной военной организации», — возмущался прокурор. В то же время результатами эти организации не блещут: больше трети профессионалов, отобранных военкоматами в Псковскую дивизию ВДВ, контракты расторгли. В результате миллионы рублей затрачены впустую. Министр вроде бы признал, что в военкоматах коррупция есть и среди военнослужащих, и среди военного персонала. «Те военкоматы, которые призывают на службу несколько десятков призывников в год, будем закрывать», — сказал г-н Иванов. Зато другие комиссариаты, добавил он, будут, напротив, укрупнятся.

Сергей Иванов дал понять, что вопрос штатной численности военкоматов вообще не входит в компетенцию прокуратуры. Это дело Генштаба. И тут же посоветовал прокурорам посмотреть на свои штаты — на сотню офицеров у них приходится один генерал. Чем не «льготный» штат?

Что касается контрактников, то все обязательства Министерство обороны, по словам г-на Иванова, выполнило. Проблемы с набором, признал министр, есть, но не такие, чтобы подвергать сомнению целесообразность перевода частей на контрактную основу.

Дальше министр начал определять «правильный» фронт работы главного военного прокурора. Сегодня к различным российским ведомствам прикомандировано около 5 тыс. военнослужащих — в основном полковники и генералы, и эту практику надо кончать, возмущался Сергей Иванов. Если ведомство, которому действительно нужен военный специалист, приглашает офицера, то он должен, как депутаты Госдумы, приостановить военную службу и получать не денежное довольствие от Минобороны, а заработную плату от приютившего его ведомства. Между строк легко читается истинный смысл пассажа министра: вот куда бы обратить свой взор блюстителям закона.

Г-н Иванов попенял военным прокурорам по поводу того, что они присваивают себе результаты работы финансовой инспекции Минобороны и инспекции тыла вооруженных сил. По его словам, практически 100% случаев хищения военного имущества и денежных средств вскрываются не благодаря военной прокуратуре, а в результате внутриведомственных ревизий и контрольных процедур. Военные фискальные органы тесно взаимодействуют с военной контрразведкой — отсюда и результат. Зато в военную прокуратуру материалы направляются лишь «в случае появления серьезных оснований». Да и то значительная часть этой информации «не реализуется и не доводится до суда». Как бы подтверждая действенность собственных контрольных органов, Сергей Иванов сообщил, что на днях подписал приказ об увольнении из вооруженных сил заместителя председателя Российской оборонной спортивно-технической организации (РОСТО), прикомандированного к этой организации, — полковник за взятки продавал военную технику на гражданку.

Особенно задел самолюбие министра упрек генерала Савенкова по поводу назначения одним из советников главы военного ведомства адмирала Геннадия Сучкова. Бывший командующий Северным флотом был осужден условно после гибели подводной лодки, буксируемой на разделку, и девяти человек ее временного экипажа. Оказывается, прежде чем назначить побывавшего под судом адмирала, Сергей Иванов сам звонил Александру Савенкову и спрашивал, возможно ли такое назначение. Если верить министру, главный военный прокурор ответил утвердительно, а потом публично назвал назначение «абсолютно не отвечающим задачам правосудия».

Министр подловил главного военного прокурора на неправде. Г-н Савенков говорил о назначении на вышестоящую должность генерала Комиссарова, совершившего авиационную аварию. Министр же сказал, что генерал, напротив, был понижен в должности.

Заметим: военный прокурор отчитывается перед общественностью ежегодно, и каждый раз «вываливает» огромное количество неудобных для военного ведомства фактов. Но никогда прежде не было столь бурной реакции министра обороны. Как говорят в коридорах Минобороны, вчерашняя заочная стычка наглядно демонстрирует обострение борьбы за влияние различных групп внутри самого Минобороны [...]

Николай Поросков

Оригинал материала

«Время новостей»